Божий молот, стр. 50

Рубен замёрз, но страх отпустил его. Голова гудела, двигаться не хотелось. Юноша решил перебороть себя. Он напряг тело и откинул голову так резко, что стукнулся о забор.

Это помогло ему собраться. Ускользающее сознание подсказало, что надо действовать с осторожностью. Он ощущал вкус крови во рту.

Так чувствует себя дикий зверь, когда его ловят люди, чтобы отправить в зоопарк.

Голова по-прежнему кружилась — то слабее, то сильнее. Это усыпляло, несмотря на то, что он промёрз до мозга костей и вымок. Несколько раз Рубен пытался подняться, но ватные ноги не подчинялись.

Он почувствовал, как что-то вновь ползёт по голове. Паук медленно спустился на шею, прополз по куртке и добрался до кармана брюк. Он отвернул край кармана и мгновенно исчез там, для чего ему пришлось согнуть лапки. Карман в том месте, где расположилась «игрушка», чуть заметно оттопырился.

Рубен вновь почувствовал силу в ногах. Он встал и сделал несколько нетвёрдых шагов. Внимательно осмотрел себя и не обнаружил ни крови, ни ссадин — только несколько синяков. Он потянулся к карману, но смутная мысль — или что-то другое — заставила паренька вспомнить об осторожности, и он отдёрнул руку. Стоя в ночной тишине, дрожа от холода, Рубен в недоумении огляделся в поисках других пауков. Но не увидел ни одного.

Дохлая мышь лежала возле мусорной кучи. Рубен встал на колени и изучил останки.

Труп был аккуратно расчленён; розовые, коричневые и ярко-красные внутренности лежали по одну сторону от бездыханного тельца, и на них виднелись аккуратные разрезы, будто кто-то взял образцы ткани.

— Мне надо домой, — сказал Рубен в темноту.

Он добрался без приключений.

Артур задержался в Лас-Вегасе на три дня, чтобы принять участие в неофициальных встречах с конгрессменами из комитета по законодательству. Но вот он снова дома, снова с семьёй, возле реки и леса. Он сидит в гостиной на ковре в позе «лотоса», а Франсин и сын устроились на кушетке. Марти развёл огонь в камине сам, без помощи взрослых, и аккуратно поднёс длинную горящую спичку к дровам.

— Ну, слушайте, что произошло, — сказал Артур. Он отжался на руках, чтобы повернуться к кушетке, не меняя позы, и начал свой рассказ.

К полуночи радиатор нагрелся, и постепенно тёплый воздух стал обволакивать тела супругов, лежащих в объятиях друг друга. Голова Франсин покоилась на плече мужа. Артур чувствовал, как дрожат её ресницы. В эту ночь они были близки, и любовь переполняла их. Вопреки традициям интеллектуалов, Артур наслаждался праздностью и пребыванием дома. За четверть часа муж и жена не сказали друг другу ни слова.

Раздался телефонный звонок.

— О, боже! — Франсин отодвинулся от Гордона. Он потянулся и взял трубку.

— Артур, говорил Крис Райли. Прости, что разбудил тебя…

— Мы не спим, — сказал Артур.

— У меня срочное дело. На Гавайях я встретил нескольких ребят, которые хотели бы переговорить с тобой. Они слышали, что я знаю твой домашний телефон. Может, ты позвонишь им сейчас или…

— Хочу отдохнуть, Крис, по крайней мере, пару дней.

— У них важное сообщение.

— Ну, ладно. А в чём суть?

— Из того немногого, что мне сказали, я понял, что они, вероятно, обнаружили — ну, ты же читаешь газеты — оружие, которое инопланетяне могут применить против нас.

— Кто эти люди?

— Один из них Джереми Кемп, хитрая лиса, но отличный геолог. Двое других — океанографы. Слышал что-нибудь об уолте Сэмшоу?

— Автор университетского учебника? Он, должно быть, уже стар, не так ли?

— Он и ещё один парень, Сенд, сейчас на Гавайях вместе с Кемпом. Они утверждают, что видели необычное явление.

— Хорошо. Дай мне их номер. — Артур включил лампу на ночном столике.

— Сэмшоу и Сенд на борту корабля в Перл-Харборе. — Райли продиктовал по буквам название корабля и дал номер. — Спроси Уолта или Дэвида.

— Спасибо, Крис, — сказал Артур, вешая трубку.

