Недавно друг вернулся из АТО и рассказывал…, стр. 3

И только дед Тарас сидит как ни в чем не бывало. Его из схрона только при Ющненко достали, он кацапской мовы не розумиет, слепой практически и глухой на оба уха. Сидит, улыбается, весло чистит. От байдарки.

Уже тогда Васыль понял, что дед непрост, ох, не прост…

На следующий день повезли их в окопы. С одной стороны — лес, с другой — тоже лес, а посредине — сепары лагерь разбили.

Смотрит Васыль в бинокль: Оренбургский футбольный клуб «Газовик», абитуриенты Бурятского педагогического колледжа и литературные персонажи готовятся к очередному вторжению на Украину — ну вот в точности все, как Васильева рассказывала! Встали, топором побрились, выпили водки, сами себя обстреляли, помолились на портрет Путина, выпили водки, зажали в зубах свои паспорта, выпили водки и пошли, и пошли…

Идут, главное, и мрут как мухи, горы трупов кругом, чеченцы на коленях стоят, плачут как дети, Моторолу в очередной раз насовсем убили, стотыщ русских в плен сдалось вместе с оружием. Но у Васыля как раз мобильник разрядился, не успел снять.

У нас-то, конечно, потерь нет, многие просто лежат и не дышат, чтоб деморализовать и запутать врага.

И вдруг видят: из леса на них Самый Главный Сепар движется — борода по пояс, лапти, папаха, профиль Сталина на груди, идет, на ходу лезгинку танцует. В одной руке — бутылка водки, в другой — ядерная боеголовка. Бойцы опешили немного: они тут как раз в плен собирались — горячего покушать, время обеденное, а у них одна карамелька рошен на весь взвод — сосут по очереди. Но ничего не поделаешь, если никак нельзя отмазаться, то приходится воевать — «така одвична прырода украинського лыцарства».

Ребята уже прощаться стали, а тут встает старый вояка Тарас и говорит «Дай-ка сюда „весло“, сынку!» Все думают — ну сбрендил старый, из весла, что ли, собрался его завалить?

А Тарас взял весло, туда смотрит и говорит тихо «Слава Украине!»

А потом вышел в поле и как гаркнет: «Йой, шо то сі діє?!! Бодай тебе шляк трафив, курва францювата! Най би ті качка копнула, курча твоя мать! Ней тебе свиня задзьобає, бахур намаханий! Жиби тобі жаба цицьки дала, пуцька волохата!»

Сказал, и вдруг Самый Главный Сепар начал из стороны в сторону вилять, гудеть, крутить его на месте стало, несколько сепаров задавил, те врассыпную. Своих подавил немеряно. Потом в окоп свалился, гудит как ненормальный — на клаксон упал. Подергался немного и затих…

Да что там говорить, даже у наших пулеметы из рук попадали, так их волной накрыло от Тарасового боевого НЛП…

А Тарасу хоть бы что, только чуть подмышки вспотели. Потом наклонился, подобрал дохлую ворону, привязал к ноге и ушел в лес, слегка прихрамывая. Больше они Тараса не видели…

Сидели, молчали, курили, в плен ушли только вечером, к ужину.

Такие дела. А вы говорите — укры воевать не умеют…

Руслан Карманов

Казак Гомнилюк и Бандера

Недавно друг вернулся с АТО, рассказывал историю.

Окружили они вату под Дебальцево, сидят, ждут, затаились. Долго сидят, времени счёт уже потеряли. Вдруг один из них, казак Гомнилюк, говорит — а что это мы все в белом тут сидим? Все смеются шепотом, а потом начинают переглядываться. А Гомнилюк продолжает — а почему это, как думаете, у нас тут постоянно перемога и темно? Призывники все посмеиваются, а что ответить — не знают, но атмосфера напряжённая. А потом смотрят — над их укрытием крест вырастает, всё выше и выше. Сам по себе. Ну, народ напрягся вообще реально.

И тут неожиданно останавливается рядом с их засадой Огромный Белый Фургон — как из гуманитарной помощи РФ, которую в Киеве по телевизору показывают, и оттуда выходит крупный такой Бандера. Вначале один, а потом другие, много — притом эти Бандеры поменьше и бегут как бы такой плотной группой, скрываясь в полах плаща основного Бандеры, попискивают, один на другого наползает, а некоторые мелкие такие Бандеры, где-то с собаку размером, по Бандере бегают туда-сюда и что-то на мове ропщут. И всё это как такой стон негромкий, и Бандера в тишине всё ближе и ближе. Призывники молчат, а один на мобильник всё снимает.

