Вопреки всему (ЛП), стр. 16

- Хорошо, - повторила я, улыбнувшись. Он и правда думал об этом.

- А еще мы могли бы договориться с менеджерами о совместных концертах в городах, чтобы мы могли провести вместе время и в пути.

- Хоуторн, я же сказала, хорошо, - рассмеялась я. - Ты можешь перестать уговаривать меня, потому что я уже согласна.

- Да? - спросил он, изумленно распахнув глаза. В тот момент он не был похож на рок-звезду, всемирно известного гитариста. Нет, он был просто Хоуторном, парнем, который научил меня играть на гитаре, который целовал меня в первый раз, чтобы успокоить, перед тем, как я отправилась в колледж.

- Да. Мы попробуем заново.

- И тебя не волнуют статьи о нас? Или ты хочешь сохранить тайну?

- Думаю, мы должны объявить обо всем, но в первую очередь, рассказать лейблу. Не уверена, что смогу контролировать себя, если девушки будут постоянно к тебе клеиться.

- Детка, ты можешь все же сказать мне, чего сама хочешь.

- Может, вы уже определитесь? Потому что Оскар Освальд - это серьезно! - позвал с лестницы Чэд, видимо, подслушивая.

- Напомни мне надеть пояс верности в следующих трех городах, - огрызнулся Хоук. - Готова?

- Как никогда, - ответила я, прежде чем он заключил меня в объятия.

Он поднял меня к груди и понес на руках по песку. Костер играл с чертами его лица и тенью, и я смотрела это шоу с восторженным обожанием. Я смогла бы смотреть на него вечно.

Лишь перед тем, как подняться по лестнице на виду у всех, он склонился ко мне.

- Ты уверена в этом?

- Я никогда не была уверена в чем-то больше, чем сейчас, - ответила я, наклоняясь и целуя его.

Он тут же взял инициативу, углубляя поцелуй, прижимая меня крепче, завладев моими губами также, как я стремилась овладеть его телом, полностью подчинить себе.

И когда я полностью отдалась поцелую, он отстранился.

- Давай все же посмотрим, что нужно Оскару Освальду, хорошо?

- Давай, - откликнулась я, пока Хоук поднимался по лестнице со мной на руках даже не запыхавшись. Честно говоря, мне было любопытно, но в данный момент ничто не занимало меня больше, чем Хоук, и то, что теперь я могла прикасаться к нему. Мне хотелось поскорее закончить разговор и вновь остаться наедине с ним.

Оставив туфли на пороге дома, я проследовала в музыкальную комнату следом за Чэдом.

Оскар сидел на диване, похожий на настоящего бога рока. С каждой стороны у него сидели девушки примерно моего возраста, хотя он был лет на двадцать пять старше. Его длинные светлые волосы были в диком меня-это-не-волнует беспорядке, одежда довольно дорогая, порванная в некоторых местах для создания беспечного вида.

- Ты кажешься мне знакомой, - сказал он, глядя на меня поверх очков пронзительными голубыми глазами.

- Это Сабрина Кэролайн, - ответил Хоук, взяв меня за руку.

Охраняя свою территорию, Хоук выглядел довольно сексуально.

- Конечно. А ты - Хоук Оуэнс.

- Да, - ответил Хоук.- Для меня честь принимать вас у себя дома. Чем мы можем быть полезны?

Оскар кивнул на скамью у фортепиано, которая стояла перед диваном, и мы с Хоуком сели. Он сразу же обнял меня за талию.

Быстро осмотрев комнату, я увидела весь состав “Хищных птиц” и парочку других парней.

- Вы знаете, что мы на одном лейбле, верно? - спросил Оскар.

- “Эпик”, - ответила я.

Он кивнул.

- Эрик Скотт дал мне послушать песню, которую вы презентуете на следующей неделе. “Реквием”?

- Да? - уточнил Хоук. - Мы с Сабриной ее написали.

- Вот что он мне сказал, - Оскар указал на Чэда. - Он сказал, что это ваше детище. И мне оно чертовски нравится.

- Спасибо, - поблагодарили мы, и я крепче сжала руку Хоука.

- У меня есть к вам предложение, - сказал Оскар, убирая руки девушек и наклоняясь вперед.

- Она не продается, - возразил Хоук.

Он прав. Это была наша песня, в которую мы вложили многое, и мысль о том, чтобы продать ее , вызывала тошноту.

Оскар рассмеялся.

