Божий молот, стр. 76

Когда наступил вечер, они приняли душ и отправились в посёлок. Минуя палатки и летние домики, они вышли на лужайку. Немолодая супружеская пара сидела на раскладных стульях у портативного приёмника, из которого доносились едва различимые голоса. Все четверо приветливо кивнули друг другу.

— Собираетесь на встречу? — спросил Эдвард.

Мужчина покачал головой.

— Сегодня нет, — ответил он. — Уж больно хороша ночь.

— Однако, вам не спастись от музыки и шума, — предупредил Минелли.

Мужчина и женщина улыбнулись и добродушно прогнали геологов.

— Скажите нам, если будет что-нибудь интересное.

— Кому это теперь нужно? — заметил Минелли, когда они проходили мимо административного здания и склада.

На долину опустилась прохлада. Облака, зацепившиеся за скалы, обложили вершины Хаф-Доума и Ройал-Арчез. Эдвард застегнул молнию замшевой куртки. Летний театр — скамейки, расставленные полукругом перед приподнятой бревенчатой сценой — был переполнен. Мужчины и женщины всех возрастов нетерпеливо топтались, пока инженеры суетились с аппаратурой. Микрофоны трещали и гудели; со всех сторон эхом возвращались галдёж толпы и электронный шум настраиваемых динамиков. Эдвард и Минелли отыскали скамейку в некотором отдалении от сцены и сели, наблюдая за другими и, в свою очередь, став объектом наблюдения. Седобородый мужчина, примерно шестидесяти пяти лет, одетый в походную куртку цвета хаки, предложил им банки пива из наполовину опустошённой коробки. Они не стали отказываться и принялись за угощение, чтобы скоротать время.

Высокая женщина средних лет — работник лесничества — поднялась на сцену и встала перед микрофоном, отрегулировав его по своему росту.

— Привет! — начала она и улыбнулась.

Зрители ответили тихим доброжелательным гулом.

— Меня зовут — с некоторыми из вас я уже знакома — Элизабет Роуэл. Тут, в Йосемите, нас всего триста пятнадцать человек, но каждый день прибывает пополнение. Думаю, нам всем ясно, почему мы здесь. Удивляет, что в парке собралось так мало людей. Но, с другой стороны, это понятно. Здесь мой дом, и я собираюсь остаться дома. — Она немного выдвинула нижнюю челюсть и оглядела слушателей. — Это желание каждого, но не так много людей живёт в парке круглый год, как я. Тем же, кто покинул свои дома и пришёл к нам, говорю: добро пожаловать! Нам страшно повезло. Похоже, погода будет тёплая. Иногда может моросить дождик, но сильных осадков не ожидается. Все маршруты открыты. Ещё я хотела сказать, что правила поведения в парке не отменены и мы должны подчиняться им — так, словно ничего необычного не происходит. Если вам понадобится помощь, помните, что здесь работает целый штат лесничих. Полицейские — на своих постах. У нас ещё не было неприятностей, и мы надеемся, что обойдётся без них. Вы — отличные ребята.

Мужчина у коробки с пивом улыбнулся и поднял свою банку, словно присоединяясь к тосту.

— Теперь я хочу представить вам наших товарищей. Джеки Сендовал. Некоторые уже знают её. Она согласилась быть ведущей наших встреч сегодня и в последующие дни. Джеки!

Маленькая хрупкая женщина с длинными чёрными волосами и кукольными чертами лица вышла на сцену. Роуэл опустила для неё микрофон.

— Привет, — поздоровалась она, и снова приветственный гул поднялся над театром. — Мы здесь, чтобы праздновать, не так ли? — Тишина. — Думаю, я права. Мы здесь, чтобы отпраздновать тот факт, что мы собрались в Йосемите, вдалеке от городской суеты, и чтобы благословить судьбу. Если предположения специалистов верны, то нам осталось три или четыре недели. За это короткое время мы должны насладиться красотой первозданной природы и подвести итог своей жизни. Много ли людей имеют такую прекрасную возможность оглянуться на своё прошлое? Мы — сообщество. Мы — это не только собравшиеся здесь, но и все люди на Земле. Некоторые остались дома, другие приехали в наш парк, потому что знают, что вся планета — наш дом. Каждый вечер, если вы хотите, если все вы согласны, мы будем встречаться в этом театре под открытым небом, чтобы разделить трапезу, может, чтобы послушать музыку или песни. Мы станем настоящей семьёй. Как сказала Элизабет, мы приветствуем всех. Недалеко от Саннисайд я обнаружила лагерь каких-то мошенников. Они никому не причинили вреда, как я знаю, и я приглашаю их тоже. Может, хоть один раз за нашу историю мы сможем по-настоящему объединиться. Сегодня я попросила Мери и Тони Лампедуза спеть для нас. А потом в туристическом центре Йосемите-Вилледж состоятся танцы. Надеюсь, вы придёте.

