Таркин, стр. 46

— Грузовик отбуксировать на «Исполнительницу» для тщательного обследования. Экипаж заключить под стражу, пока я их не допрошу.

18. ВВЕРХ НОГАМИ

НЕПОДВИЖНАЯ ФИГУРА ВЕЙДЕРА зловеще возвышалась посреди освещенного трюма грузовика YT, темный владыка глубоко дышал, казалось, он был готов выхватить световой меч и порубить все вокруг на куски. Таркин тоже считал маловероятным, что им удастся отыскать что-либо интересное среди беспорядочно составленных в штабеля ящиков, но ему все же хотелось взглянуть, что там.

Дурнопахнущий и потрепанный старый корабль стоял в свете прожекторов в одном из вспомогательных ангаров звездного разрушителя, словно оказавшееся в ловушке насекомое. Круглый по форме, с втиснутой между парой угловатых жвал выносной кабиной, «Скрытный» видывал лучшие дни столетие назад и теперь едва был способен летать. Грузовой пандус ниже кабины был опущен, и трюм освещали установленные внутри световые стержни. В процессе беглого поиска Вейдер и Таркин обнаружили партии инструментов, медикаментов, рулонов ткани, безвкусной бижутерии, алкогольных напитков и запчастей для дроидов. За Бейдером и Таркином следовали с записывающими устройствами и сканерами в руках лейтенант Крест и еще двое штурмовиков, все без шлемов и бронированных нагрудников.

«Скрытный» стал единственным кораблем, захваченным после катастрофы у границ системы Оброа-скай. Остальным, ставшим жертвой неудачно сработавшего поля заграждения, после проверки позволили продолжить путь, ведущий для большинства на давшую название системе планету, где их ждал ремонт после столкновений со спасательными капсулами и обломками потерпевшего крушение лайнера мон-каламари. Его, как и «Сдерживающий», тоже отбуксировали на Оброа-скай; число жертв катастрофы оценивалось примерно в тысячу сто живых существ. Новейший «Обездвиживающий», у которого отказала система защиты, вернули на доработку Кореллианской инженерной корпорации. Голосеть заполонили видеозаписи случившегося, большинство из которых были сделаны пассажирами роскошного лайнера и представителями прессы, узнавшими из неназванных источников об имперской операции на периферии звездной системы. Что касается «Гиблого Шипа», он так нигде и не появился. К тому времени, когда самый быстрый фрегат ударной группы добрался до Тустры, похищенный корабль Таркина уже совершил прыжок в неизвестном направлении.

Крест читал данные с экрана инфопланшета:

— Идентификационные данные корабля, похоже, не менялись. Он даже не менял в течение десятилетий своего названия. Команда приобрела его три года назад у некоего торговца на Лантиллисе. Маршрут, извлеченный из навигационного компьютера, соответствует словам капитана. Они прыгнули от Тариса к Тустре, чтобы забрать запчасти для сефийских флаеров, проданных оптом в конце войны центру скорой медицинской помощи на Оброа-скай.

— Как были организованы получение и доставка? — спросил Таркин.

— Через посредника на Лантиллисе — возможно, того же самого торговца кораблями. Он выясняет, что кому и где требуется, и находит того, кто может доставить товар.

— Команда «Скрытного» работает сама на себя?

— Да, — кивнул Крест. — Они называют себя странствующими торговцами.

— Куда они направлялись после Оброа-скай? — поинтересовался Вейдер.

— На Таанаб, — ответил Крест, — чтобы купить там продовольствие. Что подтверждается информацией от сторон на Тустре, Оброа-скай и Таанабе.

— А что говорят записи переговоров? — продолжил Таркин.

Крест повернулся к нему:

— Система связи не настроена на запись входящих и исходящих сообщений, но, судя по данным бортового журнала, все сходится — по крайней мере, что касается заявлений капитана о том, кто с ними связывался и где грузовик в это время находился.

Вейдер окинул взглядом трюм, будто пытаясь отыскать нечто неведомое.

— Как долго они пробыли в системе Тустра?

— Три часа, владыка Вейдер.

Вейдер посмотрел на Таркина:

— Интересно, почему они так спешили?

