Эскорт, стр. 6

«Только не ругаться, — предостерег себя Форт. — Ни слова матом. Нельзя».

— Что мы думаем предпринять? — осторожно спросила Далан. — Жажду услышать мнение бортинженера.

— Ллойд ручался, что обмотки в хорошем состоянии, — промямлила Эш. — Отладить их можно только на судоремонтном заводе.

— Попытайся сделать это вручную, — настоял Форт.

«Надо было учиться на навигатора, — упав духом, подумала Эш, выводя на экран настроечный регулировщик. — Никаких забот! Работа звездочета…»

В полукилометре от нее что-то угрожающе не ладилось в сверхпроводящих жилах, обвивающих конусы дюз и цилиндры генераторов плазмы. Чем дольше это длится, тем меньше набор скорости и, как следствие, больше времени на разлад плазмаков. Положительная обратная связь.

Снаружи это незаметно. Просто четыре струи звездного огня, уносящие «Сервитер Бонд» от маяков и причалов «Скайленда», и одна струя слабее остальных. А отвечает за все бортинженер. Урок на будущее — не верь Ллойду без сомнений.

Эш начала теряться. Обмотки отвечали нормативам, но проходящая сквозь них струя немного колебалась. Для стороннего наблюдателя она неподвижна — но не для приборов.

«Груз уложен правильно, — убаюкивал свою тревогу Форт. — Никаких смещений, ясно?.. Мертвецу в отсеке 14 все равно. Самый спокойный пассажир».

За свою часть общей работы Далан была уверена. Оптическая и маяковая навигация не подводит. Но хотелось бы узнать, сколько налетала ихэнская особь. Корректно ли спросить об этом капитана?.. И следовало заглянуть в техпаспорт судна. Больное, устрашающее судно! Только из желания проверить себя в сложной обстановке она поддалась на уговоры эйджи из конторы межпланетных перевозок. Обстановка ждать не заставила.

Порой Далан задавалась вопросом — насколько оправданно ее стремление посетить как можно больше миров и познакомиться с обычаями всех разумных? Врач, который занимался проблемами развития ума личинок, советовал ей налегать на физику и математику: «Детка Даль, твоя судьба — в точных науках». Но с каждой линькой все сильней манили приключения. И тянуло вверх, наперекор силе тяжести. Она с трудом дождалась возраста, когда деткам дают доступ к воздухоплаванию. Гул пламени в форсунке, наполняющей шар горячим газом, звучал как победная песня. Буря, треплющая аэростат, волновала душу; Далан висела на канатах, держащих корзину, и упивалась видом проносящейся внизу земли. Еще до метаморфоза во взрослую она прошла курсы навигации, а когда освоилась с прямохождением, поступила в экипаж грузового дирижабля, но ее планы простирались куда дальше. Просто врач не угадал, к чему приложится умение Далан невероятно быстро считать и чувствовать скорость.

— Мы подойдем к точке входа на ваш час позже, чем надо, — заметила она для Форта. — Я изменяю расписание скачка.

— Да, — безразлично ответил капитан.

Он артон. Как это интересно! У него тело робота, а в теле живой мыслящий мозг. Великолепное достижение науки эйджи. От него регулярно доносится механический шум дыхания, а в теле что-то журчит — видимо, циркулирует кровезаменитель.

Имитаторы Форт встроил в себя нарочно, для внимательных и любознательных. Благо, такие приставки есть в продаже — высшие киборги специально ими оснащаются. Было бы неловко объяснять, что он ненастоящий на все 100 %, а артоном только прикидывается, чтобы отвести от себя подозрения и иметь все права человека.

Правительство не забывает о сбежавших пилотах межпространственных истребителей «флэш» и радо будет вернуть заблудшего в горячие объятия командования военно-космических сил, но… трассы звездного транспорта так густо переплетены, завязаны в столько узлов, что на них немудрено и потеряться, особенно сменив голову. Тела пилотов, к счастью Форта, создавались на базе серийной модели. И давайте не будем спрашивать, сколько ему стоили новая голова и биография.

