Таркин, стр. 48

Сидиус сидел в простом кресле на достаточном отдалении от кругов света. По одну его сторону расположился дроид 11-4D, а по другую, чуть позади, — визирь Мае Амедда. Напротив него стояли у резной каменной двери двое императорских гвардейцев.

Куривар по имени Браккия был агентом имперской разведки на Меркане; человек по имени Стеллан — его начальником-офицером из Имперской службы безопасности на Корусанте. Сидиус уже знал все, что требовалось, об их биографиях и послужных списках и лишь наблюдал за ними посредством Силы, оценивая их ответы на простые вопросы.

— Куривар, — сказал он, — ты служил Республике во время войны, а недавно оказывал помощь владыке Бейдеру и губернатору Таркину на Меркане?

Куривар слегка приподнял голову, и свет отразился от его спирального рога.

— Я помогал им избавить Меркану от контрабанды оружия, мой повелитель.

— Похоже на то. Но что ты тогда говорил им про обнаруженный тобой тайник с устройствами для глушения Голосети?

— Мой повелитель, я сказал, что не сам наткнулся на эти устройства и не был в курсе каких-либо слухов о существовании подобного тайника на Меркане. Я всего лишь исполнял полученный с Корусанта приказ.

Вглядываясь в него посредством Силы, Сидиус увидел, как бурлящие воды начинают успокаиваться, отдаваясь на волю течения.

— Под «Корусантом» он подразумевает тебя, не так ли? — обратился он к Стеллану.

— Да, мой повелитель. Расследование велось по моему приказу, — ответил коренастый мужчина неопределенного возраста с волнистыми каштановыми волосами и низко посаженными на крупной голове ушами.

— Тогда расскажи нам, как ты узнал об этом тайнике.

Стеллан поднял свое ничем не примечательное лицо

к свету, озадаченно щурясь и моргая.

— Мой повелитель, прошу меня простить, но я полагал, вам известно, что информацию ИСБ предоставила Военная разведка.

Пульс Сидиуса участился. Вместо того чтобы разгладиться, водоворот закрутился быстрее, словно увлекая его в бурлящую воронку.

— Объясни, — проскрежетал он, а может, сама темная сторона.

Офицер покорно склонил голову:

— Мой повелитель, Военная разведка проводила инвентаризацию тайников с оружием, транспортными средствами и провиантом, оставленных во время войны на многих планетах, от Раксуса до самой Утапау. Что касается устройств для глушения Голосети, ВР точно не знала, находился ли тайник на Меркане несколько лет или появился там позже и, соответственно, есть ли смысл в дальнейшем его изучении. Учитывая, что подобные вопросы выходят за пределы ее компетенции, ВР передала данный вопрос в ведение Имперской службы безопасности.

— То есть тебе, — сказал Сидиус.

— Да, мой повелитель. Я получил необработанное головидео с изображением этих устройств.

— Головидео? Которое отснял кто-то из Военной разведки?

— По крайней мере, я так предполагал, мой повелитель. Я не видел необходимости углубляться в этот вопрос, как и заместитель директора. Мы просто поручили... Браккии провести осмотр.

Сидиус вспомнил первое совещание в зале для приемов. Выражая опасения ИСБ, что устройства глушения могут использоваться для распространения антиимперской пропаганды, заместитель директора Айсон вслух поинтересовался, почему Флотская разведслужба внезапно столь обеспокоилась тайником, хотя, когда впервые узнала о нем, никакой озабоченности не выказывала. Никто из адмиралов — ни Рансит, ни Скрид, ни кто-либо еще — на вопрос Айсона не ответил.

— Дроид, — негромко проговорил Сидиус, не сводя взгляда с офицера, — найди головидео, которое Военная разведка послала ИСБ.

11-4D вставил конечность с интерфейсом в порт доступа за креслом Сидиуса.

— Ваше величество, — произнес дроид после долгой паузы, — запись головидео не обнаружена.

— Как я и подозревал, — кивнул Сидиус. — Но ты найдешь ее в архивах ИСБ.

