Божий молот, стр. 24

Я вытащил козарную карту, думал Хикс, пока Крокермен и министр безопасности входили и занимали места. Сотрудники секретной службы обедали за маленьким столиком возле входа в банкетный зал.

Хикс сидел напротив Лермана и рядом с президентом. Последний радушно приветствовал писателя кивком головы.

— Эти люди хорошо поработали, не так ли? — спросил президент, когда с закусками было покончено.

По негласному соглашению все разговоры за обедом касались незначительных, а то и вовсе пустяковых проблем. Официанты подали кофе в старинном, с виду, много раз использовавшемся серебряном кофейнике, разлили его по фарфоровым чашечкам и разнесли гостям. Харри отказался от кофе. Артур бросил в чашку два кусочка сахара.

— Вы знакомы с мистером Файнманом и мистером Гордоном? — поинтересовался Крокермен, когда они откинулись на спинки стульев с чашками в руках.

— Я слышал об их заслугах и однажды встречался с мистером Гордоном, когда он работал в руководстве ОКС, — сказал Хикс. Он улыбнулся Артуру, словно только что заметил его.

— Не сомневаюсь, наши люди поинтересовались причинами, побудившими вас рваться в отель «Фернис-Крик»?

— Очевидно, существует какая-то плохо скрываемая тайна, связанная с происходящими здесь экстраординарными событиями, — объяснил Хикс. — Я действовал по наитию.

Президент снова улыбнулся невесёлой, почти обескураживающей улыбкой и покачал головой.

— Я удивлён, что оказался здесь, — продолжал Хикс, — после не слишком гостеприимного приёма на аэродроме. И я потрясён встречей с вами, господин президент, невзирая на то, что я догадывался о вашем присутствии в этих краях. Я пришёл к этому предположению путём логических заключений, о которых уже рассказывал представителям армии и секретной службы. Можно сказать, я потрясён тем, что интуиция не подвела меня. Так что же здесь происходит?

— Я не уверен, что мы можем открыть вам тайну. Я не уверен, не ошиблись ли мы, пригласив вас на обед, мистер Хикс; и, безусловно, остальные сидящие за этим столом, ещё больше сомневаются в целесообразности приглашения. Не так ли, мистер Гордон? Вы не возражаете против участия в обеде писателя, репортёра?

— Мне это представляется странным, но я не возражаю.

— Я думаю, мы все потеряли точку опоры… — сказал Крокермен. — Я хотел бы поразмыслить над мнением постороннего человека.

Харри подмигнул Артуру без намёка на иронию.

— Я словно блуждаю в потёмках, сэр.

— Почему, с вашей точки зрения, мы собрались здесь?

— Я услышал — не спрашивайте, каким образом, всё равно не скажу, — что тут обнаружено таинственное существо. Я догадываюсь, что это может быть связано с находками в Большой пустыне Виктории.

Маккленнан прикрыл глаза ладонью и затряс головой.

— Незашифрованное сообщение, переданное «Эйр Форс I». Их всех следует расстрелять.

Крокермен выслушал советника и махнул рукой. Он вытащил из кармана сигару и жестом пригласил всех закурить. Собравшиеся вежливо отказались. Президент зажал сигару в зубах и щёлкнул старинной серебряной зажигалкой.

— Полагаю, у вас есть разрешение на посещение военных баз и исследовательских лабораторий?

— Да, — сказал Хикс.

— Тем не менее, вы не гражданин Соединённых Штатов.

— Вы правы, господин президент.

— Благонадёжен ли мистер Хикс, Карл? — обратился Крокермен к Маккленнану.

Советник по национальной безопасности покачал головой, поджав губы.

— За исключением того, что он иностранец, к его досье не придерёшься.

Лерман наклонился вперёд и произнёс:

— Господин президент, я считаю, разговор следует закончить. Мистер Хикс не имеет официального допуска к секретным материалам и…

— Чёрт возьми, Отто, Хикс — умный человек. Мне интересно знать его мнение.

— Сэр, мы можем найти множество различных специалистов, чтобы вы побеседовали с ними, — сказал Маккленнан. — Но не приведёт ли подобная тактика к нежелательным результатам?

Крокермен пристально посмотрел на Маккленнана, сжав губы.

— Сколько времени осталось до того, как враг разнесёт Землю на куски?

Кровь прилила к лицу советника.