«Если сейчас это недоразумение класса F развалится на ходу, ничего противоестественного не случится, — философски размышлял Форт. — Моя биологическая жизнь давно прекратилась. Должно когда-нибудь и мышление схлопнуться. Тогда я узнаю, как Иисус-Кришна-Будда на своем уровне решил проблему — во-первых, отделима ли душа от тела (хотя мои конструкторы с этим давно разобрались), и, во-вторых, является ли артон полноценной заменой человека. То есть факт взвешивания моих грехов и заслуг докажет, что людская жизнь — не сердцебиение и не пищеварение, а мышление. Ха, тогда выходит — смерти вовсе нет, раз я продолжу все осознавать. Значит, и беспокоиться не о чем».

Но оглашать плоды своих раздумий Форт не стал. Это уместней приберечь для того часа, когда воздух начнет покидать «Сервитер Бонд» через разломы в лопающемся корпусе, а экипаж примется делить последний баллон кислорода. «Не трепещите, — надо будет им сказать, — но уповайте — как я!»

Надо было совсем ума лишиться, чтобы наниматься в этот рейс. Но деньги, деньги — как без них прожить? Пилотировать прогнившую посудину — не худшее из зол, на которое люди идут ради денег.

— Мне удалось сделать это! — воскликнула нянечная разновидность ихэна из проема вверху и позади Форта. — Движок три стабилен!

«Сейчас еще где-нибудь откажет, — предположил Форт. — Сложная штуковина — корабль. Как человек; в нем все зависит от всего».

— Я все пересчитаю назад. С учетом победы нашего бортинженера.

— Я бы просила не язвить на мой адрес. Я не заслужила подобных нападок.

— Доверяйте мне, коллега Эш! Я всем телом радуюсь за вас! Это истина. Я нахожусь в немалых чаяниях о вас, я жду от вас точных решений.

— Постараюсь, — скрипнула Эш. В другое время Форт повеселился бы, слушая, как две нелюди препираются на человеческом языке, потому что у них больше нет ничего общего, кроме фундаментальных основ биохимии и разума.

— Старайтесь, коллега Эш. А то я начинаю опасаться всяких неполадок.

— О них даже упоминать не следует.

— Почему?

— Примета нехорошая.

— Не вижу я причинной связи! — гаркнула Далан. Спустя три секунды свет в рубке мигнул и погас.

— Да провались ты!.. — вырвалось у Эш.

— Я составлю рапорт для конторы «Скайленда», — промолвил Форт. — Полагаю, риск транспортной операции больше, чем оговорено в контракте. Хочу потребовать дополнительной премии.

Надо же чем-то обнадежить экипаж, начинающий нервничать.

Темнота не была полной — приборы с их автономным питанием мило светились, обрисовывая голову Далан. Ее ужимки были красноречивее, чем даже интонации громового голоса.

— Подробная проверка перед стартом не была бы лишней.

— Не было повода, коллега Далан.

— Он есть теперь.

— Мы теперь в разгоне на скачок. Непоправимых поломок нет. Эш, займись.

Эш вывела схему осветительной сети. Ага, вот где вышибло.

— Поторапливайся.

— У нас присутствует посторонний источник звука. Под креслом.

— А, это будильник мертвеца. — Форт вспомнил, что засунул коробку под себя, чтоб не мешалась.

— Бу… чей?! — вдруг дошло до Эш.

— В отсеке 14 хранится труп, — разъяснил Форт терпеливо и спокойно. — Он входит в каргоплан.

— Умершие снабжаются будильниками в ритуальных целях? — спросила Далан. — Он символ воскресения? Весьма поэтично. Сколь глубокий смысл! Дззззззззз, — воспроизвела она звонок, — и пробуждается!

— Ну, это вряд ли, — нащупав часы в футляре, Форт осмотрел их. Со светом, без света — он видел одинаково.

Непонятно. Когда он достал будильник при Сато, стрелки показывали семь минут пятого. Сейчас их положение на циферблате должно соответствовать 11.23, но на часах было без девяти минут девять. Отстают на два с половиной часа, вот как. Корпус сзади гладкий — ни винтов подзаводки, ни установщиков стрелок. Как эта штука действует?.. Форт поколупал ногтем щиток, скрывавший механизм. Тикает.

Убирая будильник, он еще раз поглядел на циферблат.

Что за фокусы? Без десяти девять.

Он изменил режим зрения, ускорив восприятие в двадцать раз и дав увеличение х10.