— И напоследок несколько объявлений. Из всех наших книг и видеокассет мы пытаемся создать нечто вроде библиотеки. Приглашаем желающих внести свой вклад. У нас имеется множество книг, посвящённых парку. Между прочим, я — библиотекарь и прошу обращаться ко мне, если вы хотите что-нибудь прочитать или подарить.

И кроме того, мы хотим собрать фонотеку. У нас пятьдесят переносных магнитофонов, которые мы обычно используем для записи экскурсионных текстов, и триста музыкальных дисков. Если вы можете пополнить наши фонды — мы будем рады. А теперь — Тони и Мери Лампедуза!

Эдвард сидел, зажав между коленями полупустую банку с пивом и слушал чудесные мелодичные народные песни. Минелли покачал головой и ушёл, не дождавшись окончания концерта.

— Увидимся на танцах, — прошептал он Эдварду на ухо.

Любители потанцевать собирались возле открытой веранды в туристическом центре. Из мощной стереосистемы, предоставленной администрацией парка, рвалась музыка, в основном, ром-мелодии восьмидесятых.

Половина собравшихся была без партнёра. Многие из тех, кто пришёл вдвоём, делали вид, что они одни, и поэтому кое-где вспыхивали ссоры. Эдвард услышал, как какой-то мужчина говорил жене: «Господи, конечно я люблю тебя, но неужели это имеет значение? Разве мы здесь не затем, чтобы объединиться?» Женщина, готовая заплакать, не соглашалась с мужем.

Минелли не везло. Его невысокий рост, неряшливая внешность, несколько безумная ухмылка не привлекали разборчивых красавиц. Он посмотрел на Эдварда и выразительно пожал плечами, потом показал на друга и протянул кулак с поднятым вверх большим пальцем. Эдвард покачал головой.

Как и следовало ожидать, вокруг царила нервозность. Эдвард стоял в стороне, не испытывая ни малейшего желания подойти к женщине. Ему хотелось только наблюдать и оценивать.

Танцы закончились рано.

— Ничего особенного, — заметил Минелли, пока они добирались в темноте до Кемп-Карри. Друзья, расставшись возле душевой, разошлись по палаткам.

Эдварду не спалось. С фонарём в руке он зашагал по тропе на запад и вскоре уже стоял на деревянном мосту и вслушивался в журчание Мерсед. Вдалеке гремели водопады. Река бурлила вокруг свай моста, то чёрная, как смола, то сине-серая.

Эдвард посмотрел на небо. Сквозь листву деревьев, прямо над Хаф-Доумом, небо вновь покрыли мерцающие точки — крошечные сине-зелёные и красные вспышки. Заинтригованный Эдвард долго разглядывал небесный свод. Ещё не всё кончено, подумал он. Похоже, там идёт война. Он попытался представить себе боевые действия в космосе, в поясе астероидов, но не смог.

— Жаль, что я так мало понимаю, — пробормотал он. — Хотелось бы, чтобы кто-нибудь объяснил, что происходит.

Вдруг все его тело пронзила острая боль. Он сжал зубы и застучал кулаками по деревянным перилам, бессмысленно крича и топая ногами. Наконец, ослабев, он повалился на деревянный настил и, съёжившись, обхватил руками дрожащие ноги. В течение четверти часа он сидел так — привалившись спиной к стойке перил — и плакал, как ребёнок, то сжимая, но расжимая кулаки.

Через полчаса Шоу медленно поднялся и не спеша направился в лагерь, освещая путь фонарём. Он осознал, что потерял бесконечно много и навсегда.

Эдвард зашёл в палатку и растянулся, не раздеваясь, на кровати. Завтра вечером он уже не станет медлить — он найдёт женщину, пригласит её на танец или предложит пойти к нему и остаться. Он не будет смущаться, забудет о своих принципах и чувстве собственного достоинства.