Скорпион его Величества (СИ), стр. 34

- Пшли прочь! - презрительно проговорил дознаватель, словно прошипел. Какие-то босяки осмелились заступить ему путь. Завтра он вызовет смотрящего порта Рамзгана. Стрясет с него пять золотых и заставит приползти эту шваль к нему на коленях.

Двое метнулись к дознавателю. Один ударил ногой в живот и, не ожидавший атаки Черда согнулся, задохнувшись от боли. Сильные руки скрутили его, зажали нос и рот.

Дознаватель замычал, задергался в руках, но ничего сделать не мог. Он забился, пытаясь вырваться и вздохнуть, но безуспешно. Последняя мысль, которая промелькнула у него в голове была: «сволочь Парну, подослал своих»…. Затем ужас от приближения удушья и смерти, захлестнул его. Он громче замычал, забился, пытаясь вырваться из последних сил, и обмяк.

Его еще пару минут подержали и осторожно положили на мостовую. За тем тени растворились в сумраке наступающего позднего вечера. После их ухода из темного угла вылезла нищенка калека и подползла к телу, жадно обшарила его, открыла сумку и, забрав все ценное, уползла прочь. В это же вечер у себя дома повесился Маркон. Предварительно зарезав жену и ее любовника, застав их дома вместе. Такова была официальная версия происшествия.

В трактире расположенного у самого причала, в любимом месте моряков и барыг сидел хмурый Борода. Напротив него расположился его товарищ, с которым они начинали свое дело, сойдя на берег. Бывший боцман и командир абардажников Регул.

- Жих! Дело темное. Убийство Бича взяла в свои руки «охранка».

Так на своем сленге бандиты и воры в империи называли Приказ Следящих. Который занимался особо важными государственными делами. Попасть к ним в руки для бандитов было поездкой в один конец. Ни кто кого схватили и отвезли в крепость в черном возке с гербом оскалившегося пса, обратно уже не появлялся. Связываться с агентами охранки бандиты не решались и старались держаться от них подальше. От простых дознавателей можно было откупиться золотом или информацией. От этих псов спасения не было.

- Ищут бабу что убила его. Ты представляешь что теперь будет?

- Не суетись, Регул. Как ее свяжут с нами? Кроме тебя и твоих ребят ее никто не видел. Мало ли, какие старые обиды могли тянуться за Бичем. Он же авторитеты не признавал. Неизвестно, откуда пришел и стал всех расталкивать. Кроме нас он подвинул еще четверых. Может еще все обойдется. И потом что ты с ней сделаешь? Сдашь той же охранке? Так нас всех засунут в повозку и обратно мы уже не вернемся. Ты этого хочешь? - прожевав кусок лепешки смоченной в вине, - ответил Борода.

Я хочу тебе сообщить новости, - невесело улыбнулся Регул. - В подворотне задушили рена Черда. Старая Зия видела это своими глазами и рассказывала по пьяни на пирсе грузчикам. А вечером ее не стало.

- И что? - не понял намека Жих, уставившись на друга.

- А то, что Черда сначала вел дело об убийстве Бича, потом пожаловал сам Живодер и забрал у них это дело.

Борода стал хмурым, как промерзлая поздняя осень. Его лицо помрачнело и он задумался. Живодером звали начальника тайной стражи порта Ридрика тан Парну. Те, кто побывал в застенках крепости и вышли оттуда, вспоминали с содроганием пьяные ночные приходы в тюремные подземелья семейки барона.

Он с женой и сыном брали кнут и стегали заключенных, не обращая внимания, живы они или нет Его жена с удовольствием оскопляла собственноручно тех, кто недостаточно громко кричал. Женщинам она острым ножом оставляла глубокие порезы на лице. Особенно тщательно она это делала, если та была привлекательной. Сама она была похожа на сушенную рыбу, с таким же выпуклыми невыразительными рыбьими глазами. Лицо ее словно застывшая маска, оживало только при муках, которые испытывали истязаемые ею узники.

- Я боюсь тану, - наконец, вымолвил он. - У тебя есть предложение? - он с надеждой посмотрел на бывшего абардажника. Хитрый, ловкий тот занимался акциями устрашения, защитой интересов их банды и набирал себе бойцов.

