Эскорт, стр. 8

— Проверь питание БЭМа и приборной части. Далан, еще раз убедись, что навигационные системы исправны; сделай контрольное ориентирование. Эш, сейчас отключи резервуар; займешься им после отдыха. Возвращаемся в центральный ствол.

По ту сторону шлюза Далан с удовольствием сняла шлем-котел, мешавший ей нормально слушать. Спускаясь в ЦС по неудобному, почти вертикальному трапу, она негромко ржала и лаяла, смакуя звуки инопланетных животных, — это было развлечение, отдушина в стесненной и тревожной атмосфере корабля, предназначенного к ликвидации. Эш убеждала себя, что с этой живой музыкальной шкатулкой следует смириться.

Но в стволе Далан вдруг замолчала, словно подавилась. Уши ее растопырились и встали выше макушки.

— Ты можешь петь, — как можно ласковей сказала Эш, заставив себя быть терпимой.

— Цак! пиииииииии, — звучно щелкнув, Далан издала тончайший писк на грани слышимости и указала рукой в черный провал ствола. — Там кто-то есть. Он передвигается. Шуршит.

Форт поторопился открыть шлем и усилил темновое зрение; присмотрелась и Эш.

В круглом проеме зыбко скользнул бесформенный, неясный силуэт — и слился со стеной. Эш поклялась бы именем господним, что мелькнувшее нечто — словно бы пролетевшее, не касаясь пола, — еле-еле светит ультрафиолетом.

— Это не наше искусственное насекомое, — Далан до предела приглушила голос. — У них другие шаги.

— Я не вызывала автоматы, — отозвалась Эш так же тихо.

— Очень темно и далеко. Сейчас усилюсь, — Далан опустила на глаза свой бинокуляр. — Нет, ничего.

Форт считал, что он застрахован от галлюцинаций. Полностью техногенный организм мог поломаться, но психическим болезням в нем не на чем было завестись. Инженеры Айрен-Фотрис не допустили бы к эксплуатации ненадежный мозг. Форт предназначался для управления кораблем, превосходящим «Сервитер» настолько, насколько флаер совершенней планера. Но тут, стоя в заднем конце ствола, Форт неожиданно засомневался в своих ощущениях.

— Все видели?

— Я — слышала.

— Да… что-то метнулось, — подтвердила Эш.

Оружие Форта лежало запакованным в багаже. Он пожалел, что не захватил его с собой. Опыт подсказывал, что с движущейся угрозой на борту лучше всего разговаривать на языке силы, а уж потом разбираться, чем или кем она была.

— Держаться вместе, — приказал он. — Идем быстро, глядя по сторонам.

Шаги троих отмеряли метры ствола; лучи прорезали даль трубы до заветной двери, ведущей в голову судна. На отметке, где — или чуть дальше?.. — показалось и исчезло нечто, Форт особенно пристально изучил входы в грузовые отсеки. Слева — 14-й и 16-й, справа — 13-й и 15-й. Что бы тут ни двигалось, оно шло справа налево. Влево Эш посмотрела вместе с ним.

— Да успокоит господь души всех умерших, — послышался Форту ее сдавленный голос.

— Поставь автоматы на входе в ствол. Постоянное слежение.

Когда дверь ствола закрылась и сработали запоры, экипаж перевел дух, а Далан отыграла на губах какой-то варварский марш, как бы в знак триумфа. Молчавшие в стволе, все одновременно захотели говорить.

— Кто-нибудь может сказать, что это было?!.

— Тело большое, вес маленький. Так волочится по земле аэростат. Мое знакомое впечатление.

— По-моему, оно светилось.

— Не заметил. У меня к этому явлению в стволе есть два вопроса — откуда оно взялось и куда подевалось, если двери отсеков заперты, и насколько оно реально. Скажем, пропускает ли свет.

— И нет, и да. Я видела покрытие объектом лампы. — Далан употребила астрономический термин, но все поняли. — Свет мало затмился. Притух, я хотела сказать.

У Форта выросло энергопотребление мозга. Ситуация требовала его решения — такая должность, что от обязанностей лишь в гробу спасешься. На корабль проник беглец со станции? Это возможно — кто удирает из зараженного места, тем руководит первый закон паники «Беги прочь!», а не рассудок. Но тела из мяса и костей насквозь не просвечивают. Призрак?.. Эти штуки жестко привязаны к мирам-феноменам вроде Форрэйса, Хэйры, Динары и Арконды. Правда, призрак можно сгенерить искусственно, но вне дивных планет создание устойчивого призрака обойдется много дороже, чем «Сервитер» в пору его юности. И призраки локализованы в местах образования или фиксированы к конкретным лицам; просто так перевозить их невозможно. Все отпадает.

