Скорпион его Величества (СИ), стр. 60

Мы выбрали мне темно-зеленный костюм из бархата, расшитый золотом, как мундир наполеоновского генерала. Пришлось смириться. Здесь, как и всюду встречают по одежке. К нему Эрна пыталась заставить купить меня красную шелковую рубашку с большим отложным воротником, но я не собирался становиться цыганским бароном и выглядеть пугалом на балу. Сиять, как светофор и привлекать лишнее внимание. Поэтому выбрал белую с манжетами, выглядывающими из обшлагов рукава. Мои муки продолжались около часа, в течении которых Эрна и Рабэ, у который я предварительно убрал синяк под глазом, заставляли меня примерять то одно, то другое.

После магазина меня под конвоем девушек отвели опять в гильдию, и они же сказали мне находиться здесь до вечера, пока за мной не зайдет мастер Гронд. Затем уселись на стулья и стали меня нагло рассматривать, словно я был скульптурой или, на худой конец, картиной.

- Вы чего расселись? - мне стало смешно, старик приставил ко мне сторожей или сторожих так будет правильнее.

- Нам велено смотреть за вами в оба глаза, - ответила за обеих Рабэ. -Кроме того, Вы такой красивый, что я не могу глаза оторвать, - чертовка принялась за свое снова.

Почему-то, совсем не к месту, подумал, глядя на ее, такое обманчиво детское личико, зачем демонам человеческие души? Но как-то за делами забывал ее об этом спросить. То одно мешало, то другое, но не спрашивать же об этом при Эрне, та с ревностью уставилась на служанку. Ага! Понял я. Это она ей мстит за разбитый нос и новое платье. Я мог бы гаркнуть и обе тут же исчезли бы из комнаты, но вот не хотел применять власть господина и все. Сам после общения с Шизой размягчел и подобрел.

- У меня другое предложение, - улыбнулся я с видом искусителя. - Я дам денег, и вы пойдете купите Рабэ платье, а Эрне… - я замялся.

Но девушка тут же подхватила:

- Сапожки.

- Сапожки! - подтвердил я. Деньги улетали, как сгорающие дрова в паровозной топке. Сразу вспомнил слова любимой тещи: «на то они и деньги, зятек, чтоб их тратить». Глубокомысленное замечание, когда тратишь не тобой заработанное.

Пока у меня было время, я хотел потратит его с пользой. Сгонять в степь и посмотреть, как обстоят дела у моего воинства. Орки ребята боевитые, но скучать не любят. Просто сидеть на одном месте не будут, и снова разбегутся по своим «улусам», собирай их потом. У меня, к моему стыду, не было четкого проработанного плана, что с ними делать. Куда направить энергию этих тысяч фанатичных воинов. Пахать они не умели. Строить тоже. Оставалось только воевать. Но с кем им сражаться? Я не Атила, и не Чингисхан, чтобы вести орду до последнего моря. Я - простая жертва обстоятельств, заброшенная сюда не по своей воле и взваливший на себя тяжеленный груз, приняв образ духа из пророчеств. Дабы просто решить свои мелкие личные задачи. Но ставший силой тех же обстоятельств предводителем фанатиков. Не желая того, покусился на власть смотрителей за миром, и наживший в их лице врагов. Я все больше и больше убеждался, что я, был, есть и останусь чужим для этого мира. Уйти в открытый мир и все бросить, тоже не выход. Там тоже не мой мир. На сегодня у меня сложилось шаткое равновесие, которое заключалось в том, что я балансировал между ними. Между магическим миром и космосом. В этаком ничейном почти виртуальном пространстве, не давая возможности обоим системам ухватить меня покрепче и прибить. А они к этому стремились. Я ощущал себя вирусом, за которым охотились, так как видели во мне угрозу существования организма.

Выбор у меня был не велик. Можно попробовать спрятаться и затаиться до времени, замаскировавшись под клетку организма. Но как это сделать не представлял? Кроме того, предполагал, что тот неведомый творец может не позволить мне бездействовать. У него были свои планы, и мне было в нем определено свое место. Меня снабдили талантами в виде симбионтов не за красивые глаза и вытащили на пути к «тому свету», не для того, чтобы я зарылся в песок и спрятался. Все чаще на ум приходили строчки из земного писания.

