На мотоциклах «Урал» вокруг света, стр. 70

Опять праздник! Я снова застреваю здесь! То одно, то другое, что за наказание такое!? Какой-то дебилизм, что ли, творится в Америке, я был уверен, что не должно было быть тут проблем, думал — если платишь деньги, всё решат! А тут оказывается больше проблем, чем в СНГ, у нас все проблемы такого характера я давно уже бы решил.

В путь

— Сколько впереди тысяч километров? Подумать страшно!!! — говорит Сергей, хватаясь за голову.

Выехал я в 17:00, было 14 октября 2003 года, во вторник. Пит и Сергей проводили меня. И вот я на Дороге, начался мой Путь на юг. Очень холодно, немного волнуюсь, остался наедине с самим собой. Вот-вот пойдёт снег, надо торопиться. Вода в бутылке и апельсины, в рюкзаке за спиной, превратились в лёд — и это в рюкзаке! Ничего себе, лучше не буду задумываться над тем, что меня ждёт ещё впереди, а лучше поеду вперёд. На GAS-станциях боюсь шапку снимать — голова замёрзнет, из кафе выхожу, двигатель уже холодный, приходится его заводить предварительно включив подсос воздуха в карбюраторах.

Наступил вечер, я продолжаю ехать. Первый раз заправился, кое-как разобрался как это делать, сначала не мог включить бензоколонку, едва объяснил Работнице GAS-станции, что хочу заправиться, она поняла, пошла объяснила, как это делать, теперь буду знать — система тут необычная.

Всё, надо включаться в эту жизнь по-настоящему, вспоминать английский язык, но как говорил мой мастер в училище Пётр Александрович: «Плохо, когда не знаешь, да ещё забываешь!» Ёжусь от холода, но какое счастье, что небо звёздное и дороги сухие. Когда ходил под парусом по морям, большое внимание уделял небу, всегда всматривался в небо, на тучи, на облака, и уже знал приблизительно, когда ожидать плохой погоды, дождя, а если ночью на вахте видно звёзды — настроение приподнятое, спокойное. Так и здесь, когда твой комфорт, и твоя жизнь, во многом начинают зависеть от стихии, то начинаешь наблюдать за природой. На ночной дороге остался один, машин нет, увидел северное сияние — большую часть неба охватило зелёно-синее пламя, всё пришло в движение. От такого зрелища меня охватил непонятный трепет! Остановился, и как заворожённый смотрю на это величественное, волшебное зрелище. Впечатление усиливало полное одиночество. Это же чудо какое-то!

Ближе к полуночи, чтоб согреться, остановился, решил побегать, отжимался, после поел орехи, такими вкусными они мне показались на холоде. Почувствовал усталость, решил поставить палатку. Завернулся в спальник, но всю ночь мёрз, не мог никак согреться. Странно, раньше в зимних походах и на восхождениях в горы не так мёрз в палатке, не мёрз и при более низких температурах: наверное потому, что много за день приходилось двигаться, кровь хорошо циркулировала по телу, а на мотоцикле наоборот, тело весь день неподвижно, мёрзнет и ночью надо согревать его в тёплом доме под хорошим одеялом, а не в холодной палатке. Решил, что буду стараться спать в дорожных мотелях, если конечно встретятся такие.

Ночью из леса раздавались странные крики, громкие, жутковатые, наверное, лоси, а может медведи? Ну, да Бог с ними, у них свои заботы. Утром встал, собрался, попытался выехать на дорогу, да не тут-то было: палатку поставил вниз по склону холма, ночью не придал этому значения, а теперь пытаюсь выбраться, толкаю мотоцикл, и с помощью двигателя пытаюсь — бесполезно, в гору не выбраться! Склон оказался слишком крутой, крутой для тяжёлого Волка, колесо заднее прокручивается на месте, а мотоцикл только сползает вниз, уже осталось 2 метра до обрывчика, осталось только туда рухнуть.

Решил разгрузиться, снял тяжёлые боковые ящики, рюкзак, но всё тщетно. Решил выйти на дорогу и ждать машину, вот одна остановилась, в ней сидит пожилой дяденька — индеец, я ему пытаюсь объяснить, что произошло, он кажется, понял, опасается, но решил помочь, вместе и вытолкали.

Сильно вспотел, пришлось тратить минут 30, чтоб остыть, но всё равно когда поехал, то сильно замёрз, пот на мне застыл в лёд.

Юкон

Вот он — суровый Юкон — о котором читал у Джека Лондона.