— Понаблюдаем за стволом. Сейчас нам нужен отдых. Ближайшие восемь часов — моя вахта, за мной заступает Далан.

Говорил Форт сухо и четко, но за его сдержанным тоном Эш послышалась забота. Это согревало, но был и привкус обиды. Не из-за того ли капитан так чуток, что она худощавее всех? Не считает ли он ее малолеткой и заморышем?..

— Прошу время для внеочередной работы, — подняла руку Эш. — Я тревожусь за двигательный отсек 4. Управлюсь быстро, поем и лягу спать.

— Нет, — отрезал Форт. — Сперва приди в себя. Выполняй, инженер.

В рубке их ждал сюрприз «Угадайте, от кого». На мониторе горело добавочное окно со словами:

ПОЛУЧЕНО СООБЩЕНИЕ ДЛЯ «СЕРВИТЕР БОНД». ПРОЧИТАТЬ.

«Как быстро „Скайленд“ отозвался! — удивился капитан. — Наверняка нагоняй за использование прямой связи без надобности. Что-нибудь вроде: „Не отвлекайтесь на пустяки, гоните корабль дальше“.

Но содержание письма озадачило его куда больше, чем факт связи с кораблем, летящим в забвение. Он даже попытался пошутить, чтобы избавиться от ощущения нереальности:

— Приятно, что хоть связь работает нормально. Признавайтесь, у кого есть тайный дружок, который достает даже в скачке и тратится по-крупной, лишь бы дозвониться?.. Подсказка: его имя — Кэн.

— У меня нет таких друзей. — Эш знала пять-шесть эйджи, от которых с радостью бы получила почту, но никого из них не звали Кэном.

— Имя не наше, — отказалась и Далан. — В столько слогов друзья не подписываются. А что там?

— А вот взгляните, — Форт жестом пригласил коллег к экрану.

Письмо гласило:

[Я совершенно один могу сказать. Беспокойство незнание здесь. Полет быстро. Чувство полноты свободы быстро быстро здесь здесь. Меня холод нелюбовь. Только вместе. Рвутся связи. Креплюсь. Я Кэн Мерфанд здесь]

Ни номера узла-отправителя, ни обратного адреса в реквизитах письма не значилось.

«Похоже, что Далан писала», — с невольным ехидством подумалось Эш. Она гордилась тем, что владеет линго в совершенстве. Но зачем серой тумбе сочинять корявые письма о разлуке?.. Если комиссар Сато играет в туанцев, то не занимается ли мирка игрой в эйджи?

— До меня это не дотрагивается, — Далан выдохнула с присвистом. — Иду питаться и накачиваться.

Волоча ноги к себе в тесную каютку, измотанная Эш заметила, что Далан, разобрав свой баул, свинчивает из трубок спортивный снаряд. Не успела Эш прожевать устало движущимися челюстями первый кусок, как Далан залязгала железом, запыхтела и принялась вскрикивать, будто дралась, а не поддерживала форму, нагружая мышцы и костяк гирями. Посмотреть бы тайком, как она ест. Судя по ширине пасти, может разом затолкать в себя брикет на полтора кэгэ. А зубы у нее есть?..

Поочередно проверив отсеки на наличие движущихся объектов («ПОСТОРОННЕГО ПРИСУТСТВИЯ НЕ ОТМЕЧАЕТСЯ»), Форт тестировал корабельную станцию связи. Результаты выглядели занятней некуда: внешние антенны «Сервитера» с момента отлета принимали одни лоцманские корректировки и сигналы маяков — и никаких писем. Уму непостижимо. Впечатление такое, что письмо возникло само по себе, зародилось в такт тревоге экипажа, словно эхо или всплеск на энцефалограмме. Если бы БЭМ, главный бортовой компьютер «Сервитера», научился чувствовать и думать, именно такую телеграмму он и отстучал бы экипажу в знак солидарности — мол, ребята, мы гребем по космосу в одном корыте, мне тоже паршиво, так что поймите меня. Одно неясно — зачем он назвался именем, а не серийным номером.

Форт обратился к памяти, пытаясь найти там хоть что-нибудь схожее с текстом полубессвязного письма. Целевой поиск занял доли секунды; итог был из ряда вон, он ни в какие рамки не укладывался — прямо хоть все бросай и сам ложись тестироваться.