Вопреки всему (ЛП), стр. 2

Да, что касается её прелестей...ах, чёрт побери.

- Ты классная, - сказал я.

– И? - спросила она так, словно обыденней вещи она не слышала.

– И мой ответ будет нет. - я обхватил руками её бёдра и передвинул её, чтобы встать.

– Ну ты и мудак, - проворчала Бьянка, обиженно надув губы.

– Ага, - я сказал, и в это же время зазвонил телефон.

Чэд ответил, а я направился прямиком в спальню. Если завалюсь спать прямо сейчас, то смогу войти в привычный ритм ещё до того, как мы вернёмся в Лос-Анджелес.

В темноте я нашарил край кровати и сел, опершись головой на руки. В любую секунду я смогу взять себя в руки. В любую секунду сейчас моё дыхание нормализуется, а сердце перестанет выскакивать из груди.

В любую секунду мысли о ней исчезнут из моей головы.

Я ждал этого момента почти четыре года.

Стук в дверь.

– Убирайся к чёрту, - рявкнул я.

– Только после тебя, - открывая дверь, Чэд сделал буквально шаг назад, чтобы взять ещё пива.

Практически весь последний месяц мы только и делали, что напивались. Было ли ещё хоть что-то?

- Планы поменялись, - сказал он мне, - Рэм только что звонил.

– И что же сказал наш менеджер? - я сделал большой глоток пива, надеясь, что алкоголь сможет хотя бы ненадолго успокоить мои потрёпанные нервы.

- Наш рейс перенесён на другой день. MTV хочет взять у нас интервью, пока мы в городе. Время делать великие дела, бро.

- Великие дела, - согласно кивнул я, когда мы чокались.

- Кажется, Бьянка всё ещё ждёт тебя там. Мне позвать её?

- Нет. Она не совсем то, чего бы мне хотелось этим вечером. Просто скажи ей... - что она не Сабрина, подумал я.

Он, будто прочитав мои мысли, хлопнул меня сочувственно по спине.

- Окей, я понял, отоспись хорошенько и не забивай голову бредовыми мыслями.

- Что? - спросил я, пока он направлялся к двери.

- Я говорю о Бри. Хоук, мы очень долго работали и приложили много усилий, чтобы быть здесь. Мы заслужили всё это, наш триумф. Не позволяй кому бы то ни было отбирать у тебя это чувство.

Я глотнул ещё пива, и он вышел, закрыв за собой дверь. Приятная прохлада от бутылки не давала ладоням потеть и возвращаться к болезненным воспоминаниям.

Я не ожидал, что он поймёт меня. Светские сплетни, чарты, женщины, вечеринки, музыка...Бри...всё это было с ней связано так, как никогда с ним.

Но я был, был связан с ней. Большая часть меня ненавидела Бри за то, что она оставляла тёмное пятно на всём, что я с таким трудом получил, делая всё менее ярким и незначительным в моей жизни.

Любовь к музыке. Любовь к ней.

Обладание одним стоило мне потери другого.

Выбора между ними было не избежать.

Глава 2

Сабрина

– Глубокий вдох, Сабрина, - напомнила мне Хизер, убирая кисть для румян от моего лица. Она всегда напоминает мне об этом, чтобы я не испортила свой макияж.

Да. Нужно дышать. Тихонько стукнув каблуками под стулом, я открыла глаза и на миг ослепла от яркости подсветки для зеркала. Я была готова уже всё бросить и убежать. Что если я скажу что-нибудь не так или вообще не смогу говорить? А если он спросит о Чикаго?

Она наклонилась и чмокнула меня в щёку. Учитывая её тёмные волосы и карий цвет глаз, розовая помада смотрелась на ней гораздо лучше, чем когда-либо на мне. Он по-любому спросит о Чикаго, но я заранее приготовила ответ, я справлюсь с этим.

– Соври мне, пожалуйста, - попросила я.

– Нет, - ответила она, делая акцент на последнем звуке. - В последний раз я врала тебе, когда мы ещё были во втором классе, и я не хочу снова это делать.