Поужинал в столовой, в городе Форт Нельсон, хорошо! Выхожу, валит снег, очень расстроился. Ну вот — дождался, как ни торопился, а не успел убежать от зимы! Что делать? Всё равно надо ехать, пока не ударил сильный мороз, и не сковал льдом всё вокруг. Но через час езды я уже пожалел, что не остался в городе, сейчас бы сидел себе в тёплой комнате, ждал погоды, зачем попёрся? А теперь плетусь со скоростью 40 км/ч, через каждые 30 минут опускаю ноги на асфальт — проверяю — нет ли льда! Снег залепляет стекло шлема, стоит густая тьма, ничего впереди не видно, ситуация — хуже не бывает, хоть бы не было гололёда! За 2,5 часа, проехал всего 120 километров.

Впереди показались огни, подъезжаю, бензозаправка, но закрыта, а на другой стороне — вахтенный городок. Стоят большие автомобили, в большом гараже грохочет двигатель, рядом домики и вагончики для вахтёров. Я побегал километра полтора, согрелся, поел орехи, решил ехать дальше. Дорога пошла в горы, снег повалил ещё сильней, через 15 км ехать вообще стало невозможно, мотоцикл бросает в стороны, скользко, еле удерживаю ногами равновесие. Решил вернуться назад. Подъехал, решил проситься на ночлег, захожу в гараж, где тарахтит двигатель, кричу — никого нет, никого не нахожу, подъехал к домикам, сигналю, стучу в окна, в двери — никто не выходит. Что такое? Тут в одном из домиков, через стекло, вижу спящих людей — телевизор работает, а семья вся спит мёртвым сном, ничего не слышат! Во, дают! Что делать? Смотрю, рядом вагончик, заглянул внутрь, он не отапливается, нежилой, деваться некуда — зашёл туда, залез в свой спальник, укрылся сверху курткой и уснул. Как-то не по себе было: без спроса же забрался! Но, ладно, думаю — утром объясню людям, почему я так поступил.

Проснулся, слышу, доносятся голоса людей, посмотрел в окно: кучка людей крутится возле грузовиков, уже кипит вовсю работа. Выскочил я из вагончика, счистил снег с мотоцикла, упаковал вещи, думаю — сейчас кто-нибудь подойдёт, спрашивать будет, тут я всё и объясню. Оделся, всё как положено, завожу мотоцикл — никто не подходит, никому дела нет до меня!

Решил проехать возле домов, решил, если никто не окликнет, уеду так. Проезжаю, а сам думаю, «а ведь в России такого быть не может, у нас люди очень чуткие, всегда ждут воров и не потерпят разные вторжения на свою территорию, ночью залаяли бы собаки, да даже и без собак люди повыскакивали бы. Ну, а уж утром обязательно, ни свет — ни заря, разбудили бы и вопросы задавать начали. Странные люди, странная страна — Канада. Но ещё более странные и мы сами, если думаем всегда сначала о плохом!

Дорога проходит высоко в горах, по-прежнему везде гололёд, но дорожники, вахтовики на специальных грузовиках рассыпают песок на лёд, это меня и спасает, пока. И вот через 30 километров песка на дороге не стало — не довезли ещё, видно! — пробираюсь очень медленно, чтоб не упасть. Вскоре, правда, через следующие 30 км, выехал на чистый асфальт, пусть мокрый, но очень обрадовался — всё-таки это не гололёд.

Увидел огромного бизона, он флегматично стоял недалеко от дороги и Щипал замёрзшую траву. Радость моя была недолгой, впереди опять показалась дорога покрытая льдом, и так весь день, то снег и лёд, то мокрый асфальт! Капитально устал, но проехал, тем не менее, 400 км за день, а учитывая ужасные погодные условия — это хороший результат!

Вечер, смотрю, низко надо мной проносятся чёрные вороны, обгоняя друг Друга, улетают вперёд, как-то странно это, раньше такого не бывало? Проехав немного, вижу, на дороге валяется олень, кишки по асфальту, сам бедный бьётся в конвульсиях, а вороны всё ниже и ниже. Невесело как-то стало на душе, хорошо прочувствовал старую русскую песню: „Чёрный ворон, что ж ты вьёшься над моею головой?“, ведь и сам, того гляди, окажусь на месте оленя. Такое движение, в это время года, по Аляске и Юкону на мотоцикле я бы назвал безумием! Ужасно холодно и опасно! Где остановлюсь, многие покачивают головой, мол, „Куда ты, парень?“ Куда на мотоцикле человек едет? А у водителей обгоняющих меня, и у встречных автомобилистов, в глазах читаю сочувствие, страх, тревогу.