— Нет покоя? — спросила Франсин.

— Некоторые думают, что знают, где собака зарыта.

— Да?

— Я лучше позвоню им.

Он вылез из кроват и прошёл в кабинет. Франсин, кутаясь в халат, появилась через минуту.

Когда разговор закончился, Артур повернулся и увидел сына, который стоял рядом с матерью и тёр заспанные глаза.

— В конце недели я еду в Сан-Франциско, — сообщил Артур. — Но перед этим мы проведём несколько дней вместе, дорогие мои.

— Ты покажешь мне, как пользоваться телескопом? — сонно спросил Марти. — Я хочу видеть, что происходит в космосе.

Артур взял мальчика на руки и отнёс его в спальню.

— Вы с мамой занимались любовью? — спросил Марти, когда Артур положил его на кровать и укрыл.

— Как ты догадался, Зоркий Глаз?

— Это значит, что ты любишь маму. А она любит тебя.

— Угу.

— Ты уедешь, а потом опять приедешь, да?

— Так скоро, как только смогу.

— Если мы все умрём, я бы хотел чтобы вы оба были здесь, чтобы мы были вместе, — сказал Марти.

Артур долго не отпускал руку сына. На глаза навернулись слёзы, волной нахлынула нежность и глубокая невыразимая печаль, сердце сжалось.

— Завтра мы займёмся телескопом, — наконец хрипло пообещал он.

— И я смогу увидеть, как они приближаются?

Артур не умел лгать. Он крепко обнял мальчика и сидел на его постели, пока глаза сына не закрылись и дыхание стало ровным.

— Час ночи, — сказала Франсин, когда он забрался под одеяло.

Они снова любили друг друга и снова были счастливы.

22 ноября

— Годж! Негодный пёс! Годж, это замороженный цыплёнок. Его нельзя есть. Ты можешь разломать его и только.

Франсин сердито топнула ногой, и Годж выскочил из кухни, высунув язык. Он выглядел пристыженным, но, вместе с тем, явно гордился своим подвигом.

— Вымой получше, — посоветовал Артур, указывая на цыплёнка и весело смеясь.

Франсин повертела искусанную, но целую птичью тушку и покачала головой.

— Не выйдет. На каждом куске будут видны следы.

— Собачьи зубы на куске, который мы перемалываем зубами… — проговорил Артур. — Замечательный пример вторичного использования…

— Перестань! Ты всего два дня дома — и пожалуйста, неприятность.

— Ну, давай! Выругай меня хорошенько, — улыбнулся Артур. — Мне не хватает вины за домашние неурядицы.

Франсин положила цыплёнка на стол и открыла раздвижную стеклянную дверь.

— Мартин. Где ты? Давай накажем твою собаку.

— Он во дворе. У телескопа. — Артур с грустью осмотрел тушку. — Если мы не съедим его, значит, птичка погибла понапрасну.

— Собачьи микробы, — напомнила Франсин.

— Чёрт возьми. Годж всё время облизывает нас. Он ещё щенок. Он девственник.

Семья села за стол в семь часов. Обедали цыплёнком с ободранной кожей и обрезанным со всех сторон. Марти подозрительно посмотрел на свою порцию — ножку и крылышко, — но Артур предупредил, что маме не понравится, если они будут чересчур привередливы.

— Вы заставили меня приготовить это, — парировала Франсин.

— Что интересного? — спросил Артур сына, показывая пальцем вверх.

— Все блестит и мерцает, — ответил Марти.

— Ясная ночь, да?

— Сегодня пасмурно и холодно, — отрезала Франсин.

— Множество звёзд, но я имею в виду… Знаешь ли… Мерцает, как фейерферк.

Артур прекратил жевать.

— Звезды?

— Ты мне как-то говорил, что только суперновые звезды могут ярко зажигаться и гаснуть, — серьёзно сказал мальчик. — Наверно, я видел именно их.

— Не думаю. Пойдём посмотрим.

Франсин раздражённо бросила кусок цыплёнка на тарелку.

— Идите, идите! Во время обеда. Артур…

— На минутку, — извинился Гордон и вышел. Марти последовал за ним. Франсин в знак протеста задержалась возле заднего крыльца, но вскоре присоединилась к мужу и сыну.

— Вон там, — показал Марти, — но сейчас там ничего не происходит, — сказал он разочарованно.