- Нет, я не собираюсь ее покупать. Это не мой стиль. Но я завтра выступаю в Мэдисон Сквер Гарден, ожидается аншлаг. Как вы смотрите на то, чтобы сыграть ее на разогреве?

Святые угодники. Мэдисон Сквер Гарден. Аншлаг. Толпы людей, фанаты, люди за кулисами. Готова ли я к этому?

Участники “Хищных птиц” волновались и недоверчиво шептались.

- Сабрина? - Хоук смотрел на меня так, словно прочел мои мысли.

Могла ли я сделать это? Выйти на сцену и спеть?

- Ты не будешь одна, - прошептал он мне в ухо. - Я все время буду рядом с тобой, а если это слишком для тебя, то мы откажемся и уйдем.

- Но это же для твоей карьеры, - повторила я ранее сказанное, зная, что для меня это огромное испытание, но оно необходимо “Хищным птицам”.

- Я уже сказал, что ты для меня на первом месте. И именно так и будет. Если ты не готова к выходу на сцену, тогда мы не станем этого делать.

Я подумала о его успокаивающих прикосновениях в толпе, как сидела сейчас с самым величайшим музыкантом в рок-индустрии и на лице не проступало ни капельки пота. А все потому, что Хоук был со мной.

- Ладно. Сделаем это.

Глава 8.

Хоук

Толпа собралась огромная, ее рев проникал за кулисы и отдавался в моих костях. Дэнни постукивал пальцами по подлокотникам кресла, раскачиваясь взад-вперед под ритм.

Чэд в сотый раз посмотрелся в зеркало, чтобы убедиться, что его макияж был в порядке.

Я достал свой карандаш для глаз, подправив макияж на лице Чэда. Он был новоявленным секс-символом, как все и хотели. Я же был всего лишь второсортным гитаристом, но меня не волновало, что обо мне думали. У меня была Бри.

Я почувствовал, как на губах появилась улыбка, стоило мне снова вспомнить об этом. У меня была Бри.

Всего месяц назад мы были в Европе, собирали аншлаги на стадионах, напивались в хлам, а я был никем, придирчиво относился к девушкам, с которыми спал.

Месяц прошел словно целая жизнь.

- Пойду посмотрю, как там Бри, - сказал я.

- Только скорее. Через двадцать минут мы выходим на сцену, - напомнил мне Чэд, снова осмотрев себя.

Я согласно кивнул и вышел, благодарный охране за то, что держали поклонниц подальше от гримерки. Конечно, некоторые из них могли пробраться внутрь, но я не хотел тратить время на тех, кто хотел меня лишь потому, что я был известным гитаристом. И точно не сейчас, когда у меня появилась та, кто любил меня за мой внутренний мир.

Я постучался в дверь гримерки, и услышал ответ Хизер.

- Она не готова... Ой, привет, Хоук. Я рада тебя видеть.

Она открыла дверь, и я проскользнул внутрь.

- Привет, детка..., - и тут же замолчал.

Бри сидела за своим туалетным столиком с идеальной прической и макияжем, ярко-розовое платье облегало ее фигуру, как в самом пошлом сне, но в ее взгляде читалась отрешенность. Даже когда она повернулась ко мне, ее мысли были где-то далеко.

- Хизер, можешь оставить нас? - попросил я.

- Конечно, - откликнулась девушка, закрывая за собой дверь.

Я повернул стул Бри и встал перед ней на колени.

- Эй, детка, вернись ко мне.

Она встретилась со мной взглядом.

- Я даже здесь их слышу. Там их восемнадцать тысяч.

- Да, настоящий аншлаг. Ты приняла лекарства, Бри?

Она кивнула, поежившись.

- Я даже выступать не могу без таблеток. О чем это говорит?

- О том, что у тебя то состояние, когда тебе нужно принимать лекарства. В этом нет ничего особенного. Если у тебя заболит голова, ты пьешь аспирин. Если страдаешь диабетом, то тебе необходим инсулин. Тебе не стоит волноваться.

- Но это происходит со мной.

- Лишь потому, что ты допускаешь это, - я обхватил ладонями ее лицо. - Ты прожила невероятную жизнь, которая была бы тяжелой для любого. Но ты справлялась со своим состоянием одна.Ты каждый день побеждала, и сегодняшний не станет исключением.

- А еще я звонила маме, когда приземлилась. У меня есть телефон, но дозвониться я не смогла. И отправила сообщение. Не могу поверить, что прилетела на другой конец страны для выступления и ничего ей не сказала, - Бри постаралась сменить тему.