— Неизвестно, господин президент.

Хикс выпрямился и оглядел сидящих за столом.

— Прошу прощения, — сказал он, — но…

— Карл, — продолжал Крокермен, — по-моему, нежелательные результаты появляются, если слишком много времени уделять бюрократическим формальностям и расточительно относиться ко времени.

Маккленнан с мольбой посмотрел на Лермана. Тот поднял обе руки.

— Мы подчинаемся вам, сэр, — сказал он.

— Не считая некоторых аспектов, да, — раздражённо заявил Крокермен. — Я решил доверить мистеру Хиксу нашу тайну.

— Мистер Хикс, если можно так выразиться, гений информации, — заметил Роттерджек. — Он никогда не занимался научными исследованиями, он известен только как журналист и писатель. Я поражён, сэр, что вы отдаёте привилегии журналисту.

Глаза Хикса сузились, но он промолчал. На лице Крокермена вновь появилась кроткая мечтательная улыбка.

— Вы закончили, Дэвид?

— Я замолчу в любой момент, сэр. Я согласен с Карлом и Отто. Мы совершаем ошибку, за которую придётся расплачиваться.

— Я спросил, закончили ли вы.

— Да, сэр.

— Тогда позвольте мне повторить. Я решил посвятить мистера Хикса в нашу тайну. Надеюсь, что его допуск к секретным материалам будет оформлен без проволочек.

Маккленнан старался не смотреть на президента.

— Я начну заниматься этим в ближайшее время.

— Отлично. Мистер Гордон, мистер Файнман, я ни в коем случае не выражаю сомнения в ваших профессиональных качествах. Вы не против мистера Хикса?

— Нет, сэр, — сказал Артур.

— Ничего не имею против журналистов и писателей, — заметил Харри. — Вне зависимости от того, что повесть Хикса кажется мне неудачной.

— Хорошо. — Крокермен задумался на несколько секунд, затем кивнул и продолжил: — Я помню, что мы отклонили кандидатуру Дюпре, предложенную Артуром, потому что не хотели пользоваться услугами иностранных учёных. Надеюсь, вы не будете ничего иметь против некоторой непоследовательности наших действий… Мы действительно обнаружили таинственное существо, мистер Хикс. Оно оказалось пришельцем из космоса. Мы зовём его «Гость». Гость — живой организм, не робот, не машина. И он рассказал, что совершил космическое путешествие из своего мира в наш. Но…

Президент пересказал Хиксу почти все и даже упомянул о своём отношении к страшному предостережению. Никто не вставил в его рассказ ни слова.

Хикс слушал с напряжённым вниманием. Он заметно побледнел. Крокермен закончил, сделал глубокую затяжку и выпустил колечки дыма. Хикс наклонился вперёд, опираясь локтями о стол.

— Будь я проклят! — тихо выговорил он нарочито легкомысленным тоном.

— Проклятие падёт на головы всех нас, если мы быстро не решим, что делать, — сказал Крокермен.

Остальные воздержались от комментариев. Это был театр одного актёра, и мало кто из присутствующих получал удовольствие от спектакля.

— Вы ведёте переговоры с Австралией и, конечно, ввели их в курс здешних событий? — предположил Тревор.

— Мы пока выжидаем, — ответил Крокермен. — Нас беспокоит реакция людей, если новости просочатся в печать.

— Конечно, — сказал Хикс. — Я и сам не знаю, как поступить. У меня такое ощущение, будто я наступил на осиное гнездо.

Крокермен загасил выкуренную только наполовину сигару.

— Завтра утром я возвращаюсь в Вашингтон. Мистер Хикс, я хотел бы, чтобы вы полетели со мной. Мистер Гордон, к вам это тоже относится. Мистер Файнман, насколько я понимаю, вы не сможете сопровождать нас. Вам предстоит лечение в Лас-Вегасе.

— Да, господин президент.

— Тогда после завершения курса — а я желаю вам благополучного его исхода — я просил бы вас порекомендовать ряд учёных для встречи с Гостем. Стоит провести ещё несколько допросов — не слишком удачное слово, правда? Порасспросить. Такая команда могла бы стать связующим звеном между нами и австралийцами. Карл, вам надо организовать дело так, чтобы кто-нибудь из австралийских специалистов прилетел в Ванденберг и присутстсовал на наших встречах с Гостем.