CalibreSourceFile_562edfc04d50d, стр. 2

— Эмили, я хотела тебя кое о чем спросить, — обратилась к сестре Аннабелла.

— Что? — отозвалась Эмили, не сводя глаз с офицера, пробиравшегося сквозь толпу. Мощь чувствовалась в каждом его шаге. Перед таким не устоит ни одна женщина.

— Меня очень беспокоит одна вещь.

— Беспокоит? — Эмили заметила, что все взоры обращены к офицеру. Женщины бросали на него восхищенные взгляды. Мужчины оглядывали его не без зависти.

Кто же он такой? Эмили никогда его не видела, иначе не забыла бы.

— Это насчет твоего брака. — Аннабелла говорила едва слышно, и Эмили пришлось наклонить голову. — Надеюсь, ты не отказалась от своей мечты?

Эмили оторвала взгляд от офицера и посмотрела на сестру.

— Ты о чем?

— Ты вышла замуж не ради того, чтобы дать мне возможность выехать в свет? Ах, Эмили, если ты вышла замуж без любви, я этого не вынесу.

Громадные голубые глаза сестры были полны участия, и у Эмили заныло сердце. Они всегда были близки с Аннабеллой, делились друг с другом надеждами и мечтами. И вот у нее появилась тайна от сестры. Аннабелла никогда не одобрила бы подобного обмана.

— Ты тревожишься совершенно напрасно.

— Но, Эмили, все произошло так стремительно. Я до сих пор с трудом верю, что ты замужем, да еще так — без оглашения, по специальному разрешению, тайком от всех! Эмили, ты правда любишь своего майора Блейка?

— Ну конечно, люблю, — ответила Эмили, отведя взгляд. Труднее всего лгать, глядя в глаза человеку. — Ведь мы с тобой договорились: не выходить замуж до тех пор, пока не полюбим так же сильно, как мама папу.

— Я помню. Но, Эмили, я помню и то, как ты воевала с мамой и папой, уговаривая их отправить меня в Лондон на этот сезон. А я хотела, чтобы поехала ты. Я не перенесу, если ты вышла замуж ради меня.

— Не терзай себя. Мне очень хорошо с моим майором.

— Значит, это правда? Он действительно покорил твое сердце с первого взгляда?

Эмили взяла руки Аннабеллы в свои, взглянула в счастливое лицо сестры и подумала, что ради Аннабеллы можно было пожертвовать и своей честностью, что ее ложь — ложь во спасение.

— Едва я взглянула на майора Шеридана Блейка, как поняла, что он — мужчина моей жизни.

— Я знаю, что ты стала очень осторожна с тех пор, как… — Аннабелла закусила губу. — С того ужасного случая, когда ты только стала выезжать.

Эмили стало не по себе, когда она вспомнила о том, как чудом избежала катастрофического замужества.

— Это послужило мне уроком. Пусть послужит и тебе.

Аннабелла кивнула.

— Но ты вышла за майора Блейка так быстро. А вдруг он тоже подлец, как тот ужасный лорд Эйвзбери?

— Я теперь не так глупа, как в свой первый сезон в Лондоне. — Эмили сжала руку сестры. — Будь уверена, Шеридан Блейк не охотник за приданым.

Аннабелла вздохнула, и напряженное выражение исчезло с ее лица.

— А тебя охватывает дрожь от его прикосновения?

— Я дрожу, как листок на ветру. — Эмили взглянула через плечо сестры на армейского офицера, который в этот момент приветствовал ее родителей. Как странно, этот человек словно явился из мира ее грез. Именно таким ей рисовало воображение майора Шеридана Блейка, если бы он вообще существовал. Но она его просто придумала. В этом-то и была проблема.

— Ты всегда говорила, что у каждой из нас есть мужчина, предназначенный нам судьбой, — промолвила Аннабелла.

— Да, один-единственный. — Эмили вздохнула, не сводя глаз с офицера, к которому ее влекла какая-то неведомая сила.

— Теперь я знаю, что такое возможно. И тоже смогу найти того единственного мужчину, который предназначен мне судьбой.

— Конечно, сможешь. Нельзя выходить замуж без любви. Нельзя позволить хитрому мошеннику обвести себя вокруг пальца.

Аннабелла тронула ее за руку, и когда Эмили обратила на нее свой взгляд, она увидела в глазах сестры восхищение.

— Я постараюсь оказаться такой же сильной, как ты, Эмили. Я ведь знаю, мама с папой мечтают, чтобы скорее всех нас пристроить.