Бандера подходит, достаёт раскладную табуретку и садится. И мелкие Бандеры тоже как-то затихают и в форме сердечка рядом выстраиваются. Минута где-то проходит и Бандера говорит:

— У кого пятая группа крови?

Все задумались, а Гомнилюк покраснел и говорит:

— У меня.

Бандера улыбнулся и говорит:

— У друга знакомого в офисе есть знакомая, у неё у подруги ребёнка в Меге украли. Она отвернулась на минуты три, а он пропал. Записи с камер тоже пропали, и все остальные люди тоже. И подруга эта пропала, и Меги этой теперь нет. Так вот в Москве сейчас и живут. А через неделю всё назад вернулось — стоит ребёнок на том самом месте, где Мега была, травинку жуёт, ему 42 года и он прораб. И у него почки нет — а у друга знакомого и у тех, кто это репостнул с пометкой RT PLZ — мозгов. Всё это у них удалили. Теперь вопрос — кто? Ведь у знакомого была очень редкая пятая группа крови.

Гомнилюк ещё больше покраснел и поставил на стол рюкзак, и давай оттуда доставать — почку достал, мозгов два пакета, ещё каску Тымчука и тефлоновый оселедец анонимного патриота.

Бандера сразу как-то успокоился, а то его мелкие уже из сердечка в свастику перестроились, и говорит:

— Вы на тему остального не волнуйтесь. В белом вы — потому что зима. Темно — потому что ночь. Крест — про крест я не придумал, но у меня шалавы есть знакомые — спилят по запросу. А кто клевещет, что вас типа заранее в мертвецов готовят — ну там переодели, упаковали — тот может в любой момент выйти и у ваты спросить, кто тут мертвецы. Там одних чеченцев тыщ 40, а ещё удмурты и якуты. У любого спросите, хоть сейчас. Они ждут.

Ну, один пробует выйти — а встать не может. И второй тоже. А Бандера хитро так смотрит, с ленинским прищуром. И вдруг тот, кто первым встать попробовал, понимает, что у него встать как-то не получается никак. А Бандера хохочет уже в открытую и неожиданно убегает, а его стайка некрупных Бандер — за ним. И один только остался — и подошёл к другу и раз его по щеке! Не больно, но обидно очень. Друг очень сильно напрягся, чтобы встать — а ему вдруг снимавший всё это время на мобильник говорит странным голосом:

— Вы почему, мужчина, тут спите? Алё.

Тот смотрит, и вдруг понимает, что это Курская, кольцевая, и он один в вагоне, на инвалидной коляске, а рядом патруль полиции и тётка-проводница с жезлом таким, чтобы поезд метро отправлять. А цыганка, которая его привезла, куда-то делась. И смотрят они на него — ну, в общем… кацапы, что с них взять?

Ему 26 — говорит, на самом деле всё только начинается. Пьёт только много.

Автор неизвестен

Муджахед Мустафа

Недавно друг вернулся из АТО, рассказал историю.

Стоит он как-то с хлопцами на блокпосту и проверяет машины, чтобы сепары не шалили, и был у них в роте один парень — Мустафа звали. Папа его был сириец Али, а мама украинка. И вот как то сепары начали по ним долбить с миномета стодвадцати миллиметрового. Слева попали, а потом справа — значит вилка им и следующих раз прямо по блокпосту будет, а тут еще слышат хлопцы «арматы» рашкованские идут прямо на них, тут мустафа расстилает молитвенный коврик и говорит — дело без молитвы начинать никак нельзя. Быстро помолился Аллаху, потом одел длинную белую рубаху, обвязался взрывчаткой и побежал в сторону танков. Уже вечер, да и туман, спрятались они в окоп и слушают что да как. И вдруг голос мустафы — Аллаху акбар! И тут же взрыв, а потом опять Мустафа кричит и еще несколько взрывов. Танков больше не слышно было, только пламя гудит.

Как светать стало то пошли хлопцы поглядеть что там случилось. Видят 4 «арматы» с оторванным башнями стоят — догорают, знать взорвался Мустафа рядом с каждым из них по разу.

Справный хлопчик оказался — патриот, даром что араб, потом его наши медики заштопали и он до сих пор в АТО воюет. А мы во Львове узнали что Аллах акбар значит «слава Украине»