Снова последовала пауза, затем 11-4D сказал:

— Да, ваше величество. Головидео помещено в архив.

«Стоит только воспроизвести это головидео, — подумал Сидиус, — в нем сразу же проявятся предательские помехи». Ибо головидео было фальшивым, подделанным кем-то, кто имел доступ к имперским кодам и устройствам, способным манипулировать Голосетью.

И теперь стало ясно, что возникшие где-то в глубине возмущения Силы, ставшие причиной водоворотов на поверхности, куда ближе, чем казалось даже ему самому.

19. СЛЕДЫ

СИДЯ В САМОМ УЕДИНЕННОМ из тактических помещений «Исполнительницы», Таркин закрыл множество выполнявшихся на огромном голостоле программ боевого анализа и ввел секретный имперский код, подсоединявший проектор к Голосети. Затем он прошел ряд биометрических проверок, что позволило ему получить доступ к находившимся на Корусанте совершенно секретным базам данных Республики и Империи. Он уже распорядился, чтобы его не беспокоили, но еще раз удостоверился, что дверь надежно заперта и камеры видеонаблюдения отключены. Затемнив освещение, он устроился на высоком табурете, с которого легко было дотянуться до замысловатых элементов управления голографическим столом, и погрузился в размышления.

Император поставил во главе ударной группы, созданной с целью захвата или уничтожения «Гиблого Шипа», вице-адмирала Рансита, и звездный разрушитель, остававшийся в системе Оброа-скай, ждал приказа с Корусанта о передислокации. Всего несколько часов назад мятежники атаковали имперскую базу в системе-сателлите Нуане во Внутреннем Кольце. Цель, выбранная мятежниками, казалась Таркину такой же нелогичной, как и их возможное появление в системе Оброа-скай. С другой стороны, учитывая, что более важные системы получили основательное подкрепление, возможно, выбор их был весьма ограничен. В системе Нуана похищенный корабль не сумел причинить серьезных повреждений и едва не оказался уничтожен благодаря Ранситу, который путем множества исключений предсказал, где нанесет очередной удар «Гиблый Шип», и заранее направил флотилию к месту появления корвета. Даже в режиме невидимости корвет не смог избежать непрерывного обстрела из лазеров дальнего действия. Насколько мог понять Таркин, имелись все основания полагать, что «Гиблый Шип» получил серьезные повреждения, в последний момент успев уйти в гиперпространство. Ходили слухи, что назначение Рансита, которое некоторые называли повышением, свидетельствовало, что Император разочаровался в Таркине, но, как заверил того Вейдер, Император попросту пытался освободить его от чрезмерного количества обязанностей, дав ему возможность полностью посвятить свое время выяснению конечной цели мятежников.

Чем он теперь и занимался.

Когда они преследовали дичь на плато, Джова рассказывал, что с помощью тщательного изучения следов можно определить не только вид ушедшего от них животного, но и его намерения.

Введя данные с клавиатуры голографического стола, Таркин создал над ним пустое поле и дал задание компьютеру переводить его голос в строки текста, последовательно размещая их внутри поля, после чего слегка повернулся в сторону ближайшего микрофона.

— Доступ к конфискованным модулям военных кораблей, оружию сепаратистов и устройствам для взлома Голосети — с помощью мусорщиков, криминальных группировок или других источников, — начал он. — Возможность использования купленных или украденных технологий сепаратистов. Возможность передавать по Голосети видеозаписи в реальном времени, а также создавать и передавать сфальсифицированные видеозаписи, получая доступ к публичным архивам Голосети и другим источникам информации. Осведомленность о существовании станции «Оплот» и Сторожевой базы. Осведомленность о назначении лейтенанта Тона на станцию «Оплот». Осведомленность о существовании «Гиблого Шипа» и знакомство с его современными системами. Команда пилотов, хорошо знакомая с имперскими процедурами и обладающая сведениями об имперских базах. Возможная помощь со стороны имперских агентов с высшим допуском.

Таркин долго разглядывал появляющиеся одна за другой над столом строки текста, опершись локтем о левое колено и подперев рукой подбородок.