Небо на плечах (СИ), стр. 19

Потом потребовалась нянечка для мелкого - на новом месте малыш начал капризничать. К счастью, у Руса было несколько сестер. Потом им надоело сидеть взаперти, но тут уж я ничего не мог поделать - выпускать их за территорию до выяснения всех обстоятельств я опасался. От сидения в четырех стенах Наташку обуяла жажда деятельности - ее звонкий голос то и дело раздавался из самых неожиданных помещений. О постоянных спорах с китайцами на тему ведения хозяйства вообще молчу.

Венцом моего терпения стал ужин с Бушариным, который так рвался увидеться с Натальей, что заявился, едва мы сняли карантин.

- Ой, Александр Леонидович! Да вас совсем не узнать! Так вы тоже в столицу вслед за Егором перебрались? - обрадовалась подруга знакомому лицу.

- Да, Наташенька! Вот... сподобился. Соболезную вашей утрате.

- Спасибо, очень любезно с вашей стороны. А у вас, я смотрю, в гору дела пошли? Выглядите гораздо лучше, посвежели!

- Да, мы тут...

- Саня! Опять ты вилку в правой руке держишь! Быстро поменяй! Извините, Александр Леонидович, за детьми все время глаз да глаз нужен. Так что у вас?

- У нас с Егором и Борисом...

- Лена! - это нянечке, которая кормила в сторонке мелкого Ивана, - Ваня неправильно держит ложку, поправь! Извините еще раз, так что с вашими опытами? - опять обернулась она к Бушарину. - Я помню, вы когда-то вечный двигатель с Егором изобретали.

- Вечный двигатель? - обескуражено переспросил проф.

- Ну, или что-то в этом роде. Я же все равно в этом ничего не понимаю! И как, удалось?

- Нет, вечный двигатель - не удалось. Но мы... - сделал Бушарин еще одну попытку заинтересовать Наташку своими успехами.

- Саня, не горбись! - уверен, проф в этот момент возненавидел всех детей разом, - Сколько можно говорить: нельзя горбиться за столом! Погляди: его светлость намного тебя выше, но держит спину ровно!

- Наташ! Давай парня воспитывать в другой раз! - уже я не выдержал этих бесконечных замечаний.

- Ой, простите! Просто здесь все свои... Так, значит, вечный двигатель не удалось? Жаль. Но не отчаивайтесь, Александр Леонидович! Найдете нормальную работу, опять детишек пойдете учить, в Питере же много училищ и школ! Всё у вас сложится!

Ученый с прогремевшим по всему миру именем, чьи труды как раз сейчас переводились на несколько языков, тот, кто после долгих уговоров, в том числе и моих, снисходительно согласился прочитать курс лекций в столичном университете, кому ежедневно приходили мешки предложений, разбираемых троицей ассистенток, не сразу нашелся, что ответить на это пожелание. Впрочем, природная вежливость не смогла ему изменить:

- Спасибо, Наталья Сергеевна, вы очень добры. - больше проф беседовать с Натальей не стремился.

Неловкое молчание сумел разбить Борис, переведя разговор на московские новости, все-таки у нас всех немало там знакомых осталось, так что разговор худо-бедно возобновился. Правда, опять же, постоянно прерывался Наташкиными окриками на детей, от которых мы все, уже не скрываясь, морщились.

- А кто у тебя смотрит за хозяйством в целом? - спросила Наталья меня чуть позже.

- Ли и Ван. В основном - Ли, Ван только за еду отвечает. - Только сейчас обратил внимание, что при застольной беседе подруга вчистую игнорировала Бориса.

- А как ты их контролируешь?

- Выдаю деньги на хозяйство, обычно они укладываются. В крайнем случае, подходят и просят еще - иногда ведь траты посерьезнее бывают. Но тогда объясняют на что.

- Так ведь это же непаханое поле для воровства!

- Наташ! - Я попытался ее успокоить. - Недельная сумма не с потолка взята. А если сумеют сэкономить десятку-другую, так и бог с ними! А платим мы им столько, что воровать просто смысла нет.

- Нет, так не годится! Давай я этим займусь, все равно сейчас свободна. У вас наверняка расходы завышены - что вы, парни, понимать в этом можете! Да и их выбор приходящей прислуги мне не нравится - одни китаёзы вокруг!

