Мёртвая зона (другой перевод), стр. 72

— Что он несет? — Джонни не верил своим ушам.

— Это он только разогревается, — пояснил Роджер, вытирая глаза. Джонни почему-то не было весело.

— Третий лозунг! — не унимался Стилсон. — Мы отправим все отходы в космос! Упакуем в мешки для мусора и запустим на Марс, на Юпитер, на кольца Сатурна! И у нас будет чистый воздух, чистая вода — и все это через полгода!

Толпа изнемогала от веселья. Джонни заметил, что многие, как и Роджер, буквально лопались от смеха.

— Четвертый лозунг! Даешь нефть и газ без ограничений! Хватит нянчиться с арабами! Пора заняться делом! Не допустим, чтобы старики в Нью-Хэмпшире превращались в эскимо, как прошлой зимой.

Буря восторга. Предыдущей зимой одна старушка в Портсмуте замерзла насмерть у себя в квартире после того, как у нее за неуплату отключили газ.

— У нас хватит решимости и сил, друзья мои. Мы сделаем это! Кто-то сомневается?

— Нет! — проревела в ответ толпа.

— И последний лозунг. — Стилсон подошел к металлической тележке, откинул крышку, и оттуда вырвалось облако пара. — Горячие сосиски!

Он начал выгребать оттуда пригоршни сосисок и швырять их в толпу. Теперь Джонни видел, что тележка — это мармит для подачи пищи горячей. Горячие сосиски летели во все стороны.

— Горячие сосиски для всех мужчин, женщин и детей! И если благодаря вам Грег Стилсон окажется в палате представителей, вы сможете сказать: «Горячие сосиски! Наконец-то хоть кто-то занялся делом!»

На экране сменилась картинка, и теперь длинноволосые парни, похожие на бригаду техников гастролирующей рок-группы, разбирали помост. Трое из них убирали мусор после толпы. Джордж Герман подвел итог:

— Кандидат от демократов Дэвид Боуз называет Стилсона клоуном, который вставляет палки в колеса демократических процессов в стране. Харрисон Фишер, более резкий в своих оценках, назвал Стилсона дешевым фигляром, который глумится над самой идеей свободных выборов и превращает их в шутовской балаган. В своих речах он именует Стилсона первым и последним членом Американской партии горячих сосисок. Однако факт остается фактом: недавний опрос общественного мнения, проведенный Си-би-эс в третьем округе Нью-Хэмпшира, показывает, что за Дэвида Боуза готовы отдать голоса двадцать процентов избирателей, за Харрисона Фишера — двадцать шесть, а независимый кандидат Грег Стилсон безоговорочно лидирует с сорока одним процентом. Конечно, до самих выборов еще далеко, и все может измениться. Однако на сегодняшний момент Грегу Стилсону удалось завоевать если не умы, то сердца избирателей третьего округа Нью-Хэмпшира.

На экране появилось изображение репортера; он поднес ко рту сосиску и откусил добрую половину.

— Джордж Герман вел репортаж из Риджуэя, штат Нью-Хэмпшир, для отдела новостей Си-би-эс.

Теперь уже Уолтер Кронкайт, хмыкнув, заметил в студии:

— Горячие сосиски! Надо же! И вот так…

Джонни поднялся и выключил телевизор.

— Глазам своим не верю! Этот парень действительно баллотируется? Это не шутка?

— Каждый сам решает, как к этому относиться, — ответил Роджер усмехаясь, — но то, что он баллотируется на самом деле — это точно! Всю свою жизнь я поддерживал республиканцев, но, признаюсь, этот парень мне по душе. Знаете, для своей охраны он нанял с полдюжины бывших байкеров, имевших проблемы с законом. Настоящие «железные всадники». Конечно, не «Ангелы ада» или им подобные, но наверняка и не пай-мальчики. Похоже, ему удалось перевоспитать их.

Байкеры для охраны. Джонни это совсем не понравилось. «Ангелы ада» обеспечивали безопасность выступления «Роллинг Стоунз» в Атламонте, штат Калифорния, и там один из байкеров ударом ножа убил зрителя, вынувшего оружие во время драки на концерте.

— И люди мирятся… с шайкой бандитов на мотоциклах?

— Не совсем так. Те ведут себя вполне прилично. И в Риджуэе Стилсона считают человеком, который умеет наставить трудных подростков на путь истинный.

Джонни недоверчиво хмыкнул.