Про нерадивого работника. Ему дали талант, а он закопал его, за что был наказан. Так что мне, по-видимому, придется выбирать между молотом и наковальней. Огорчало меня во всей это истории и то, что могут пострадать люди и не люди, которые доверились мне, не зная, что за жизнь мне уготована. Та же невеста, к примеру, или вассалы. Они уязвимы в первую очередь.

Но один я в поле не воин, мне нужна команда, мне нужны воины и власть.

Вот! Как бы я не размышлял о своем будущем, всегда возвращался по кругу к одному и тому же выводу. Спрятаться не получиться. А, чтобы преуспеть, нужно действовать решительно и дерзко. Я был, как мудрая сова из анекдота, что давала мышам совет стать ежиками, чтобы лисы их не сожрали. И на второй вопрос, как стать ежиками, ответила просто шедеврально: «я занимаюсь стратегией, а не тактикой». Вот и я стратег. Что надо предпринять, знаю. А как это сделать? Нет.

Шиза в это время определяла координаты переноса из столицы на спутник. Брык искал Грыза с его воинством, а я занимался тем, что гонял мысли по кругу.

Неожиданно подумал, что четко уловил разницу подходов нехейца и землянина, к проблемам.

Нехеец не мучился сомнениями. Он просчитывал быстро варианты и избирал лучший, пусть даже кажущийся, на первый взгляд абсурдным, путь. Он мог для достижения цели положить тысячи невинных, если считал, что так будет лучше.

Землянин был сентиментален и добр, он не мог с этим смириться, кроме того у него жило внутреннее понимание что такой подход даст только временное преимущество, а в длительной перспективе ведет в тупик и к поражению. Нехеец, ограниченный рамками одного мира был идеальным тактиком способным мгновенно решать возникающие проблемы, но не видел всей полноты картины. Глухов не мог так быстро и умело разобраться в сиюминутности, он просто терялся, за то видел дальше и мог планировать на годы и десятилетия. Но пока эти две стороны моего я окончательно не слились. И часто Глухов не понимает Ирридара, а тот не понимает Глухова.

Да! В этом все дело, нехеец местный и принимается магическим миром, как свой, родной, моя земная натура им отвергается, как чужеродная по ментальности. По подходу к решению задач. Он вычисляет меня по возмущениям в инфосфере планеты и атакует, как атакуют иммунные клетки бактериофага. С другой стороны, я свой в открытом мире, а нехеец - чужой.

И как быть? Об этом стоило подумать основательно.

Додумать мне не дали.

- Ирридар, пришло срочное сообщение от Демона, - сообщила Шиза.

«Дух, срочно отправь шифровку по указанному мной адресу». Затем шел набор символов и подпись: «Демон».

- Почему сама не отправляешь? - спросил я.

И получил ответ, который мне не понравился.

- На спутнике поменяли коды доступа для входа в систему. Тот, кто это сделал, воспользовался преимущественными правами.

- У нас что, нет больше доступа на спутник и возможности использовать его?

- Доступ есть через искин дополнительного оборудования, кроме того в системе наш «крот» Брык, который передал мне коды доступа, - ответила Шиза.

- Так в чем же дело? - я не понимал возникших трудностей, - новый код доступа известен. Вводи и отправляй шифровку.

- Проблема в том, что любая отправка сообщения с главного искина станции или вход в систему через него, могут осуществляться только с разрешения центрального узла связи сектора. Кто-то все спутники в системе переподчинил одному центру и отслеживает все, что происходит в закрытом секторе. Я думаю, они кого-то ищут, Ирридар. - сказала она.

- Ты думаешь, что ищут нас?

- Нет. Думаю, они ищут Демона. Не зря он прячется.

- Мне надо подумать, - сказал я и задал вопрос который был очевиден. -Они могли перехватить послание Демона нам?

- Нет, передачу информации я перевела с самого начала на искин двигателей коррекции. Внутри сектора это безопасно. А вот выходить на сервера в открытом мире нельзя. Думаю, что все сигналы, исходящие отсюда, перехватываются. Мы рискуем тем, что сюда прибудут специалисты и разберутся, что на спутник было осуществлено несанкционированное проникновение.