Таркин, стр. 53

Увидев меня, сидящего скрестив ноги на Шипе с виброкопьем за спиной, они начали возбужденно прыгать и кружить вокруг, неуверенно ворча и, возможно, ожидая указаний от Повелителя. Лишь один Хвост просто сидел на корточках, наблюдая за мной и общаясь с членами своей шайки щелкающими звуками. Наконец появился Повелитель, и я, к своему удивлению, почувствовал в его взгляде не только ярость, но и злость, что ему в столь раннюю пору приходится отстаивать свое главенство. Мне пришла в голову мысль, что, возможно, некоторым моим предшественникам удалось выжить, убив доминирующего вирмока в предположении, что это остановит остальных. Но я сомневался, что подобное сработает, учитывая, что Хвост только и ждал возможности захватить власть.

Будто решив, что он способен одной лишь силой своего голоса сбросить меня с того места, где я сидел, Повелитель рявкнул громче, чем все остальные, вместе взятые. В конце концов, именно на нем лежала задача разделаться с незваным гостем. Но прежде чем он успел что-либо предпринять, Хвост издал очередную серию щелчков, и его приспешники устремились в атаку на Шип со всех сторон, царапая вулканическое стекло смертоносными когтями, от скрежета которых меня пробирала нервная дрожь. Словно пытаясь отвлечь мое внимание, некоторые делали ложные выпады, пока другие подпрыгивали настолько высоко, насколько позволяли их ноги. Они рычали и скалили большие треугольные зубы, но я не поддавался страху. Более того, происходило нечто необычное — атаки приспешников Хвоста носили хаотичный характер, ничем не напоминая их хорошо скоординированные действия, которые я наблюдал во время охот. Возникшая суматоха привела Повелителя в ярость. Отчаянно пытаясь восстановить порядок, он начал колотить молодых самцов, которые то нападали, то отступали, то пытались вскарабкаться по стеклу. У некоторых пошла кровь, но справиться с ними ему все равно не удавалось.

Внезапно Хвост издал низкий, мелодичный вой, и молодые самцы, все как один, набросились на Повелителя, движимые общей целью. Несколько мгновений старый вирмок пребывал в замешательстве, словно всеобщая атака нарушала их кодекс поведения, некий свойственный их виду этикет. Однако он быстро сообразил, что ему приходится драться за собственную жизнь, и начал яростно защищаться, убив троих молодых самцов, прежде чем его наконец одолели остальные. И все это время Хвост даже не пошевелился.

— Убийство, — сказал Вейдер. — С отвлекающим маневром в вашем лице.

— Возможность, которой они давно ждали, — кивнул Таркин.

— А что стало с претендентом — Хвостом?

Таркин тяжело вздохнул:

— Я дал вирмокам немного времени на прославление нового предводителя, а затем метнул копье и убил его на месте. С тем же успехом я мог сбросить на холм бомбу. Еще мгновение назад молодые вирмоки не знали, что им делать после победы над Повелителем, а теперь они вели себя так, будто понятия не имели, куда податься. Без предводителя, истинного преемника, они впали в безутешное горе, почти настоящее отчаяние. Упав на животы, они смотрели на меня с покорным ожиданием. Я им не доверял, но у меня не было иного выбора, кроме как спуститься с Шипа на заходе солнца, и когда я прошел среди них, чтобы вытащить копье из недвижного тела Хвоста, никто из них даже не зарычал, и они, по сути, следовали за мной по склону холма.

— И какова была реакция вашего деда? — спросил Вейдер.

— Джова сказал, что рад видеть меня целым и невредимым, особенно потому, что он и остальные побились об заклад, что мои кости лягут рядом с костями моих предков. — Помолчав, Таркин добавил: — На следующее утро стая вирмоков покинула холм и Шип. Они ушли с плато, и никто их больше не видел.

— Они так и не поняли, какую судьбу навлекли на себя, обратившись против своего предводителя, — сказал Вейдер.

— Именно.

— Значит, вы — последний Таркин, прошедший испытание?

— Конкретно это испытание — да, — кивнул Таркин.

Они уже дошли до челнока. Таркин проводил Вейдера до подножия трапа.

— Счастливого пути, владыка Вейдер. Передавайте от меня привет претенденту.

