Те, кто рядом, стр. 25

Приблизились ли они за эти годы к победе? Старец ставил какие-то опыты в пустыне, в город доходили слухи о его попытках проникнуть в смежные миры. Подробностей Бисау не знал, да и вряд ли сумел бы уловить научный смысл эксперимента, не имея соответствующего образования. Впрочем, Бисау не слишком полагался на помощь со стороны, соглашаясь в то же время, что обходной манёвр иногда полезнее лобовой атаки. Его деятельная жизнь, полная постоянной смертельной опасности, не оставляла времени на досужие мечтания. Многочисленные, тяжёлые поражения приучили Бисау не отмахиваться за здорово живёшь от каких бы то ни было вариантов. Кроме того, он без обиды признавал интеллектуальное превосходство старца. И вот теперь, когда в городе появились пришельцы…

Размышления Бисау прервал еле слышный писк. Скосив глаза, Бисау увидел пушистого зверька с озорной, смеющейся мордашкой. Он узнал, хотя прежде его не встречал. Гулко тявкнула собачка, и Бисау, похолодев от страха, сдавил ей пальцами уши.

— Ты с ума сошёл, Кудрявый Лист! — почти не раскрывая губ, прошептал Бисау. — Жеки не дремлют. Почему ты не дождался вечера?

Зверёк завозился за спиной, устраиваясь поудобнее.

— Время не ждёт, о сверхосторожный вольнодумец! — услышал он насмешливый голосок. — Не затем я пришлёпал из пустыни, чтобы бояться полоумных Жеков.

— Говори короче и уходи!

— Ты за меня боишься или за себя?

Бисау был наслышал о дерзком и неуступчивом нраве Кудрявого Листа. Что ж, все лазутчики пустыни именно таковы. Но если старец решился пожертвовать Кудрявым Листом (ведь из города тому не уйты), значит, дело и впрямь серьёзное. О вездесущности этого зверька без роду и племени складывали легенды. Кудрявый Лист был не просто связной, он был связной с Репутацией. Бисау смягчил тон, не ответил на дерзость.

— Я слушаю внимательно, Кудрявый Лист!

— Не могу поверить, — весело пропищал зверёк. — Твоя спина трясётся от страха. Все вы тут, в городе, чересчур нервные… Ну ладно… Я был в подземелье и кое-что успел выведать. Похоже, людям крышка! Их согнали в одну камеру и по очереди допрашивают. Балдоус настаивает на принятии мер. Учителка с моей помощью прошла испытание кипятком. — Кудрявый Лист придушенно захихикал.

Бисау спокойно переждал смех.

— Их убьют? — спросил он.

— Зачем? Бен Аморали соскучился без развлечений. Он предложил Балдоусу устроить поединок мальчика с Тем, чьего имени не называют.

Бисау вздрогнул.

— Он не должен соглашаться. Это самоубийство!

Кудрявый Лист сочувственно хмыкнул:

— Мальчик согласится на всё, если заденут его самолюбие. Они странно устроены — эти люди. Не как мы. Мой дружок Гру-Гру предложил им бежать, но они добровольно остались в подземелье. По-моему, они идиоты и недалеко ушли от Жеков.

— Медвежонок сбежал? Где он?

— Он тоже остался с ними. — Кудрявый Лист возмущённо засопел. — Никогда ему не прощу. Попасть под влияние идиотов! Скорее всего, его сбила с толку та женщина, которую я заманил в яму. Лучше бы она оттуда не вылезала.

Бисау не собирался вникать в сложности отношений Кудрявого Листа и медвежонка.

— Слушай, Лист! Ты можешь вернуться в подземелье?

— Кудрявый Лист может многое, если с ним обращаться по-хорошему. Я в городе третий день, и ни разу никто не догадался угостить леденцами. Ты, стихоплёт, полагаешь, что это любезно? Или у вас так принято встречать доверенных лиц старца?

Бисау ни на секунду не спускал глаз с Жеков, лениво расхаживающих около фонтанчика.

— У тебя, Лист, будет столько леденцов, что ты сможешь в них купаться. Но прежде ты вернёшься в подземелье и предупредишь мальчика, чтобы он ни в коем случае не соглашался на поединок с Тем. Ты понял?

Кудрявый Лист фыркнул и высунул из-за спины Бисау любопытную мордочку.

— Я вернусь, если ты просишь. Но говорю же тебе: бесполезно. Даже Глен не смог бы его уговорить, а он умеет уговаривать, ты же знаешь. Мальчишка упрям, как некоторые поэты-вольнодумцы. — Довольный своей шуткой Кудрявый Лист пронзительно хихикнул.

Жеки его засекли.

— Смотри, брат! — ошеломлённо сказал один Жек другому. — Пусть меня размножат, коли это не добыча!

— Это невероятная добыча. Поймать и обмишулить! Орден на грудь. Мне жену, а тебе орден. И мне тоже орден, а тебе ничего.

Споря и ожесточённо жестикулируя, Жеки приближались к Кудрявому Листу. Тот спокойно их поджидал, не двигаясь с места. Бисау восхитился хладнокровием пустынного лазутчика.

— Стойте! — предупредил Кудрявый Лист. — Ещё шаг, и взрываю бочку с динамитом.

Жеки испуганно попятились.

— Где бочка? — поинтересовались они с безопасного расстояния. — У тебя же нет бочки!

— Я её спрятал!

— А где спрятал? Где-нибудь, да?

— Там, где её нету, — презрительно ответил Кудрявый Лист и покатился к переулку.

Он даже не оглядывался на Жеков, настолько их не боялся. Бисау подумал, что если все жители пустыни похожи на этого бесстрашного зверька, то Бену Аморали недолго осталось царствовать.

Жеки тупо смотрели вслед беглецу. Один крикнул в отчаянии:

— У него нет бочки, клянусь солёными огурцами!

Второй поддержал в исступлении:

— Он нас замухрыжил!

После этого оба ритуально присели на землю, тут же вскочили, и началась погоня. Кудрявый Лист мчался, как ветер, распушив хвост, но он плохо ориентировался и кружил вокруг площади. Город для него был лабиринтом. Жеки отлично знали все закоулки, ловко срезали углы и несколько раз выбегали зверьку наперерез. Бисау, задыхаясь, еле поспевал за ними. И всё-таки Кудрявому Листу скорее всего удалось бы уйти от неповоротливых Жеков, если бы не роковая случайность. В одном из узких переулков он запутался в верёвочных силках, какими жители города ловили ворон. Птицы в силки никогда не попадались, а Кудрявый Лист попался. Он зацепился лапками и покатился по земле. Рванулся — и ещё больше увяз. Лапками ему трудно было распутывать хитрые кольца, и, пока он этим занимался, нагрянули Жеки.

— Бочки нету! Бочки нету! — радостно затявкал старший по званию Жек, крепко ухватив Кудрявого Листа за пушистый загривок.