Иллюзия нормальности или не было бы счастья, да несчастье помогло (СИ), стр. 2

      - Эм, друзья мои.

      - И на кой они мне сдались? – вопросительно изгибаю бровь.

      - Сам спросил, где все, я ответил, только ты никому, - этот монстр приложил палец к губам и сделал очень громко: «ТССССС», и добавил: - Тайна.

      Я чуть с кровати не ебнулся, ну что за ребячество?

      - Мои где все? – даже разозлиться на него не могу.

      - А эти, дак не было у тебя никого, - немного потупив взгляд, сказал он.

      Я на некоторое время залип. В смысле, не было? Озвучиваю наболевшее:

      - В смысле, не было? - голос предательски дрогнул. На душе стало неприятно и тошно.

      - Ты как попал сюда, твоему мужу, о, бывшему мужу, позвонили, сообщили и все. Никто не приходил. Я сам удивился, такой представительный альфа…

      Нагло перебиваю его чуть севшим голосом.

      - В смысле - бывший муж?

      - Он, пока ты в коме валялся, развод оформил и укатил вроде куда-то. Ты это, парень, не кисни давай. Жизнь она ведь продолжается, - попытался поддержать меня он.

      - Анализ крови на наличие наркотиков или препаратов делали? – спрашиваю его тоном не терпящим отлагательств.

      - Делали. Снотворное в большой дозе было. Но вот что странно, такое лекарство очень сложно достать. Оно практически сразу выводится из организма… - начал рассуждать он.

      - Мне нужна копия результата. Дело заводили?

      - Нет, ты же в коме был, а твой благоверный сказал, что тебе уже все равно, - в голосе мужчины я отчетливо слышу стыд.

      - Значит, кому-то взятку дали, - с вызовом смотрю на него.

      - Ты на меня так глазеть прекращай, пацан, а то вырву глазюки и в задницу засуну, будешь оттуда глазеть, - разозлился он. - На верхах люди поинтереснее сидят, туда смотри, - бросил он, и уже почти вышел из палаты.

      - Извини, - выдавливаю из себя, и только мне известно как тяжело дается одно простое слово.

      - Проехали. Ты думай, что делаешь, словами не бросайся. Все, спать, завтра в шесть утра обход.

      Только киваю ему и откидываюсь на жесткую кровать.

      И что же мы имеем: муж, сучка такая, сбежал, друзья – нет их, кончились, бля, даже родители забили на любимое чадо. Лучше бы я не просыпался. Хотя нет, по крайней мере, найти того, кто подсыпал мне снотворное, просто необходимо. Чисто из вредности выживу, и буду жить и радоваться жизни, вот только как делать это одному?

      Я всегда был окружен вниманием и роскошью. Отец, успешный бизнесмен, всегда был слишком занят, чтобы уделять мне достаточно внимания, но компенсировал это материально. Может быть, поэтому я и вырос в такого холодного и расчетливого альфу? Было все, что душа пожелает: развлечения, выпивка, омеги, все, и я вполне комфортно чувствовал себя, живя по своим правилам, никого особо не подпуская к своему сердцу, пока не встретил Рамиля. Меня сразу привлек его умопомрачительный запах. Это не была любовь с первого взгляда, хотя он был, бесспорно, красив и умен - как оказалось, даже слишком, - но была страсть, дикая, необузданная. Я хотел его постоянно с неистощающимся желанием. Он был рад такому вниманию и вскоре мы поженились. Вот только за два года брака он так и не забеременел, я даже к врачу его водил. Мне, конечно, намекали, что он противозачаточные пьет, но он отнекивался, мол, еще не время, а я верил, олень такой. Вот и получил, что в самый сложный период своей жизни остался один. Совсем один. Не осталось любви, да и была ли она - вопрос спорный. Вот только все как отрезало, стоило только узнать, что он даже не навестил меня. Маленькая расчетливая дрянь.

      Долго не могу уснуть, ворочаюсь из стороны в сторону и перебираю в голове каждый момент своей жизни. Все было так красиво, так радужно, что осознание, что это всего лишь обман зрения, ложь, фальшивка, разливается тягучей болью. Как же, мать твою, все это неприятно и мерзко. Будто мне нахально растоптали душу.

      Засыпаю, чтобы через несколько минут проснуться в холодном поту. Кошмары - боюсь, они еще долго будут преследовать меня.

  Часть 2

      Прежде чем выпустили из этой камеры пыток, меня целую неделю отчаянно закармливали, истязали капельницами и уколами, а тело - упражнениями для восстановления ослабших мышц, и только когда состояние пришло в норму, меня выписали. Какой же это кайф - просто выйти на улицу и подышать свежим воздухом.

      Погода стояла безветренная, но морозная. Начало февраля, снег хрустит под ногами, крупные снежинки падают с неба, ложась на раскрытую ладонь, и тут же тают, превращаясь в капельки влаги. Полной грудью вдыхаю морозный воздух, и слегка покачиваюсь, чувствуя, что от переизбытка кислорода кружится голова.

      Такси уже ждет, поэтому, окунувшись в теплый салон авто, еду прямиком на работу. Домой категорически не хочется. Представляю горы пыли повсюду, разбросанную по всему дому одежду и разбитую убитым горем мужем посуду. Смешок слетает с губ, и водитель, пожилой бета, с опасением смотрит на меня.

      Иду прямиком в свой кабинет, ловя на себе взгляды, полные ужаса. И кто же это так накосячил, что все боятся лишь одного моего появления?

      Быстрый душ, переодеваюсь в темно-синий костюм, висевший в шкафу, и белую сорочку. Галстук и пиджак покоятся на диване, а я по привычке сижу в своем кресле и уже битый час пытаюсь держать себя в руках.

      - Мартин, - зову своего секретаря. - Совещание, живо!

      Пытался не закричать, не получилось.

      Сжимаю руки в кулаки, чувствую, как ногти впиваются в кожу. Вот это я удачно заехал на работу!

      Совещание длилось больше трех часов. Два раза бегали за успокоительным для особо нервных и один раз за адвокатом, потому что мой зам решил написать завещание. Я посоветовал.

      За время моего отсутствия они умудрились профукать выгодный контракт, к которому я шел полгода, заключили сделку с непроверенной фирмой, потеряли кучу поставщиков и партнеров, при этом умудрились взять кредит в банке, который, как я быстро выяснил, разошелся по рукам. Видимо, никто не хотел, чтобы я остался жив, и уже чуть ли не на венки мне скидывались. Ну, я вам, суки, устрою.

      Просидел в офисе до полуночи. Несколько раз пытался дозвониться Каю, моему, как я раньше думал, лучшему другу, и каково же было мое удивление, когда я увидел на страницах интернета его в компании знакомого омежки на островах. Вот куда сбежал мой благоверный - к лучшему другу удрал. Фу, как это банально и скучно. Захлопываю крышку ноутбука и еду домой.

      Все еще не пришедший в норму организм не привык к таким перегрузкам, как моральным, так и физическим. Несколько минут стою перед дверью и где-то глубоко на подсознательном уровне надеюсь, что сейчас я открою дверь, и на пороге меня встретит любимый муж, сядет ко мне на колени, будет рассказывать очередной бред, который я всегда пропускал мимо ушей. Но то бормотание, которое он издавал, всегда действовало на меня успокаивающе.