- Есть! - ответил Регул. - Тана любит пить цвар, подсыпь ей сонного зелья сегодня в кружку, но сначала смешай его с медом из Ламыхи. Мед из этого растения заглушал любые посторонние привкусы и разобрать что подсыпано в напиток было весьма трудно. А тана любила пить цвар с медом.

Борода взял баночку и согласно кивнул.

- А потом что? - спросил он.

- Потом ночью мы погрузим ее на корабль, идущий к Острову, и я своих ребят отправлю к крабам. О том, что с нами была убийца Бича, будем знать только ты и я. - Он посмотрел на Жиха, и от его взгляда торговец поежился.

Вирона сидела все дни взаперти. На акцию ее вывезли в повозке и после того, как она уничтожила конкурентов, девушка снова спряталась ото всех в цоколе лавки Жиха. Ее боялись и были с ней вежливы. Она же считала дни до появления Фомы. Его появление не останется не заметным и соглядатаи Жиха обязательно про него узнают. Тогда она примет решение, как поступить дальше. Пока твердо оформленного плана у нее не было. Было желание поймать предателя, обосновавшегося в поместье, но у нее было мало фактов, для выводов, кто это мог быть. Она рассеяно взяла с подноса стакан цвара, вдохнула аромат напитка и пригубила. «Неповторимый вкус у этого напитка», -с удовольствием делая еще один глоток, подумала она. И сразу раздался сигнал тревоги. Нейросеть выделила опасный ингредиент, но не блокировала его действие. Ее глаза стали слипаться и очертания комнаты размываться. Она упала на кровать и цвар вылился на пол из перевернувшейся кружки. Перед глазами замаячило чье-то лицо, которое она не могла узнать и уже засыпая услышала.

- Ты сколько высыпал порошка?

- Все.

- Борода, ты старый идиот, она же может не проснуться.

- Да и шут с ней. Хлопот меньше.

Возвращение в Азанар

После победы над сивучами, я оставаться в степи не стал. Грыз должен был собрать войско из тех, кто нему присоединиться и ждать в готовности, чтобы идти походом на следующих предателей. Мне нужно было боеспособное войско, а не орда оголтелых фанатиков. Ему был дан строгий наказ сформировать войско Худжгарха из четырех частей - центр, полк левой руки, полк правой руки и резерв. После этого отрабатывать тактику охвата противника и окружения. Я заметил, что орки в окружении дерутся гораздо хуже, чем лицом к лицу. Кроме того, мое войско было, если можно так выразиться, престарелым. Опытные надежные бойцы, у которых со временем сформировалась своя философия, но не способные к длительной схватке. Поэтому им нужна была новая тактика, которая давала возможность лучшим образом использовать их достоинства и покрывать недостатки. В борьбу за передел угодий Свидетели не включились, встав над схваткой. А по степи уже бушевали многочисленные схватки родов. Племена снимались с места и шли отхватывать свой кусок пирога, спеша, не опадать к дележке. Но мне до этого не было ровным счетом никакого дела. Мне нужно возвращаться в Азанар и готовиться, отправляться в столицу.

Появился я у себя в комнате уже под вечер и сразу направился на ристалище, потренироваться просто как человек своими силами, без превращений и применения магии. Но у факультета «красных» меня перехватил маг и десять стражников, что вышли из портала и перегородили мне путь.

- Студент Аббаи? - спросил маг.

- Барон тан Аббаи Тох Рангор, - несколько высокомерно ответил я. Мое положение полного барона позволяло мне делать замечания магам академии. Уменьшение имени и игнорирование моего благородного звания можно было принять за оскорбление. Чтобы тебя уважали, нужно иногда лезть на рожон, это я хорошо понимал. Уверен, всем магам уже известно, что в академии учится не сын барона, а настоящий барон. И маг, остановивший меня, это должен был знать. Но сознательно пошел на обострение. Почему? Этого я не знал.

Маг на мои слова только снисходительно поморщился и, посмотрев на меня ледяным взглядом произнес. - Вы арестованы!

Сказать, что я был удивлен, это сказать неправду. В последнее время меня часто преследовали аресты, допросы и следом за ним вербовка в агенты. Словно свет клином сошелся на моей кандидатуре.