Леди Сьюзан (сборник), стр. 14

Р. де Курси.

XXXV

От леди Сьюзан к мистеру де Курси

Аппер-Сеймур-стрит

Не стану описывать свое изумление, которое я испытала, прочитав Вашу записку, только что мною полученную. Я ошеломлена и не в состоянии найти рационального объяснения тому, что могла поведать Вам миссис Мейнверинг, чтобы вызвать такую перемену Вашего отношения ко мне. Разве я не объяснила Вам касательно собственной персоны все – все, чему могли придать двойственное значение и что свет по злобе своей истолковал так, чтобы очернить меня? О чем таком Вы могли услышать сейчас, из-за чего Ваше уважение ко мне пошатнулось? Разве я когда-либо скрывала от Вас хоть что-то? Реджинальд, Вы непередаваемо взволновали меня; я и представить себе не могу, как старая история ревности миссис Мейнверинг смогла снова появиться на свет Божий или по какой причине ее снова стали слушать. Приходите ко мне сейчас же и объясните то, что на данный момент совершенно необъяснимо. Поверьте, одно-единственное слово «Ленгфорд» вовсе не говорит мне о столь многом, чтобы не нужны были другие слова. Если мы действительно должны расстаться, то будет по меньшей мере прилично сделать это при личной встрече – но я не в состоянии шутить сейчас; по правде говоря, я достаточно серьезна: пасть, пусть и на час, в Ваших глазах – такое унижение, с которым я не знаю, как смириться. Буду считать минуты до Вашего прихода.

С. В.

XXXVI

От мистера де Курси к леди Сьюзан

Отель

К чему Вам писать мне? Зачем Вы требуете от меня деталей? Но раз уж это необходимо, я вынужден заявить, что сведения обо всех Ваших прегрешениях, совершенных в течение жизни и особенно с момента смерти мистера Вернона, которые достигли как моих ушей, так и ушей всего света, и которым я всецело верил, пока не повстречался с Вами, пока Вы, используя свои порочные способности, не вынудили меня решительно отвергнуть их, были мне вновь неопровержимо доказаны; и более того, я уверен, что связь, о которой раньше я бы и мысли не допустил, определенное время действительно существовала и все еще продолжает существовать – связь между Вами и мужчиной, чью семью Вы лишили покоя в награду за оказанное Вам гостеприимство; что Вы состояли в переписке с ним с тех самых пор, как покинули Ленгфорд, не с его женой, а с ним; что он здесь, в Лондоне, и каждый день навещает Вас. Сможете ли Вы, осмелитесь ли отрицать это? И все это в то время, когда меня обнадеживали и благосклонно принимали как возлюбленного! Одному Богу известно, чего мне удалось избежать! Я должен быть благодарен Ему. Я далек от мысли жаловаться или испускать вздохи сожаления. Лишь моя собственная глупость подвергла меня опасности, а спасли доброта и честность одной особы; но бедная миссис Мейнверинг, страдания которой, пока она повествовала о прошлом, казалось, угрожают ее рассудку, как можно утешить ее?! После подобного открытия Вам вряд ли удастся сотворить очередное чудо и заставить меня изменить мое твердое намерение сказать Вам «прощай». Ко мне наконец-то вернулся разум, и он требует испытывать не только отвращение к трюкам, вынудившим меня покориться Вам, но и презрение к себе самому за слабость, на которой зиждилась их сила.

Р. де Курси.

XXXVII

От леди Сьюзан к мистеру де Курси

Аппер-Сеймур-стрит

Я удовлетворена и более не стану беспокоить Вас после того, как отправлю эти несколько строк. Помолвка, о которой Вы мечтали еще две недели тому назад, больше не входит в Ваши намерения, и я рада, что благоразумные советы Ваших родителей, оказывается, не прошли даром. Восстановление мира в Вашей душе, не сомневаюсь, незамедлительно последует за этим актом сыновней почтительности, а за ним – льщу себя надеждой – придет и извинение моего участия в постигшем Вас разочаровании.

С.В.