— Обязательно, губернатор Таркин.

Быстро кивнув и взмахнув черным плащом, Вейдер скрылся в люке, а Таркин направился на командный мостик звездного разрушителя.

21. РАЗВЯЗКА

«ЗАВОЕВАНИЕ», звездный разрушитель типа «Секу-тор», занимал стационарную орбиту над вторым доком имперских верфей на Кариде, примерно в полумиллионе километров от одноименной планеты. Находившийся на мостике вице-адмирал Рансит принял доклад от капитана корабля:

— Сэр, «Гиблый Шип» вернулся в обычное пространство, пеленг ноль-ноль-три относительно эклиптики. Цель взята на прицел, параметры стрельбы рассчитаны, все батареи по правому борту ждут приказа.

Рансит в последний раз взглянул на мириады кораблей, составлявших ударную группу, и повернулся к иллюминатору.

— Приготовьтесь стрелять по моей команде.

— Жду приказаний...

— Отставить! — прогремел голос из задней части мостика.

Одновременно повернувшись, Рансит, капитан и несколько находившихся поблизости офицеров и техников увидели быстро шагающего по галерее Дарта Вейдера в развевающемся за спиной плаще, а следом за ним — отряд вооруженных штурмовиков.

— Владыка Вейдер? — с неподдельным удивлением спросил Рансит. — Мне не сообщили, что вы на борту.

— Специально, вице-адмирал. — Вейдер повернулся к командиру корабля: — Капитан, прикажите вашим техникам просканировать «Гиблый Шип» на предмет наличия живых существ.

Капитан взглянул на Рансита. Тот с некоторым сомнением кивнул:

— Делайте, как он сказал.

Остановившись посреди галереи, Вейдер упер в бока руки в перчатках:

— Так что там, капитан?

Капитан, смотревший на консоль из-за плеча одного из техников, выпрямился:

— Сканеры не обнаруживают никаких признаков жизни. — Он в замешательстве посмотрел на Рансита: — Сэр, корвет пуст и, похоже, управляется автопилотом.

— Но этого не может быть, — покачал головой Рансит.

Вейдер взглянул на него:

— Ваши сообщники бросили корабль перед тем, как он ушел в гиперпространство, вице-адмирал.

Недоумение Рансита сменилось тревогой.

— Мои сообщники, владыка Вейдер?

— Не притворяйтесь, будто ничего не знаете. Весь этот маскарад с самого начала был вашей идеей.

Рансит стиснул кулаки, играя желваками на скулах. Капитан и остальные обеспокоенно переглянулись. Рансит двинулся к одному из передних кресел, но Вейдер поднял руку и сжал кулак.

— Оставайтесь на месте, вице-адмирал. — Вейдер нацелил палец на капитана: — Прикажите командирам ударной группы отменить боевую готовность.

Кивнув, капитан направился к пульту связи:

— Незамедлительно, владыка Вейдер.

Вейдер снова повернулся к Ранситу:

— Вы заключили сделку с несколькими своими бывшими агентами разведки. Недовольные рядом событий, случившихся в конце войны, они искали способ отомстить Империи, и вы им его предоставили. Вы дали им доступ к конфискованным технологиям и облегчили похищение корабля губернатора Таркина, заманив его в ваш заговор с поддельными голопередачами. Вы снабжали их тактической информацией, став в итоге причиной разрушения имперских баз и гибели тысяч их работников. — Вейдер прошелся до иллюминаторов и вернулся назад, остановившись в метре от Рансита. — Вы заверили своих сообщников, что они смогут нанести удар по Кариде и продолжать терроризировать Галактику. Но на самом деле вы планировали их предать, позаботившись о том, чтобы в живых не осталось ни одного свидетеля вашей измены. Предсказав, где они должны появиться, и положив конец их кампании, вы заслужили бы одобрение Императора и... и чего еще, вице-адмирал? Чего вы, собственно, надеялись добиться?

Во взгляде Рансита внезапно вспыхнула ненависть.

— И вы еще спрашиваете?

Вейдер долго молчал, затем издал нечто похожее на смешок:

— Власти, адмирал? Влияния? Возможно, вы просто считали, что вам тоже следовало присвоить звание моффа?