Таркин на мгновение задумался.

— Вероятно, товар — запчасти для флаеров — уже был сложен в ящики и ждал их. Медицинский центр на Оброа-скай потребовал срочной доставки. — Он помедлил. — Гипердвигатель «Скрытного» и в подметки не годится гипердвигателю «Гиблого Шипа» — вряд ли его класс выше пятого. А это означает, что, хотя они прибыли в систему Оброа-скай почти в точности в тот самый момент, когда мы ожидали «Гиблый Шип», «Скрытный» вынужден был уйти в гиперпространство намного раньше, чем похищенный корвет. Возможно, подобное совпадение — всего лишь случайность, но остается вопрос: что столько времени мятежники делали в системе Тустра?

При слове «случайность» Вейдер внезапно развернулся к Таркину и сорвался с места, расталкивая ящики в стороны, хотя ни к одному из них не прикасался.

— Этот корабль встречался с «Гиблым Шипом». Я уверен.

Таркин вопросительно взглянул на Креста.

— Даже если так, владыка Вейдер, — сказал штурмовик, — ничто не доказывает какой-либо связи между кораблями. Нет никаких свидетельств, что они как-то общались друг с другом, как нет и записей в памяти шлюза о том, что «Скрытный» стыковался с другим кораблем.

Вейдер ответил не сразу, а затем сам задал вопрос Таркину:

— Так или иначе — зачем мятежникам было посылать к нам корабль?

Таркин едва заметно улыбнулся, понимая, что вопрос чисто риторический.

— Чтобы сбить нас со следа, если я правильно помню ваши слова. Чтобы доставить нам хлопот по горло, пока они строят планы очередного удара.

Повернувшись, Вейдер направился в сторону пандуса.

— Посмотрим, что нам скажет капитан этой груды металлолома.

— Никакой ты не странствующий торговец, капитан, — заявил Вейдер, жестикулируя правой рукой. — Ты заодно с группой мятежников, которые намерены уничтожить военные базы с целью подорвать власть Империи.

Капитан «Скрытного», обнаженный и закованный в кандалы куривар с длинным рогом на черепе, висел в метре от пола, заключенный в удерживающем поле, образованном устройством, прототип которого был разработан на Джеонозисе задолго до войны. Насколько было известно Таркину, из всех военных кораблей Империи лишь на «Исполнительнице» имелось подобное устройство, которое создавало и поддерживало поле с помощью генераторов в форме дисков, закрепленных на палубе и потолке. Магнитные кандалы не только удерживали пленника, но и отслеживали признаки жизни, поскольку слишком мощное поле могло привести к остановке сердца или необратимым повреждениям мозга. Как будто самого поля было недостаточно, кандалы могли использоваться также в качестве орудий пыток, выдавая мощный электрический разряд. Вейдеру, однако, незачем было прибегать к их помощи — хватало одних его темных способностей, чтобы заставить капитана корчиться от боли.

— Владыка Вейдер, — вмешался Таркин, — надо дать ему хотя бы возможность ответить.

Вейдер неохотно опустил руку, и морщинистая физиономия куривара расслабилась.

— Я торговец, и ничего больше, — с трудом проговорил он. — Можете пытать меня сколько хотите, но это никак не изменит того факта, что мы прилетели на Оброа-скай по делам.

— По каким делам? — усмехнулся Вейдер. — Заговор? Саботаж?

Куривар слабо покачал головой:

— Купля-продажа. Ничем другим мы не занимаемся и никогда не занимались. — Он помолчал. — Не все из нас были сепаратистами.

Таркин улыбнулся про себя. Куривар говорил правду — не все их планеты и населенные центры заняли сторону Дуку. То же можно было сказать и о сай-мирти-анцах, двое из которых составляли остальную команду.

Но почему капитан вообще об этом упомянул?

— Почему ты упомянул об этом факте, капитан? — поинтересовался Таркин.

Куривар перевел на него усталый взгляд:

— Империя требует расплаты за войну и потому мешает виноватых с невиновными, возлагая ответственность на всех нас.

— Ответственность за что, капитан? Ты считаешь, что сепаратисты были неправы, решив отделиться от Республики?