Наковальня звезд, стр. 84

— Да, вероятно, они не хотят, чтобы путешествующие торговцы смогли насплетничать о них другим. Их же должна тревожить собственная репутация, — то, что подумают о них соседи, — сказал Ганс. — Они позволили Беглецам Красного Дерева подойти… Хотя хватит догадок. Мартин, я стал ещё больше тебя ценить. Впоследствии ты получишь премию.

— Что ж, это неплохая идея, — согласился, наконец, и Хаким, улыбнувшись Мартину.

— Но она нуждается в развитии, — подчеркнул Ганс. — Я хочу обдумать её поподробнее, во всех деталях, прежде чем разговаривать с Братьями.

Джакомо и Дженнифер смущённо засуетились в своей каюте, когда Мартин без предупреждения ввалился к ним. Все вокруг валялось в беспорядке — одежда, приспособления для спортивных упражнений. Дженнифер и Джакомо быстро все свалили в общую кучу.

— Вот будет переполох, если мы причалим к берегу, — заметила Дженнифер.

— Не беспокойся, — успокоил её Мартин. — В конце концов, я только предложил. Ганс не просил подготовить рапорт, но думаю, я всё же наведу справки…

— Мы сейчас работаем с двумя Братьями — Букетом Ароматов и Сухой Кожей, — сказала Дженнифер.

— О, какие славные имена, — улыбнулся Мартин.

— Сухая Кожа выбрал себе человеческое имя. Он желает, чтобы его называли Норманом. Иногда нам помогает и Небесный Глаз.

— Что же нам делать дальше? — спросил Мартин. — Скажите, их библиотеки лучше наших?

— Они очень отличаются от наших, — заметил Джакомо. — Мы только что начали переводить техническую литературу, и поняли, что Матери Змей больше говорят, больше доверяют Братьям, чем момы нам. Они меньше боятся зависить от Братьев и предоставляют им больше свободы выбора. Вероятно это происходит потому, что Братья психологически устойчивее нас.

— Можем ли мы воспользоваться их библиотекой?

Дженнифер взглянула на Джакомо и ответила:

— Если Братья помогут нам их перевести.

— А вы знаете, как это можно сделать?

— Если в их библиотеке указан ключ, как выполнить перевод в слова, то да, — ответила Дженнифер. — Я уверена, что в таком случае мы сможем. Пока же мы обращаемся к помощи Букета Ароматов и Сухой Коже, когда нам приходится переводить запахи и музыку на человеческий язык. Их математика основана на иррациональных числах, литература неполная. Они имеют дело только с правдоподобными историями. Числа — пятна возможностей. Они не видят вещи разрывно друг от друга, только в взаимосвязи. Нет арифметики, только алгебра. К примеру знаешь, как они высчитали, как много планет вокруг Левиафана? Вначале они познакомились с историей Левиафана, определили какой формы были первичные облака… Только после анализа всего этого, они пришли к выводу, сколько планет. Даже их наиболее простые вычисления нам трудно понять — потому что в каждой косе у верёвок происходит параллельный процесс мышления. Это математика для существ более интеллектуально развитых, чем мы.

— Мы уже говорили об этом, — напомнил Джакомо. — К тому же, определённые тонкости теряются из-за незнания их языка. Они пользуются тремя различными языками — словами, запахами и письмом, причём, язык для письма — дополнительный к первым двум. Мы получили доступ к их письму. Норман старается переводить для нас запахи в письмо, но он говорит, что это наиболее сложная работа, какую он только выполнял.

— Ну и что же вы уже успели узнать? — поинтересовался Мартин.

— О, очень много интригуещего, — воскликнула Дженнифер, глаза её горели энтузиазмом, она всем телом подалась вперёд. — Матери Змей доверяют Братьям…

— Как мы уже говорили, — вставил Джакомо.

— Матери Змей, кажется, думают, что шансы, что Братья превратятся в убийц, практически равны нулю, — сказала Дженнифер. — Почти все города Братьев располагались вдоль побережья. Они сделали очень много искусственных пляжей внутри территории, пляжи были очень популярны у них. Но, кажется, Братья смущены своим прошлым — так у нас смущались охотники и крестьяне, если их заставляли бездельничавшими на пляже.

