Путь самца, стр. 31

…Но раз уж не срослось, то хотя бы воспользоваться личным шофёром. Что Киска и сделала. Я знал, что он возьмётся ей помогать, сам попросил его об этом, но я ведь и предположить не мог, что ему придётся совершить целых три поездки между её квартирой и моей, чтобы перевезти все шмотки. За один раз они просто не помещались в легковой машине. Когда он, наконец, закончил — уже в поту и пене — таскать чемоданы, то спросил: «А деньги? Это не входит в мои обязанности!» — «Деньги? — Она удивилась, наверное, поняв, что пришли те времена, когда ей самой придётся везде платить за себя. Но решила как можно сильнее отдалить их. — Деньги Роман отдаст. До свидания». И дверь перед ним захлопнулась. Но буквально через десять минут она ему снова набрала и испуганным голосом доложила, что СЛУЧАЙНО забрала мой ноутбук, который нужно срочно вернуть. На самом же деле она сразу после переезда отзвонилась одному нашему общему товарищу и стала хвастаться, чем разжилась. Когда она дошла до компьютера, приятель с уверенностью в голосе произнёс: «Он тебя убьёт. Я бы тоже за компьютер тебя замочил, у него же там все — документы, фотографии, книги, информация…»

И вот тогда она испугалась. По-настоящему.

Когда позже я добивался от неё ответа на вопрос: ну почему ты забрала то, что тебе не принадлежало? — она, как создание, полностью уверенное в своей правоте, и даже удивляясь немного моей «глупости» ответила, что я — человек богатый и ещё себе заработаю. А ей это все нужнее.

«Но это же моё!» — никак не мог я понять такой логики. — «Ах, ну купи себе ещё. Разве это трудно». — «А почему я должен покупать, если это моё!»

Если у кого-то сейчас родилось ощущение, что я был жадной сволочью, и девочка хотела хоть что-то взять взамен за «бесцельно проведённые» со мною годы, он ошибается. Она ушла с кучей тряпок, купленных мною для неё за огромную кучу денег, и в бриллиантах, которые стоили, как квартира. Я ведь уже сказал, что она появилась в моей жизни в очень славный момент появления первых больших денег и возможности, не раздумывая, их тратить.

Что же касается способов, которыми бабы разводят нас на траты и чуют, что вот «сейчас-сейчас» он начнёт раскошеливаться по-крупному, — то они достойны отдельной главы. Раскажу на своём опыте.

Когда мы только начинали встречаться, Киска отказывалась от подарков: «Нет-нет, мне не нужно от тебя ничего! Я же тебя просто люблю». Просто так. Бескорыстно. Кстати, это всегда очень приятно, что тётка вас «просто» любит.

Но отсутствие у неё денег постепенно начинает рождать какие-то неудобства для тебя. Например, она живёт в очень отдалённом районе, ей далеко мотаться к тебе, и ты снимаешь ей квартиру в центре. У неё есть мобильник, но он постоянно глючит от старости, и ты не знаешь, как её найти. Тебе это надоедает, да ещё приближается какой-то праздник, и ты говоришь: «Давай я тебе куплю телефон в подарок на праздник!» А любимая говорит: «Почему в подарок на праздник? Он мне уже давно нужен. Давай ты купишь его сейчас, а в подарок что-нибудь другое».

Несколько удивившись — однако, логика тут есть, — покупаешь телефон. Но купить дешёвый рука не поднимается. Берёшь дорогой. Ты же небедный человек. Держи марку.

Потом тебе нужно вывести её в свет, а оказывается, что ей нечего надеть. У большинства девочек в этой стране в гардеробе нет вечернего платья. Но раз она идёт с тобой к солидным людям, что делать — надо его купить. А к платью нужны туфли. К туфлям сумочка. А ко всему этому — пальто и очки для солнца. И ты покупаешь. Она же твоё украшение. По её виду тебя оценивают.

Словом, выходит так, что ты её одеваешь потому, что в этом есть необходимость. Делаешь это в какой-то степени для себя. Одеваешь и совсем не задумываешься о том, что раздевать её может кто-то посторонний. И… совсем не можешь уловить тот момент, когда оказываешься в положении «барана, который за все платит».

Девчушка очень быстро привыкает к хорошему. За пару лет наших отношений Киска пришла к тому, что считала за подарки только бриллианты. А одежда, еда, турпоездки бизнес-классом в дорогие экзотические страны — всё это было как бы само собой разумеющимся. Это не подарки — это часть жизни.

