Домик на море, стр. 2

ДЕБОРА: Ты уже говорил мне это раз двадцать. Что придет сегодня в шесть часов и, что его жену зовут Бьянка. Возможно, у тебя есть один, единственный друг. Этот Альвизе.

МАРКО: Когда-то он был моим большим другом. Но уже прошло столько лет. Целых девять лет. Мы с ним больше никогда не виделись. Каким он стал за эти годы, я этого не знаю. Мне было бы весьма любопытно узнать это. Не имею никакого представления и о его жене, я ее не знаю. Он как-то послал мне одну фотокарточку вместе со своей женой и через несколько лет еще одну — с женой и ребенком. Жена — очень красивая. С белыми локонами и с лицом как у овечки. Ребенок — просто прелесть. Они его держат в колледже, в Швейцарии.

ДЕБОРА: И, почему они его держат в колледже, в Швейцарии?

МАРКО: Этого я не знаю. Откуда мне это знать? Мне совершенно ничего неизвестно о них. Единственное, что я знаю, так это то, что у них денег — куры не клюют. Его Бьянка очень богатая персона.

ДЕБОРА: Как и я, я тоже была в свое время богатая. По всему видно, что у тебя с Альвизе слабость к богатым женщинам.

МАРКО: Ты была богатой. Когда-то. Когда я еще не был знаком с тобой. Но, когда я женился на тебе, у тебя уже ничего не было за душой, кроме ночной сорочки. И вязаных кофточек.

ДЕБОРА: Из кашемира.

МАРКО: Из кашемира.

ДЕБОРА: Теперь ты меня упрекаешь за то, что у меня нет денег? Ты что, хотел получить за меня приданое?

МАРКО: Я ничего не хотел. Я просто хочу сказать, что я не женился на богатой женщине. Твой отец постарался промотать все деньги, еще задолго до того, как мы с тобой познакомились.

ДЕБОРА: Он играл на бирже. Имел такую страсть. И потерял там все деньги. Бедняжка. Он был очень заметным мужчиной. И очень жаль, что умер так рано.

МАРКО: Альвизе, наоборот, женился на женщине, по-настоящему богатой. С земельными участками. С цитрусовыми плантациями. И другими, неизвестными мне богатствами. Вдобавок к сказанному, у них имеется также один завод, который успешно функционирует.

ДЕБОРА: Кто тебе сказал, что он успешно функционирует?

МАРКО: Я так думаю.

ДЕБОРА: И, где находится этот завод? Он виден из окна?

МАРКО: Я не знаю, где он находится. Здесь из окна видны только дворики.

ДЕБОРА: Марко?

МАРКО: А?

ДЕБОРА: Ты думаешь, что Альвизе, сможет предложить тебе место на своем заводе?

МАРКО: Пока я ничего не могу сказать об этом. Я не знаю, каков он из себя сейчас. Когда-то он мог бы подарить мне целую турецкую империю, если бы обладал ею. А сейчас — не знаю. Люди меняются.

ДЕБОРА: Вот как!? Тебе он мог бы подарить целую турецкую империю? Так он тебя ценил?

МАРКО: Да, он меня ценил очень. Он был самого высокого мнения обо мне.

ДЕБОРА: Однако, я не думаю, что Турция — это империя. Персия — да, империя, а вот Турция — нет. Ты совершенно не знаешь географии. Ты, видимо, плохо учился в школе.

МАРКО: Со школой у меня было всегда все в порядке. Я был всегда отличником.

ДЕБОРА: Я же, наоборот, была самой тупой в классе. Это завод, выпускающий этернит? Что такое этернит?

МАРКО: Не знаю. Что-то вроде асбестоцемента.

ДЕБОРА: И, как же ты собираешься работать на заводе, где производится что-то такое, чего ты и толком-то не знаешь?!

МАРКО: Когда начну работать, тогда и узнаю.

ДЕБОРА: И, чем ты сможешь заниматься на заводе, выпускающим этернит?

МАРКО: Многими вещами. Всякой работой. На каждом заводе имеется самая разнообразная работа. Могу, например, работать в отделе по связям с общественностью.

ДЕБОРА: Тебе могла бы понравиться такая работа? Ты был бы ею доволен?

МАРКО: Как сказать. Работа, как работа. Работа достаточная, чтобы сводить концы с концами. Я уже не надеюсь найти себе работу, которая бы сделала меня счастливым.