— Когда ты подумаешь о том, что с мужем придется провести всю жизнь, то поймешь, что без любви это просто невозможно. — Нет, Эмили никогда не откажется от мечты найти свою единственную любовь.

Шесть недель назад, движимая чувством долга и отчаянием, Эмили дала волю фантазии, и ее героем стал Шеридан Блейк, армейский офицер, пробывший в Лондоне всего несколько дней, перед тем как вновь отправиться на Пиренейский полуостров, то есть ровно столько, чтобы бежать с Эмили и тайно обвенчаться с ней. Такую сказку состряпали они вместе с бабушкой.

Тогда ей казалось, что все очень просто. Это было идеальным решением ее проблемы. Она сможет прекратить бесплодные поиски мужа среди охотников за приданым и зануд Лондона, а у Аннабеллы появится возможность выезжать в свет.

Разумеется, она не собиралась навсегда связать себя узами брака со своим несуществующим супругом. Через несколько месяцев она овдовеет и уже в качестве вдовы сможет не спеша искать того единственного, который и станет ее супругом.

Эмили посмотрела в противоположный конец зала, где армейский офицер все еще разговаривал с ее родителями. Даже с такого расстояния она сразу могла сказать, что это мужчина того же типа, что и рыцарь, о котором она всю жизнь мечтала. Честный. Храбрый. Верный. Такой мужчина, с которым женщина может быть уверена, что мечты ее сбудутся.

— Ты всегда была самой порывистой из нас, Эмми.

Да, она была порывистой. И романтичной, и полной надежд, подумала Эмили. Она и сейчас не теряла надежды. Более того, у нее появилось странное чувство, что джентльмен, предназначенный ей судьбой, в настоящий момент совсем недалеко. Она смотрела, как армейский офицер прижимает руку ее матери к губам. А офицер этот близок к ее идеалу.

— Убежать и обвенчаться тайно. Как это романтично!

Странно, родители приветствуют офицера так, словно он давно пропавший и вновь обретенный сын. Папа все пожимает и пожимает его руку, а мама смотрит на этого черноволосого красавца едва ли не с благоговением. Но почему отец с матерью не представили его ей, Эмили?

— Надеюсь, бабушка окажется права, — сказала Аннабелла. — Лондонский свет примет меня.

— Лондонский свет состоит из надменных аристократов, фатоватых зануд и обаятельных охотников за приданым. Свет будет от тебя в полном восторге. А охотники за приданым станут бегать за тобой стаей — вернее, за твоим состоянием. Так что тебе придется вести себя очень осторожно, Анна. Не забывай о глупости, которую я чуть не совершила.

— Постараюсь.

Они направляются сюда! Мама ведет офицера за руку, а папа пошел к винтовой лестнице в дальнем конце зала, ведущей на хоры для музыкантов. Сердце в груди у Эмили учащенно забилось.

— Эмили! — Аннабелла коснулась руки сестры. — Взгляни-ка на офицера, которого ведет к нам мама!

Эмили не просто смотрела на офицера — она не могла отвести от него глаз.

— Какой лихой вояка. И красивый, правда? — прошептала Аннабелла. — Нет, слишком уж у него свирепый вид, чтобы назвать его красивым.

Он вовсе не красивый, подумала Эмили. Если считать идеалом красоты лорда Байрона. Ничего нежного не было в чертах его лица. Только сила и мужественность.

Этот мужчина приковывал внимание. Гипнотизировал. Подавлял.

Настоящий воин, и как легко было вообразить, что вот он стоит перед ней в сверкающих латах и ждет, что она, дама его сердца, даст ему что-нибудь в залог своей любви — шарф, или перчатку, или перстень, чтобы он взял их с собой на поле сражения.

— Эмили, ты только посмотри, кто к нам пришел! — воскликнула Одри, бросаясь к дочери. — Разве это не восхитительный сюрприз?

Эмили, ошеломленная, с недоумением смотрела на мать.

— Эмили, дорогая! — Одри порывисто обняла дочь, отступила на шаг и прижала руку к груди. — Вижу, у тебя нет слов.

Заметив слезы на глазах матери, Эмили не на шутку перепугалась.

— Мама, я не понимаю…

Договорить ей не удалось, только громкое «Ах!» сорвалось с ее уст, так как офицер схватил ее за плечи, привлек к себе и запечатлел на ее губах страстный поцелуй. Так Эмили еще никто не целовал. Это был поцелуй из самой безумной ее фантазии. Бесстрашный рыцарь явился взять обещанную ему дамой сердца любовь.