Она вновь наклонилась, но на этот раз, чтобы поправить макияж на лбу. Она работает в моей команде стилистов с тех пор, как я подписала контракт. У меня было всего одно условие( вдобавок к тысяче требований Ленор) - искренность. В этом идеальном фальшивом мире знаменитостей, Хизер была единственной, у кого даже в глубине души не было корыстных мыслей. Она была по-настоящему чиста и невинна.

– Ты справишься, - заверила она меня, - Там будут только ты и Мэтт. Они согласились убрать из павильона звукозаписи всех посторонних. Ты подготовила и помнишь все ответы.

– И я переживу церемонию вручения наград "Грэмми", - я озвучила вслух нашу мантру последних двух недель.

– Так и будет. Однажды ты станешь одной из номинированных на эту премию. Конечно, если ты этого хочешь. - сказала Хизер.

– Хочу.

Она вопросительно подняла бровь.

– Хочу, - уже уверенней повторила я. - Хочу, чтобы всё было по-моему и только с моими песнями.

Но агентство уже презентовало мой сольник, не включающий песни, которые я написала ранее специально для этого альбома.

– Будет схватка, а мы обе знаем, что я никогда не была бойцом.

– Чепуха. Ты боролась упорнее, чем кто-либо, чтобы вернуться на сцену. Не опускай руки, когда ты так близка к победе.

– Телетрансляция.

Она кивнула.

- Если ты против этого грандиозного летнего тура, тогда выйди туда и скажи об этом всем.

– Думаешь, они услышат меня?

– Это MTV, детка. Весь мир будет слушать тебя. - усмехнулась Хизер.

Она включила музыкальный центр. Голос Фила Коллинза заполнил гримёрку, и я позволила музыке вытеснить мои переживания.

Сосредоточиться на музыке - именно с этого всё и началось.

– Эта песня такая грустная, - заметила Хизер.

– Пожалуйста, не переключай, - попросила я, - по некоторым причинам она одна из моих любимых.

Она улыбнулась.

- Чьи-то сожаления о потерянной любви и мольбы о её возвращении? Даже не могу предположить, почему именно эта песня тебе так нравится.

– Ох, не начинай...

Дверь моей гримёрной распахнулась, и огромная ваза с розами и лилиями разных цветов вплыла в проход, а следом за ней и моя мама.

– Разве они не восхитительны? - спросила она и водрузила всё это мне на стол, не забыв перед этим мельком взглянуть на себя в зеркало. - Они от «Эпик».

Хизер повернула меня лицом к себе и занялась помадой.

– Очень мило с их стороны было послать цветы, - ответила я после того, как промокнула салфеткой губы, чтобы убрать излишки ярко-розовой помады. - Мило для арт-агенства, поддерживающего меня, действительно мило.

- Бред, - сказала мама. - Когда твоя денежная корова ломает ногу, ты берёшь и зарабатываешь на этом. Ты не выгоняешь её из стада, чтобы пристрелить. Они знают, чего ты стоишь.

- Я не совсем сломала ногу, мам.

- Ленор, - поправила она меня, натянуто улыбнувшись. Таким образом она всегда даёт понять, что на публике у нас только деловые отношения - менеджер и клиент. - Мир должен знать только то, что ты упала со сцены и сломала ногу, а сейчас практически полностью восстановилась. Ты понимаешь это?

Хизер отвернулась, а я вздохнула.

- Я же не залетела и не прячу ребёнка ни от кого, поэтому не понимаю, почему мы не можем просто рассказать всем правду.

- Потому что люди любят, когда их кумиры эксцентричны, но не безумны.

Я буквально втянула в себя воздух, чтобы отогнать боль, которую несли её слова. Почему я позволила им добраться до меня? Это не было похоже на то, что я чувствовала, когда она повторяла мне одно и тоже тысячу раз в прошлом году. Я должна была уже привыкнуть к этому.

- Ты уверена, что я готова выйти в свет? - спросила я.

-Лучше бы оно так и было.

Она недовольно посмотрела на меня, как будто мне было лет пять, а не двадцать один. Чёрт, под её взглядом я действительно чувствую себя пятилетней, и она знает это. Она знает обо мне всё с момента моего рождения и до самой последней строчки мелким шрифтом моего последнего контракта. Единственное, чего она не знает, так это о моей войне с агенством, которую я начала, но всё увидит, когда мы вернёмся в то здание в Лос-Анджелесе, что мы зовём домом.