— Я думаю, их миры практически не имеют осевого наклона, — вставил Джакомо. — Нет смены сезонов, две луны…

— Мы никогда не слышали о таком! — воскликнул восхищённый Мартин. — Почему вы не рассказали нам об этом раньше?

— Мы ждали, когда будем более уверены в полученных знаниях, — объяснила Дженнифер.

— Могу ли я поговорить с Норманом или Букетом Ароматов?

— О, это не так просто, — не глядя на Мартина, сказала Дженнифер. — Матери Змей могут предупредить Братьев, чтобы они не говорили слишком много.

Мартин постарался сдержать жалобный вздох:

— Почему?

— Потому что, пока мы изучаем их библиотеку, они, в свою очередь, изучают нашу и могут решить, что лучше нам и не понимать их.

— Они испугаются нашей предрасположенности к насилию, — печально пояснил Джакомо. — И они в особенности будут придут этому значение теперь, после того, как Рекс напал на Кучу Песка.

— Наши истории так отличаются друг от друга, — добавила Дженнифер. — Букет Ароматов просмотрел несколько наших фильмов. Он старался понять их.

— Он посмотрел «Самый длинный День». Но особенно он был смущён «Звёздными Войнами». Дженнифер пыталась объяснить ему содержание «Бесконечной Войны». Букет Ароматов шагнул далеко вперёд в понимании человеческой природы и теперь уже не издаёт запахи, как другие Братья, при незначительных поводах.

Мартин недоуменно покачал головой.

— Почему бы вам не отобрать для него то, что ему можно знать, и скрыть то, что ему знать не следует?

— Мы не могли бы просить их открыть нам библиотеку полностью, если бы сами начали что-то от них скрывать, — объяснила Дженнифер. — мы стараемся подобрать им для просмотра фильмы разного плана: и простодушные комедии, и телесериалы. К примеру, вчера они смотрели «Мышьяк и старое кружево». Но разве мы можем сгладить первое впечатление, особенно после нападения Рекса, который, ко всему прочему, ещё всю ответственность свалил на них?

Мартин тяжело вздохнул и закрыл глаза:

— Да, всё верно.

— Я думаю, сейчас им нелегко, — продолжал Джакомо. — Мы должны объяснить им, что во всех фильмах, за исключеним исторических, происходят нереальные события. — А что они говорят о нашей литературе?

— Они ещё только занялись ею. Мы пока ещё не разговаривали об этом.

Мартин внезапно почувствовал прилив стыда: стыда за все человечество. Он потёр нос и тряхнул головой:

— Да, кажется мы можем только на время стать компаньонами, но не друзьями, полностью доверяющими друг другу.

— Это верно, — подхватил Джакомо.

— Мы не хотим говорить об этом Гансу, пока не будем уверены. Мы бумаем, он может ухудшить наши отношения с Братьями.

— По его мнению, безразлично, что Братья думают о нас, — заметила Дженнифер.

— Он находится под стрессом сейчас, — защитил Ганса Мартин.

— Да, Гансу досталось нелёгкое время, — согласился Джакомо. — Он может сломаться. Кто знает, что ждёт нас впереди?

— Только не нужно себя обманывать, — заметила Дженнифер.

Мартин, сжав руки, молча уставился впол.

— Расскажите мне побольше о том, что вы уже узнали.

— Их информация о других мирах более обширна и существенна, чем наша. Матери Змей рассказали им больше о видах цивилизаций, об уровнях развития технологий, о столкновениях цивилизаций с убийцами. С нами же работали, не давая этих знаний.

— Возможно, это произошло от того, что их корабль был построен позже нашего, — лицо Мартина прояснилось при этих словах, — может быть, Благодетели получили эту информацию, после того, как построили наш «Спутник Зари».

Джакомо усмехнулся:

— Может быть.

— Давайте не будем об этом, — сказала им Дженнифер. — Сейчас мы должны беспокоиться о том, как извлечь максимальную выгоду из пользования их библиотекой. Я думаю, нам необходимо около двух десятидневок, чтобы все изучить и подготовить доклад Гансу.

— Хочешь, поговори с Матерью Змей, — предложил Мартину Джакомо. Только ты, а не Ганс.