Божий молот, стр. 33

Под бодрую джазовую мелодию на экране промелькнула мультзаставка, предвещающая программу «Австралия Ассошиэйтид Пресс Ньюс Нетуорк». Довольно простое немолодое, морщинистое лицо комментатора Рэйчел Венс улыбнулось поверх голов рассеянно следящих за экраном пассажиров.

— »Здравствуйте! Главное событие сегодняшнего дня, конечно, все ещё связано с инопланетянами. Вчера прошла очередная встреча между австралийскими учёными и роботами, известными как Пузанчики. Их называют так потому, что они напоминают этих добродушных персонажей юмористических картинок, выполненных художников Ал Каппом. До сих пор информация, полученная в ходе встречи официально не оглашена, но представитель кабинета сообщил, что продолжается обсуждение вопросов, связанных с теоретической физикой и астрономией, и пока ещё не затронуты биологические проблемы».

На экране появилось уже знакомое Артуру лицо пресс-секретаря правительства. Гордон внимательно слушал. Ничего нового.

— Роботы не сообщают данные о плотности населения Галактики. Таким образом, нам по-прежнему неизвестно, сколько планет можно считать обитаемыми и какие существа заселяют их…

Кадр сменился другим: три Пузанчика направляются к вагончикам, где происходят встречи. Вокруг сухая колючая трава, а поблизости — высокая фальшивая гора. Роботы перемещались плавными толчками, этот способ движения наводил безотчётный страх, глубоко будоражил душу. За ним могло стоять высочайшее техническое мастерство… или какой-то оптический трюк, спектакль, рассчитанный на примитивных туземцев.

Венс снова появилась на экране, её лицо с приветливой улыбкой казалось высеченным из камня.

— »Вашингтон Пост» и «Нью-Йорк Таймс» сообщили сегодня, что конус потухшего вулкана в Долине Смерти, Калифорния, закрыт для туристов. «Пост» связывает это сообщение с исчезновением трёх молодых людей и девушки, якобы задержанных военными властями Калифорнии.

Ничего нового, но уже ближе… Опасная близость! Артур откинулся на спинку кресла и посмотрел в иллюминатор, на океан и облака, проплывающие в десятках тысяч футов под ним. Безмерность, подумал он. Кажется, что только это и существует — океан и облака. Я мог бы путешествовать всю жизнь, но и тогда не увидел бы всю планету. Вид из иллюминатора не столько подтверждал необъятность Земли, сколько заставлял учёного по-новому взглянуть на свою жизнь и работу.

Артур попробовал вздремнуть. До посадки в Мельбурне далеко, а он уже измотан.

Гора, все ещё безымянная, протянулась вдоль линии горазонта на полмили. Утро раскрасило её от основания до вершины полосами пурпурного, красного и оранжевого цвета. Сине-серое небо предвещало жару. Стояла весна, необычно засушливая. Не чувствовалось ни дуновения ветерка. Артур выпрыгнул из неуклюжего, с мощными шинами, автомобиля, принадлежащего штабу Королевской австралийской армии, в рыжее месиво грязи и уставился через всю долину на гору. Консультант по науке Дэвид Роттерджек встал рядом с ним. Меньше чем через десяток метров начиналось первое кольцо ограждений из колючей проволоки, резко петляющее среди серебристо-серых кустов и зарослей колючих трав.

Неспешно, почти вразвалку Квентин Бент шёл по рыжей пыльной тропе. Этот сорокапятилетний человек с седой чёлкой, спадающей на лоб, отличался крупным телосложением, приятной улыбкой на красном лице, и пессимистичным выражением голубых глаз. Сначала он протянул руку Роттерджеку. В другой армейской машине прибыл Чарльз Уоррен, геолог из Кент-Стейта. Его сопровождали ассистенты Бента — Форбес и Френч.

— Мистер Гордон, — обратился Бент к учёному, пожимая ему руку, — я только что прочитал тезисы доклада, с которым собираются выступить представители американской оперативной группы. Если не ошибаюсь, над ним, в основном, работали вы и доктор Файнман?

— Да, — ответил Артур. — Надеюсь, мы ясно изложили факты.

