Питер Пэн, стр. 10

Он разразился смехом. И смех его на этот раз был искренним и счастливым.

— И они все разом помрут. Сми слушал своего капитана с возрастающим восхищением.

— Это самое мудрое пиратское убийство из всех, что я знаю.

От восторга он начал плясать и петь:

Йо-хо, йо-хо, всегда вперед, Я покажу вам трюк:

Вы вмиг загнетесь, как пожмет Вам лапу славный Крюк!

Они только вошли во вкус и запели было второй куплет, но вдруг разом смолкли. Они что-то услыхали. Сначала это был такой тонюсенький звук, что опавший листик мог заглушить его своим шелестом. Но звук приближался и становился отчетливее. Тик-так, тик-так, тик-так.

Крюк застыл на месте с поднятой ногой.

— Крокодил, — прошептал он, задыхаясь, и помчался прочь, и боцман Сми за ним.

Это и в самом деле был крокодил. Он не тронул индейцев, и они продолжали охотиться за остальными пиратами. Он неслышно пробирался по мягкому илу в поисках капитана. Мальчишки снова вышли из своего укрытия, но все опасности, которые готовила для них эта ночь, еще не были исчерпаны.

На поляну с криком ворвался Кончик, преследуемый стаей волков. Он повалился прямо в траву им под ноги.

— Спасите меня, спасите — вопил он.

— Что же нам предпринять? — недоумевали мальчишки.

И тогда кто-то из них спросил:

— А как в этом случае поступил бы Питер? И все сразу догадались:

— Он поглядел бы на них из-под коленок!

Они немедленно повернулись к волкам спиной, все разом наклонились и, глядя на волков между коленей, стали на них наступать.

Прошла всего минута, но минута эта была необыкновенно длинной. Волки не выдержали такого ужасающего зрелища. Они бросились наутек, поджав хвосты.

Кончик встал с земли, и глаза его были устремлены в темноту. Все подумали, что он все еще видит перед собой волков. Но это были вовсе не волки.

— Я видел удивительную штуку, — сообщил он окружающим его мальчишкам. — Это была большая белая птица. И она летела сюда.

— Что за птица?

— Понятия не имею. Но она такая большая и белая, она летит и все время стонет: «Бедная Венди».

— Я помню, — заявил Малыш. — Есть такая порода птиц — венди. Это летит птица вендь. Глядите, глядите!

Венди оказалась почти совсем у них над головой, и они отчетливо слышали, как она плачет. Но еще отчетливей донесся до них пронзительный голос Починки. В злости она совсем перестала скрывать свои чувства. Она налетала на бедную Венди с разных сторон и больно ее щипала.

— Эй, Динь, привет! — закричали несколько изумленные мальчишки.

И она крикнула им в ответ:

— Питер велел, чтобы вы застрелили Венди! У них не было причин задавать вопросы, когда Питер что-то им приказывал.

— Скорей, — закричали они, — принесем луки и стрелы!

И кинулись каждый к своему дуплу. Все, кроме Болтуна. У него лук и стрелы были с собой. Динь увидела это. Она уже потирала свои ручки, предвкушая победу.

— Быстрей, Болтун! — закричала она. — Опереди их, и Питер останется очень тобой доволен. Болтун приложил стрелу и натянул тетиву.

— С дороги, Динь! — крикнул он.

Венди упала в траву, и стрела была у нее в груди.

Глава шестая

МАЛЕНЬКИЙ ДОМИК

Дурачок Болтун стоял рядом с Венди в позе победителя, когда остальные с луками и стрелами выскочили каждый из своего дупла.

— Поздно, поздно! — крикнул он им с видом победителя. — Я уже застрелил ее. Питер будет доволен мной больше всех!

Пролетая над его головой, Динь-Динь закричала:

«Дурачок ты!» — и скрылась. Никто ее не услышал, потому что все столпились вокруг Венди. Страшная тишина опустилась на лес. Если бы сердце Венди билось, они бы, наверно, услышали.

Малыш заговорил первым.

— Это никакая не птица, — сказал он испуганным голосом. — Это тетенька.

— Как — тетенька? — задрожал от страха Болтун.

— Мы ее убили, — хрипло заметил Кончик. Они сорвали с себя шапки.

— Все ясно, — сказал Кудряш. — Питер привел ее сюда для нас.