Виновата ли она в этом? Наверное, нет. Скорее всего, я сам виноват. Сам её разбаловал. Старался подтянуть её под определённый уровень жизни.

А дальше… Жизнь непредсказуема. Даже олигархи попадают в тюрьмы и теряют состояния. А у людей, зарабатывающих на жизнь своим трудом, она и вовсе нередко идёт волнами. Спады бывают (по независящим от нас причинам). И вот накануне новогодней ночи, в которую впервые в жизни не работал, я сказал Киске, что куплю ей подарок попозже. Она, привыкшая регулярно получать дорогущие подарки, сделала обиженную мордочку, ощетинила усы и спросила: «КАК ЭТО?»

— У меня нет больше денег. Ты же знаешь.

— Но ведь всё-таки Новый год, — дуется она.

— Я же через неделю везу тебя в Индию отдыхать. На что мы там будем жрать, и чем ты недовольна? Когда и с кем ты ещё туда попадёшь? А вернёмся — тоже надо на что-то жить.

— Да, но ведь Новый год, — она начинает размазывать по лицу слезы и сопли.

А ты, как дурак, её утешаешь, хотя послушал бы кто этот разговор! Девочка, которая год назад работала за двести долларов в месяц, почувствовала себя миллионершей. «Дешёвые» подарки её теперь оскорбляют, она от них отказывается, говоря: «Раз так, ладно. Тогда вообще ничего не надо».

И ты думаешь, ну и х… с ним! Идёшь, покупаешь ей, как последний идиот, норковый жакет. Потом бегаешь по друзьям, берёшь у них в долг. Но тебе не удаётся отдать этот долг, потому что девочке опять что-то нужно.

…На самом деле — ей нужно получить компенсацию за каждый прожитый с тобою день. Она все стремиться свести к этому. Ей абсолютно плевать и на тебя, и на перспективы вашей совместной жизни. Это пылесос, всасывающий в себя всё, что можно и нельзя. Для неё каждый день — как последний. Откуси как можно больше! Проглоти, не прожёвывая! — её девиз. И ты… не столько даже жалеешь деньги, сколько устаёшь. Ты не видишь, как строить жизнь с этим созданием.

Ну например, ты покупаешь квартиру, затеваешь в ней ремонт, выбираешь дорогую мебель: чтобы купить один раз — и навсегда. Находишь в магазине шкаф, понимаешь, что деньги на него практически есть, но не хватает какой-то тысячи долларов.

А вечером с тобой рядом садится Киска и начинает плакаться, что ей нужны, например, сапожки.

— Ну у тебя же есть сапожки, дорогая, — чуть не стоном произносишь ты.

— Но у меня только чёрные, белые, синие и красные… А в магазине теперь продаются и зелёные. Таких у меня нет.

— А тебе очень срочно нужны зелёные? Давай вначале купим шкаф, а потом сапожки.

Она начинает хлюпать носом и бешено крутить хвостом. Один вечер ты это терпишь.

На второй вечер ты опять мечтаешь о хорошем шкафе; думаешь, дай-ка перезайму денег у приятеля, чтобы шкаф этот купить, а то никогда не куплю. Звонишь ему. И тут Киска, услышав разговор, снова подсаживается и начинает хныкать на тему, как трудно живётся без зелёных сапожек.

— Но, дорогая, сапожки стоят шестьсот долларов. Такие деньги я всегда найду. Сейчас у меня собралась сумма на шкаф. Это нужнее: его надо купить, пока я их не растратил.

У неё уже истерика. А ей пять раз насрать, какая у тебя будет квартира, хотя она и сама будет там жить. Ей надо что-то, что она всегда легко и быстро в случае расставания сможет унести с собой (шкаф не вынесешь). Я злюсь. И в итоге понимаю, что уже проще купить, чем объяснить, почему не сегодня. Да ещё какие-то шестьсот долларов. Чёрт с ними! И ты идёшь в магазин и видишь, что… сапожки стоят в несколько раз дороже.

А ещё к ним обязательно нужно купить сумочку и шарфик, подходящие по цвету. Непременно сейчас же. В других местах — такого нет и не будет. И ты стоишь в этом магазине, раз пришёл — надо платить. И понимаешь, что тебя развели. Раз Киска давно их присмотрела, значит, и примеривала, и цену знала. И вообще, твой шкаф накрывается медным тазом.