XXXVIII

От миссис Джонсон к леди Сьюзан Вернон

Эдвард-стрит

Я в глубокой печали, хоть меня и не удивляет твой разрыв с мистером де Курси: он только что написал об этом в письме к мистеру Джонсону, где также сообщил о своем немедленном отъезде из Лондона. Не сомневайся, я разделяю твои чувства, и не сердись, если скажу, что наше общение, пусть и в виде переписки, вскоре должно прекратиться. Мысль об этом приводит меня в уныние; но мистер Джонсон клянется, что если я не прерву наших отношений, он переселится в деревню до конца дней своих, а как ты понимаешь, на такую крайность никак нельзя согласиться, если есть хоть какая-то альтернатива. Ты, разумеется, слышала, что Мейнверинги собираются разойтись, и боюсь, миссис М. снова будет искать у нас сочувствия; но она по-прежнему так любит своего мужа и так беспокоится о нем, что, возможно, долго не продержится. Мисс Мейнверинг приехала в Лондон погостить у тетушки, и говорят, будто девица утверждает, что обручится с сэром Джеймсом Мартином еще до того, как уедет из города. На твоем месте я бы непременно постаралась заполучить его себе. Да, чуть не забыла поделиться с тобой своим впечатлением от мистера де Курси: я от него в восторге; полагаю, он так же красив, как Мейнверинг, и лицо у него такое открытое и доброжелательное, что его нельзя не полюбить с первого взгляда. Они с мистером Джонсоном – лучшие в мире друзья. Adieu, дорогая Сьюзан, мне чрезвычайно жаль, что обстоятельства сложились совсем не так, как нам хотелось. Ох уж этот злосчастный визит в Ленгфорд! Осмелюсь сказать, ты хотела как лучше, однако с судьбой не поспоришь.

Искренне любящая тебя

Алисия.

XXXIX

От леди Сьюзан к миссис Джонсон

Аппер-Сеймур-стрит

Дорогая Алисия,

Я покоряюсь необходимости, разделяющей нас. При данных обстоятельствах ты не можешь поступить иначе. Наша дружба не ослабеет в результате расставания, и в другие, более счастливые времена, когда ты станешь так же независима, как и я, она снова объединит нас, и мы будем так же близки, как и прежде. Я буду с нетерпением ждать этого события, а тем временем могу смело заверить тебя, что никогда мне не было так легко, никогда я не была так довольна собой во всех отношениях, как в настоящий момент. Твоего мужа я ненавижу, Реджинальда презираю, и я совершенно определенно больше никогда ни одного из них не увижу. Разве у меня нет причин для радости? Мейнверинг предан мне, как никогда ранее; и если бы все зависело от нас, не уверена, смогла бы я отказаться даже и от заключения брака, если бы это он сделал мне предложение. И событие это, если его жена станет жить у тебя, вполне в твоих силах ускорить. Бурю чувств, изматывающих миссис Мейнверинг, легко поддерживать в постоянном волнении. В этом отношении я полагаюсь на тебя как на своего друга. Сейчас я уже довольна тем, что не смогла довести отношения с Реджинальдом до брака, и решительно настроена не позволить этого Фредерике. Завтра же я заберу ее из Черчхилла, и пусть Мария Мейнверинг трепещет перед последствиями этого шага. Фредерика станет женой сэра Джеймса, прежде чем выйдет за порог моего дома; и пусть она хнычет, и пусть Верноны бушуют – они мне безразличны. Я устала подчинять свою волю чужим капризам, отказываться от собственного мнения из уважения к тем, кому я ничем не обязана и к кому и уважения-то не испытываю. Слишком многим я жертвовала, слишком легко покорялась, но Фредерика теперь на себе ощутит разницу в моем поведении. Adieu, мой самый близкий друг, и пусть следующий приступ подагры окажется более благоприятным для тебя! Всегда считай меня безусловно своей

С. Вернон.

XL

От леди де Курси к миссис Вернон

Дорогая Кэтрин,

У меня для тебя превосходные новости, и если бы я не отправила письмо сегодня утром, возможно, тебе бы не пришлось досадовать на то, что Реджинальд отправился в Лондон, ибо он вернулся. Реджинальд вернулся, но не для того, дабы испросить нашего благословения на брак с леди Сьюзан, а чтобы сообщить нам, что они расстались навсегда. Он приехал только час назад, и мне еще не удалось узнать подробности, поскольку он очень подавлен и у меня не хватает духу мучить его расспросами, но надеюсь, очень скоро мы все выясним. Это самый счастливый час, который Реджинальд подарил нам с тех пор, как появился на свет. Единственное, чего остается желать, – это чтобы вы были с нами, и мы очень просим и даже умоляем вас приехать к нам как можно скорее. Вы должны были появиться у нас много недель назад – надеюсь, у мистера Вернона не случится никаких неотложных дел; и пожалуйста, привозите с собой всех моих внуков; и разумеется, приглашение распространяется и на твою дорогую племянницу: мне не терпится увидеть ее. Нынешняя зима была печальной и тяжелой, ведь и Реджинальд отсутствовал, и из Черчхилла никто нас не навещал. Никогда раньше я не переносила это время года с таким трудом; но долгожданная счастливая встреча вернет нам всем молодость. Фредерика занимает значительную часть моих мыслей, и когда к Реджинальду вернется его обычное доброе расположение духа (а я полагаю, это произойдет скоро), мы постараемся еще раз похитить у него сердце, и меня переполняет надежда уже довольно скоро увидеть, как их руки соединятся.