— Вы видели его. — Роджер показал на телевизор. — Этот человек — клоун. Он бегает по платформе, имитируя бодание, каждый божий раз. Он всегда швыряет в толпу свою каску и горячие сосиски. Он проделывал это не меньше сотни раз. Да, он — шут, и что с того? Может, время от времени людям нужна такая комическая разрядка. У нас нехватка нефти, инфляция медленно, но верно выходит из-под контроля, налоговое бремя никогда не было таким тяжелым, и мы недалеки от избрания президентом губернатора из Джорджии с сомнительными убеждениями. Люди хотят посмеяться разок-другой. И щелкнуть по носу политическую элиту, неспособную решить никаких проблем. Стилсон безобиден.

— Просто ловит кайф, — заметил Джонни, и они оба засмеялись.

— У нас хватает полоумных политиков, — заметил Роджер. — В Нью-Хэмпшире это Стилсон, желающий проложить себе дорогу в палату представителей горячими сосисками. В Калифорнии — Хаякава. А взять нашего губернатора Мелдрима Томсона? Разве не он в прошлом году попытался вооружить Национальную гвардию Нью-Хэмпшира тактическим ядерным оружием? Вот это я называю безумием по-крупному!

— Вы считаете нормальным, если избиратели третьего округа выберут деревенского дурачка, чтобы он представлял их интересы в Вашингтоне?

— Вы не понимаете, Джонни, — начал терпеливо объяснять Четсворт. — Поставьте себя на место избирателей. В третьем округе это в основном работяги и лавочники. В сельских районах до сих пор нет никаких развлечений. Эти люди смотрят на Дэвида Боуза и видят в нем честолюбивого парня, желающего пролезть наверх за счет неплохо подвешенного языка и отдаленного сходства с Дастином Хоффманом. А синие джинсы должны продемонстрировать, что он — свой в доску.

А теперь возьмите Фишера. Моего кандидата, во всяком случае, номинально. Я собирал деньги на его избирательную кампанию, как, впрочем, и других кандидатов от республиканцев в этой части Нью-Хэмпшира. Фишер стал такой неотъемлемой частью конгресса, что, кажется, купол Капитолия непременно расколется пополам, если вдруг лишится его моральной поддержки. У него нет ни одной оригинальной мысли, он ни разу в жизни не выступал против линии партии. Его имя не запятнано никакими скандалами, поскольку он слишком глуп, чтобы в чем-то словчить, хотя не исключено, что он все-таки окажется причастным к «Кореягейт» [12]. Его речи столь же увлекательны, как каталог сантехники. Избиратели обычно ничего такого не знают, но иногда чувствуют. И сама мысль, что Харрисон Фишер делает хоть что-то для своих избирателей, кажется им просто смехотворной.

— И выход — избрать полоумного?

Четсворт снисходительно улыбнулся:

— Иногда эти полоумные оказываются очень даже толковыми политиками. Возьмите хотя бы феминистку Беллу Абцуг, которую избрали в конгресс от Манхэттена. Под ее безумными шляпками скрываются отличные мозги! Но даже если в Вашингтоне Стилсон продолжит паясничать так же, как в Риджуэе, он проведет там всего два года. А в семьдесят восьмом его переизберут и поменяют на того, кто сумеет сделать правильные выводы.

— И в чем они?

Роджер поднялся.

— Нельзя слишком долго пудрить людям мозги! — ответил он. — Вот в чем правильный вывод. Это узнали на собственной шкуре и Адам Клейтон Пауэлл, и Спиро Агню, и Ричард Никсон. Нельзя слишком долго морочить людям голову! — Он взглянул на часы. — Пойдемте в дом и выпьем что-нибудь, Джонни. Нам с Шелли скоро надо уходить, но пропустить по маленькой я с вами успею.

Джонни улыбнулся и поднялся.

— Хорошо. Как я могу отказать вам?

Глава двадцатая

1

В середине августа Джонни остался в поместье почти один; только Нго Фат жил в комнате над гаражом. Четсворты заперли дом и уехали на три недели в Монреаль, где собирались отдохнуть перед началом учебного года и осенним ажиотажем на фабриках.

Роджер оставил Джонни ключи от «мерседеса» жены, и тот отправился навестить отца в Паунал, чувствуя себя настоящим хозяином жизни. Отношения отца и Шарлин Маккензи вошли в завершающую стадию. Эрб больше не делал вид, что его интерес к вдове вызван всего лишь желанием уберечь ее дом от обрушения. Он так откровенно ухаживал за ней, что это смущало Джонни. Через три дня он вернулся в поместье и занялся чтением и перепиской, наслаждаясь тишиной и спокойствием.

вернуться

12

Серия скандалов, разразившихся в 1976 г. в связи с получением взяток членами конгресса от южнокорейского бизнесмена Тонг Сун Парка.