ДЕБОРА: А чем бы ты хотел заниматься, чтобы чувствовать себя счастливым?

МАРКО: Я бы с удовольствием стал бы учиться. И хотел бы написать одну книгу. Книгу по истории. Но, поскольку у нас нет денег и нам нужно хоть как-то жить, я распростился навсегда с мыслью продолжать учебу. Не думаю, что у меня есть большое призвание по части научного работника. Поэтому, мне вполне подойдет работа на заводе по производству этернита. При условии, что Альвизе, захочет предоставить мне такую возможность.

ДЕБОРА: Ты бы согласился навсегда остаться здесь? В этой деревушке?

МАРКО: Эта деревушка не вызывает у меня дурных ассоциаций. Здесь есть море. Можно купаться. Местечко обжитое, спокойное. Думаю, что нам здесь было бы неплохо, даже, если бы мы решили остаться здесь навсегда. Естественно, если мы решим обосноваться здесь надолго, подыщем себе приличный дом. Ближайший город отсюда — Анкона. В свое свободное время я охотно бы ездил в город, в библиотеку. На машине туда можно добираться очень быстро.

ДЕБОРА: А, как же я? Чем я смогу заниматься здесь, весь божий день, если мы останемся здесь надолго?

МАРКО: Ты? Не знаю. Ты тоже могла бы подыскать себе какую-нибудь работу. Поработать, например, преподавателем. Временно замещать какого-нибудь учителя в школе. К счастью, ты закончила литературный факультет университета.

ДЕБОРА: Мне не нравится преподавать. Я никогда не занималась с детьми. И у меня нет способностей к этой работе.

МАРКО: А ты попробуй. Привыкнешь. Люди привыкают и не к такому.

ДЕБОРА: Кто бы говорил об этом, но только не ты! Ты никогда ни к чему не привыкаешь и всегда всем не доволен.

МАРКО: Кроме того, ты могла бы подружиться с Бьянкой. Проводить время в ее компании. Вы могли бы стать закадычными подругами. Она могла бы познакомить тебя со своими знакомыми. Вы могли бы часто ездить с Бьнкой в Анкону. Чтобы сделать покупки, сходить на какой-нибудь концерт.

ДЕБОРА: Меня отнюдь не привлекает подобная жизнь.

МАРКО: Не привлекает?

ДЕБОРА: Нет! На концертах я скучаю. И меня совсем не привлекает идея проводить мое время в компании особы с личиком овечки.

МАРКО: Если это тебя не привлекает, то я и не знаю, что сказать тебе. Поступай, как знаешь!

ДЕБОРА: Марко!

МАРКО: А?

ДЕБОРА: Как мы поступим, если Альвизе не даст тебе этой работы? Мы уже истратили все наши деньги. У нас почти ничего не осталось.

МАРКО: Не знаю. Может, начну писать статьи для журналов. Сейчас не хочу даже об этом думать. Я устал. Находился за рулем все это утро. Не заставляй меня напрягать мои мозги. Я бы с удовольствием сейчас принял бы душ. Злости у меня не хватает оттого, что нет воды. Пожалуй, я побреюсь. (Поет). «Все поросята — согласились». Ты знаешь эту песню?

ДЕБОРА: Нет. А, что?

МАРКО: Это песня, которую очень любил напевать Альчиде. Я запомнил только начало этой песни. В ней поется, что все поросята согласились вырасти и стать свиньями. Все, за исключением одного, захотевшего так и остаться поросеночком. Знаешь, что мы купим, когда выйдем отсюда? Несколько метров пластика и соорудим хорошую перегородку, которая закроет этот вид на плитку, холодильник и раковину. Комната сразу станет выглядеть совсем по-иному.

ДЕБОРА: А, как мы закрепим этот пластик?

МАРКО: О, боже. Не знаю. Может, установлю металлическую перекладину с кольцами, а, может, прилажу какой-нибудь деревянный брусок. Нет ничего проще, чем соорудить какую-то перегородку.

ДЕБОРА: Прежде чем заниматься нам этой перегородкой, не лучше ли было бы нам узнать, как надолго мы здесь задержимся.

МАРКО: Несомненно. Однако, даже при самом плохом раскладе, мы задержимся здесь, по крайней мере, на месяц. При самом плохом раскладе, то есть, если Альчиде мне скажет, что у него нет для меня работы. Я хозяйке домика уже переслал по почте переводом шестьдесят тысяч лир. Всю сумму месячной аренды домика.