Наковальня звезд, стр. 124

— Почему же вы отмалчивались? Нам же необходимо было это знать, — настаивал Ганс. Казалось, он ожидал чего-то финального. Наконец-то, определилось то, в чём Мартин был реалистичнее, чем Ганс — общении с момами и мозговый центром корабля.

— Если бы мы сообщили вам большее, вы тогда решили бы остановиться и голосовали бы ещё дольше.

— Есть ли у нас выбор сейчас? — спросил Мартин.

— Ваша альтернатива — продолжать жить. Как и обещали, мы возвратим вас в вашу солнечную систему, или любую другую, которую вы выберете, с подходящими для вас условиями.

— Это будет уже другой этап, другая часть путешествия, — сказал Мартин. Он взглянул на Ганса.

Ганс подошёл поближе к сфере.

— Я решил, что моё время, как Пэна, закончилось. Работу мы выполнили, но… Я не думаю, что смогу быть Пэном дальше и отказываюсь от руководства, — его тон был спокойным, но лицо, тем не менее, казалось нарисованным, совсем высохшим.

— Время выдвигать кандидатов, — сказала Анна Серая Волчица.

Мартин увидел водоворот более явным. Венди и Потерянные Мальчики сразу же начали обмениваться мнениями. Группа Жанетты Нападающий Дракон казалась потерянной, вышедшей из игры. Мартин приблизился к Жанетте. Сжав зубы, она старалась сдержать свои эмоции.

— Вы можете остаться с нами, если хотите, — сказал ей в полголоса Мартин. — Мы не можем сейчас разделиться.

Она покачала головой.

— Это недостаточно, что Ганс отступил.

— Вы можете выдвинуть кандидатуру из вашей группы, — предложил Мартин. — Сделайте шаг навстречу. Мне бы очень хотелось этого.

— Вы были орудием свершённой жестокости, — сказала Жанетта, нахмурив брови и в ярости перекосив рот. — Пойти навстречу — значит простить, забыть то, что случилось. Мы предпочитаем отправиться с Братьями.

— Спроси их, — Мартин кивнул в сторону «заклеймённых». — Ты не можешь принимать решение одна.

Активность присутствующих росла, тихие голоса перешли в крики, болото дискуссий постепенно затягивало всех.

— Ты просто снова хочешь быть Пэном, — неуверенно предположила Жанетта.

— Не шути так, — предостерёг её Мартин.

Она отошла от него, и «заклеймённые» спустя какое-то время объявили о своём желании присоединиться к голосованию.

Ганс отошёл в сторону, не принимая никакого участия во всеобщей активности. Он долго и пристально смотрел на звёздную сферу, как будто пытаясь найти ответы на все свои вопросы. Мартин решил, что лучше всего сейчас будет оставить Ганса в покое, наедине со своими мыслями, не общаться с Гансом это время. Тем более, что он стал теперь отверженным. И хотя такое отступление шло вразрез с инстинктами Мартина, он на этот раз проигнорировал их.

— Мы предлагаем Патрика Деликатесную Рыбу! — выкрикнул Давид Аврора. Патрика окружало шестеро его соратников, но он всё равно выглядел испуганным. Гарпала рядом с ними не было — он стоял рядом с Анной Серой Волчицей.

— Мы предлагаем Лео Персидский Залив, — предложил Умберто Тень.

— Все понятно, — подумал Мартин. — Все не из побеждённых, не из меньшинства.

Вперёд шагнула Жанетта, лицо её от волнения пошло пятнами.

— Мы выдвигаем Мей-ли Ву-Чанг Близнецы, — выкрикнула она.

— А я предлагаю кандидатуру Ариэль, — сказал Мартин.

Она напряжённо взглянула на него, он вначале ошибочно интерпретировал этот взгляд, как гнев.

— Хороший выбор, — тихо сказал Гарпал.

Ганс так и не повернул головы от сферы.

— Голосуем, кто будет новым Пэном, — объявила Кирстен Двойной Удар.

Мартин наблюдал, как люди разбивались на группы, затем перемещались туда-сюда, наблюдал за течением дискуссий и дебатов, как выкристализовывается решение, видел Ариэль, окружённую многочисленной группой, но до сих пор выглядящую очень одиноко. Нет, Ариэль не была гневной, она была напугана. Но она не могла найти в себе сил отказаться.