— Куда ясней, — проговорил Бент, приподнимая подбородок, будто принюхиваясь. Однако при этом он не сводил глаз с собеседника. — Крайне тревожная информация. Господа, я получил сигнал от наших Пузанчиков — мы все называем их так, и они не могут обижаться, не правда ли? — и мы собираемся встретиться с ними сегодня в полдень в вагончике номер три. Каждый день, — почти задыхаясь, продолжал он, — они выходят и навещают нас, никогда не покидая окрестностей горы. До полудня мы успеем позавтракать и осмотреть местность, если вы не против. Вы хорошо выспались, доктор Гордон, мистер Роттерджек, доктор Уоррен?

— Вполне, — сказал Роттерджек, хотя под его глазами темнели круги.

Бент сверкнул улыбкой и вразвалку зашагал.

— Идёмте, — пригласил он.

Артур оказался рядом с Уорреном, человеком среднего роста с жидкой прядью волос, зачёсанной на лысину, и большими глазами над длинным носом.

— На что это похоже? — спросил Гордон.

— На Айерз-Рок, только поменьше, — ответил Уоррен, покачивая головой. — Здешняя гора выглядит более подозрительно, чем в Долине Смерти. Честно говоря, я бы не удивился, увидев такую в Диснейленде.

Завтрак прошёл спокойно. Бент представил американцев учёным, исследующим гору и, в том числе, руководителю геологической группы доктору Кристине Кармайкл. Она сообщила, что ни один из изученных минералов не принесён из космоса; таким образом, весь «камуфляж» выполнен из материалов земного происхождения. Артур попытался представить, как безвестные строители незаметно для всех возводили гору, но воображение отказало ему.

Обсуждение других проблем не заняло много времени. Бент задал только три вопроса: в каком свете правительство Америки представит происходящие события общественности (Роттеджек ответил, что они вообще не планируют ничего подобного), как они трактуют рассказ Гостя о космическом корабле, пожирающем планеты (рассказ казался американцам правдивым), и видят ли они связь между глыбой в Долине Смерти и австралийской горой. Роттерджек не рискнул взять на себя ответственность, высказав свою точку зрения. Он предпочёл промолчать. Уоррен не считал, что достаточно хорошо изучил суть дела, чтобы составить определённое мнение. Артур же кивнул.

— Да, безусловно, такая связь существует.

— Реально ли, что нас одновременно посетили жители различных звёзд и планет? — спросил Бент.

— Маловероятно, — отозвался Артур.

— Но возможно? — настаивал он.

— Возможно, но всё же маловероятно.

— Итак, мы по-прежнему не знаем, что происходит, — вмешался Форбес, приглаживая рукой светлые волосы.

— Не исключено, что идёт волна миграции машин, достигшая наконец и нашей планеты, — прибавил Френч. — Может статься, все цивилизации развиваются по одной и той же эволюционной схеме, и, подобно туче, излившейся дождём, настала пора…

Бент отодвинул опустевшие тарелки из-под бифштекса, яиц и фруктов.

— Мы — компания оптимистов, доктор Гордон. Наша нация моложе вашей. Должен признаться, мы по-своему заинтересованы в дружественных намерениях наших гостей. Премьер-министр и члены кабинета — не стану упоминать о его преподобии мистере Колдекоте… — Он обвёл взглядом присутствующих и широко улыбнулся — Мы все верим, что появление инопланетян поставит нас в один ряд с самыми могущественными государствами. Мы могли бы превратиться в центр культуры, строительства, образования, научных исследований. Если за событиями на Фернис-Крике скрывается что-то ужасное — а именно так нам кажется, — то мы вполне можем придерживаться теории, что с нашей горой дела обстоят иначе. Независимо от того, принесёт эта версия пользу или вред. Вы понимаете меня?

— Конечно, — сказал Роттерджек. — Мы бы хотели согласиться с вами.

Он посмотрел на Артура.

— Но не можем, — произнёс тот.

— Ну что ж, зато мы откровенны друг с другом и спорим, словно старые друзья… Господа, нас ждёт вертолёт.

В свете лучей уже поднявшегося высоко солнца гора приобрела красновато-коричневый оттенок, кое-где смешанный с охрой. Артур, глядя сквозь плексиглазовый иллюминатор, покрытый паутинкой тонких царапин, покачал головой.