И он в отчаянии шмякнулся на землю.

— Тетенька, которая наконец взяла бы на себя заботу о нас, — сказал один из Двойняшек. — А ты ее убил.

Им, конечно, было жаль Болтуна. Но еще жальче самих себя. Когда он приблизился к мальчишкам, они от него отвернулись.

Болтун был бледный, губы сжаты. В его лице появилось даже какое-то скрытое достоинство, которое раньше не замечалось.

— Это я сделал беду, — произнес он. — Когда по ночам тетенька являлась ко мне во сне, я шептал:

«Милая мамочка, милая мамочка». А когда она явилась на самом деле, я ее застрелил.

И он медленно пошел прочь.

— Куда же ты, не уходи! — закричали остальные.

— Уйду, — сказал он. И голос его дрогнул. — Я ужас как боюсь Питера.

И в этот самый трагический момент они услышали знакомый звук, и душа у них немедленно ушла в пятки. До них донеслось кукареканье.

— Питер! — воскликнули они. Он всегда возвещал им о своем прибытии кукареканьем.

— Прячьте ее, — зашептали они, и все стали стенкой возле Венди. Только Болтун остался стоять в стороне.

Снова раздался громкий петушиный крик, и Питер оказался перед ними.

— Здорово, ребята! — крикнул он, и они механически ответили на приветствие, а потом снова наступила тишина.

Он нахмурился.

— Я же вернулся, — сказал он сердито, — почему я не слышу приветствий?

Они было открыли рты, чтобы крикнуть «ура», но звука не получилось.

— Большие новости, ребята, — оживленно говорил Питер. — Я наконец добыл маму для вас всех.

Ему ответило все то же молчание, только было слышно, как Болтун шлепнулся на колени.

— Вы ее не видели? — спросил Питер, начиная беспокоиться. — Она летела сюда.

— О господи, — сказал кто-то, а кто-то добавил: — Какой печальный день. Болтун встал с колен.

— Питер, — сказал он тихо. — Я тебе ее покажу. Мальчишки все еще стояли вокруг Венди, загораживая ее.

— Посторонитесь, Двойняшки, — сказал Болтун. — Пусть Питер посмотрит.

Они все отошли в сторону. Питер поглядел на Венди некоторое время. Он не представлял себе, что же теперь делать.

— Она умерла, — сказал он, чувствуя себя очень неуютно. — Может быть, ей страшно быть мертвой?

Ему вдруг захотелось отпрыгнуть подальше и бежать, бежать, пока совсем не потеряется из виду, и больше уже никогда не возвращаться. Они бы все с радостью побежали за ним. Но он не трогался с места. Он вытащил стрелу у нее из сердца и повернулся к своей команде:

— Чья стрела?

— Моя, Питер, — сказал Болтун и опять бросился на колени.

— Подлая, предательская рука, — сказал Питер и занес стрелу, чтобы поразить ею Болтуна.

Болтун не шелохнулся. Он подставил грудь под стрелу:

— Давай, Питер.

Дважды Питер поднимал руку со стрелой, и дважды он ее опускал.

— Я не могу ударить, — сказал он с ужасом. — Что-то хватает меня за руку.

Все поглядели на него с удивлением. Все, кроме Кончика. Он, к счастью, поглядел на Венди.

— Это она! — закричал он. — Это тетенька Венди. Она хватает его за руку!

Как ни странно, Венди действительно подняла руку. Кончик наклонился над ней и с трепетом прислушался.

— Мне показалось, что она произнесла: «Бедный Болтун».

— Она жива, — сказал Питер. Малышка подхватил:

— Тетенька Венди жива!

Питер встал возле нее на колени. Он обнаружил свою пуговицу. Вы помните тот желудь, который служил ему пуговицей? Она прикрепила его тогда к своей цепочке!

— Глядите! — сказал он. — Стрела угодила прямо сюда. Это поцелуй, который я ей подарил. Он спас ей жизнь.

— Я помню поцелуи, — тут же вмешался Малышка. — Точно, это и есть поцелуй.

Питер его не слушал. Он шепотом упрашивал Венди поскорее очнуться, чтобы он мог показать ей русалок. Но она не отвечала. Она была еще в глубоком обмороке. Над головами у них раздался тоненький вопль.

— Слыхали? — заметил Кудряш. — Это Динь ревет, потому что Венди не умерла.