Но также, чувствовалось, она ощущала и прилив энергии.

Когда выборы почти начались, в учебную комнату вошли Небесный Глаз и Мать Змей. Паола подошла к Брату и заговорила с ним, затем она приблизилась к Мартину.

— Небесный Глаз сказал, что «Дятел» нашёл нечто важное. Может он поговорить с нами сейчас? Он, кажется, думает, что это срочно.

— Давайте выслушаем его, — согласился Мартин. Он призвал всех к вниманию.

Небесный Глаз извивался, пах скипидаром и сухой травой.

— Мы мы говорили с «Дятлом». Нечто важное найдено скрытое. Они просят помощи «Борзой».

Ариэль почувствовала большое облегчение.

Остатки Спящей рассеивались по дуге — в течение нескольких миллионов лет они будут окружать Левиафан кольцом астероидов. Более лёгкие обломки радиационные лучи и потоки частицы с Левиафана выталкивали за пределы дуги.

«Борзая „ ускорялась, чтобы присоединиться к «Дятлу“ в районе близ расположенного конца этой дуги, это соответствовало путешествию в шестьдесят два миллиона километров.

При десяти g «Борзая» могла бы достигнуть «Дятла» менее, чем за три часа. Команда терпеливо сносила неудобства полей; ускорение было не таким экстремальным, как прежде ими перенесённые.

Они имели достаточно времени, чтобы провести голосование. Претенденты держали краткую речь. Мэй-Ли главным образом говорила о том, что она слишком смущена, ей кажется невероятным, что она способна на лидерство. Мартин с удовлетворением заметил, что Ариэль не взяла самоотвод.

Ганс молчаливо наблюдал за происходящим, стоя по-прежнему в стороне.

Голосование было тайным, при помощи жезлов.Мартин объявил результат:

— Пэн — Ариэль, — провозгласил он.

Она закрыла глаза и глубоко вздохнула.

— Ну я могу приступать прямо сейчас? — спросила она.

— Прямо сейчас, — подтвердил Мартин.

— Я выбираю своим заместителем Жанетту Нападающий Дракон, — сказала Ариэль.

Но заклеймённые не были готовы к этому повороту, они вышли из учебной комнаты поговорить.

Ариэль стояла, принимая поздравления — одиночные и групповые, она отчётливо нервничала.

— Мне следовало бы отказаться, — шепнула она Мартину, когда нашлась свободная минута. — Скажи, ты это специально все подстроил?

— У тебя всё получится, — успокоил её Мартин.

— О боже, я в заместители выбрала Жанетту. Зачем я это сделала?

— Наверное, чтобы объединить нас, — подсказал Мартин, хотя сам в этом сомневался.

— Как ты думаешь, она будет помогать мне или будет только тайно злорадствовать?

— Наверное, и то, и другое, — сказал Мартин.

Ариэль прищурила один глаз и округлила губы.

— Я заслужила это, — сказала она. — О боже, какая я идиотка.

От «Дятла» не поступало больше никаких посланий. Мартин подумал, что может быть это был небольшой розыгрыш, его любопытство было возбуждено. Небесный Глаз отказался рассказывать большее, он даже с Паолой поссорился по этому поводу. От Братьев шёл сильный запах скипидара.

Что могло заставить их попросить помощи у людей? Братья ведь были убеждены, что разрушение системы Левиафана — решение неправильное или, по крайней мере, преждевременное…

Мартин огляделся, изучая лица окружающих. Но он увидел лишь откровенную пассивность и выжидание. Мартин подумал, ни галлюцинации ли у него начались. Даже Ариэль получала не больше внимания, чем до того, как она стала Пэном. Она спокойно разговаривала с Анной Серой Волчицей, и Мартин ощутил приступ одиночества — она больше не нуждалась в нём, это время прошло. Ему стало очень тоскливо от этого.

Ганс, казалось, дошёл до точки — бледный, похудевший, он в позе лотоса сидел перед звёздной сферой, слегка барабаня пальцами по полу. Его лицо приняло выражения религиозного сосредоточения и чего-то похожего на страх. Может быть, он боялся, что Братья нашли подтверждение того, что они действовали неправильно? Страх ответственности за триллионы смертей…

Триллионы чего? — спросил Мартин у самого себя. Приведений? Ракушек? Роботов? Обманщиков? Реальных разумных существ? Невинных?

О последнем возможном варианте он старался не думать.