Поначалу мы пытались нанимать русских. Но они почему-то каждый раз считали, что подчиняться приказам азиатов не входит в их обязанности, начинались склоки и скандалы, которые мы однозначно решали в пользу своих. Ни один имперец не продержался больше недели даже при вполне приличной зарплате. Так что наём китайцев оказался выходом из положения - уж те-то против Вана и Ли пикнуть не смели и готовы были работать на куда как более скромных условиях. Наташка, понятно, этого не знала, но мне в принципе не понравилась постановка вопроса. А она, не подозревая о моих мыслях, продолжила:

- К тому же, что может эта узкоглазая немощь наработать?

- Наталья!!! - вилка смялась в моих пальцах, - Помолчи, пожалуйста!

Концовка ужина прошла в благословенной тишине, если не считать стука приборов и лепета мелкого.

Извинившись перед сотрапезниками, утащил подругу в кабинет. Наверное, нам с Бушариным именно такая прививка и нужна была - больше иллюзий на Наташкин счет мы не питали. Вся ее доброта и свет растерялись где-то за сытой жизнью, а взамен откуда-то выплыли мелочность и недалекость.

- Егор, я что-то не то сказала?

- Ната, "то" - ты только молчала! Ты за пару часов умудрилась походя оскорбить всех в доме. И в первую очередь меня как хозяина. Я тебя очень прошу, если тебе вдруг еще придут в голову идеи, обсуди их сначала со мной наедине! И еще: одно из двух! Или твои дети умеют себя вести за столом и едят со взрослыми вместе, но ты тогда их промахи не комментируешь и тем более не орешь на всю комнату. Или они питаются отдельно, а ты их контролируешь, как считаешь нужным. То, что было сегодня - неприемлемо!

- Ты стал злым! - обвинила она меня.

- Наташа! Бушарин - ученый с мировым именем! Почти все энергоблоки в стране производятся по его схеме. Меня упрашивали, чтобы я уговорил его прочесть хотя бы курс лекций в универе. Понимаешь - хотя бы один курс! Уже записалось более трех тысяч человек! Его ты послала учить детей в школу! Ван и Ли давно не выкупные, к тому же они принесли мне присягу, им просто в голову не придет что-то украсть! Но нет, ты упорно обвиняешь их в воровстве! Не первый раз уже, между прочим. Борис - сын Ярцева Льва Романовича! Знаешь такого? - Наталья судорожно кивнула. - Свой первый миллион он заработал в семнадцать, сейчас у него их десятки, а благодаря нему - у меня - сотни! Но при этом ты уверена, что мальчишки не знают расходов! Ната, это не я стал злым, это ты себя просто во всей красе показала!

- Но я же...

- Ради бога, молчи! Ты сегодня уже наговорила! Завтра приедет Бронислав и привезет новости. Пожалуйста, посиди денек тихо! Я уже устал перед всеми за тебя извиняться!

- Я... Прости меня! - Наташка выскочила за дверь, а я вернулся в столовую проводить профессора после испорченного вечера.

Новости из Москвы всю неделю поступали противоречивые. Как и Наташка, я с трудом представлял, чем мне может навредить дело об убийстве купца, да и картинка постоянно не складывалась, но совету быть осторожным внял и тщательно вбил его в головы своих подчиненных. И то, что они нарыли, мне не понравилось: прямой связи со мной не было, но возможность надавить на меня у кое-кого появилась.

- Как видишь, твоего мужа и впрямь убили по заказу, - пригласил я Наталью, выслушав отчет Костина-младшего.

- Кто? - выдохнула вдова.

- Сушкин Трофим Геннадьевич. Тот самый Трофим, что единственный нормальный из всей своры - я правильно цитирую? Сначала его, а потом твой управляющий - бывший уже, и душеприказчик по завещанию Ивана.

- Но почему?!

- Банальные зависть и жадность. А еще - возможность, как ему казалось. Это мы с тобой знаем, что Иван знал. Даже если не верить тебе - не мог он не догадываться, что Ваня не его сын, лично мне сразу бросилось в глаза сходство малыша с Гришкой. Но твои слова подтвердились - вот выписки из медицинской карточки Гавриленкова, тогда еще Гавриленко, бесплодие прописано черным по белому. И эта запись сделана задолго до вашей свадьбы.