На мотоциклах «Урал» вокруг света, стр. 33

На следующий день Максим мне помогать отказался, мол, сам решай все свои проблемы. Я полдня пробегал по банкам и всё-таки умудрился всю полученную сумму поменять на доллары. И даже, к счастью, успел на последний автобус в Ливингстон.

Как же там мои Санёк с Володей? Постоянно думаю о них, ведь они остались совсем без денег, наверное, голодают. Приехал в город поздно вечером, ребят на автостанции не было, мы договорились, что они меня будут ждать целый день с 7 утра до вечера.

Устал я после сегодняшней езды, водитель набил автобус людьми, как банку набивают капустой, на меня всю дорогу норовила сесть женщина с ребёнком, но я свой позиции упорно не уступал, помня поговорку: «дай негру палец, он и всю руку откусит». Ко мне поворачивалась с переднего сидения девочка лет восьми, и рассматривала меня — и что она во мне такого увидела, наверное ей просто интересен белый человек, и она всё-таки отважилась поинтересоваться моим носом, он сильно облез после африканского солнца.

Утром встретились с ребятами, они были рады моему возвращению, оказывается, они две ночи спали в палатке, во дворе гостиницы, куда их пригласил хозяин — индус. Ребята были очень благодарны ему за помощь.

Сразу едем в закусочную, Санька и Володя с жадностью употребили огромные порции жареной картошки с курицей. Настала пора отправляться в историю. В 10 км от Ливингстона находится известный во всём мире водопад Виктория, это на реке Замбези. Мы с Санькой с детства мечтали об Африке, ну и конечно же — о водопаде, который открыл известный путешественник, миссионер, Давид Ливингстон, посвятивший всю свою жизнь изучению Африки.

Подъехали. Это зрелище нельзя передать словами! Огромные потоки воды, всей сразу реки Замбези, низвергаются вниз с высоты 120 метров. Невозможно оторваться от вида, фотографировались, любовались, дышали!

На автовокзале, слышу, кто-то издаёт такие звуки как будто кошку зовёт: «Кс-кс-кс!», оборачиваюсь, оказывается обращение ко мне: «А что у вас с носом?»

Торговец фруктами предлагает бананы. В Замбии я несколько раз замечал такую форму обращения. А вот что интересно, в Судане таким же звуком просят водителя автобуса остановиться, выходит человек на дорогу и «кс-кс-кс» поёт, нам же привычнее взмахнуть рукой.

Не доезжая 25 км до городка Кузулунги у Саньки опять кончился бензин, я слил со своего бака два литра ему, надеясь на остатках доехать до границы Ботсваны. Проехал 15 км на этом резерве, и заглох. Говорю:

— Ребята, езжайте вперёд до ближайшей заправки, а мне оставьте канистру и шланг — буду пытаться останавливать машины и просить бензин, может вам не придётся возвращаться сюда за мной!?

Многие машины проносились мимо, но вот одна остановилась, в ней сидит паренёк-негр, бензина у него не нашлось, но предложил подвезти — а как, я же мотоцикл не брошу! Следующим «застопился» микроавтобус, в нём ехала семья из Намибии — немцы. Мужчину я узнал сразу, у него были длинные волосы, я видел его на водопаде Виктория. Дали они мне четыре литра из большой канистры. Поинтересовались: «А где ещё двое, вы же были на водопаде втроём?»

— Впереди где-то.

— А откуда вы, и куда едете?

— Из Москвы.

Мужик с косой аж присвистнул от удивления. Пожелал счастливой дороги, сказал, что Намибия — очень хорошая страна! Будем надеяться!

Встретился я со своими ребятами уже на границе, недалеко от городка Казунгула, им тоже кто-то дал несколько литров бензина.

Замбийскую границу прошли быстро! Всё также пристают разные менялы, предлагая «выгоднейшие» курсы валют, пришлось у одного из них обменять остатки квач на деньги ЮАР. Планировал, если переправляться в Ботсвану, через реку Замбези, на пароме, всё равно там потребуют ботсванийские или юаровские деньги.

Ботсвана. Пустыня Калахари и алмазы

Как всегда иммиграционный пост прошли быстро. Ребят отослал к мотоциклам и, как всегда, иду в свою «любимую» таможню. Таможенник — негр, старший, спросил:

— На чём вы едете, откуда, куда?

Попросил документы на мотоциклы, задал вопрос, который был мне очень неприятен:

— А где же ваучер депозитный?

— Какой такой ваучер? — в свою очередь я задал вопрос, делая вид, что мне подобный вопрос задают впервые. Он показал мне этот самый ненавистный ваучер, который показывали в Египте, Кении, Танзании, везде, на таможне. Понял, к чему он всё подводит — въезд в Ботсвану будет или невозможен, или придётся платить депозит.

Решил, много платить не буду, лучше вернёмся обратно в Замбию и поедем сразу в Намибию, по очень плохой дороге 145 км. Опять «напряг» на границе, когда же это кончится-то?

— Я хочу посмотреть на ваши мотоциклы и на ваших друзей! — сказал таможенник.

— Пойдёмте. Мы — гоночная группа, испытываем русские мотоциклы!

— А-а-а, понятно!

За углом здания сидели Володя с Санькой, на меня смотрели такие усталые, унылые глаза ребят. Завидев таможенника, стали подниматься. Он заговорил с ними на английском языке, но им, конечно, ничего не было понятно. Я старался держаться бодрей, чтоб произвести впечатление гоночной группы.

— Пацаны, вы хоть скажите, здравствуйте!

Володя как будто язык проглотил, из его горла вырвался нечленораздельный звук, а Сашка жалобно простонал на русском языке:

— Здравствуйте!

— Вы что «гуд дей» или «хэлоу» сказать не можете?

Мне так стало смешно: интересно, что подумал про нас таможенник, глядя на наши небритые физиономии, грязные одежды, измученные лица — наверное, какие-то бомжи, а не гоночная группа. Он привёл меня в другую контору, что-то объяснил девушке, сидящей за компьютером, и ушёл.

— Сколько стоят ваши мотоциклы? Я с серьёзным видом:

— 700 долларов USA — два мотоцикла, тот что побольше — 400, а поменьше — 300.

Мой ответ её почему-то удовлетворил, на моё счастье. Процедура оформления длилась очень долго, в конечном счёте, с меня срубили 210 долларов — депозит и страховка. Через три часа мы уже ехали по вечерней Ботсване.

Люди мне тут не понравились, чувствуется проявление неуважения и равнодушие к белому человеку, они несколько высокомерно ведут себя с нами. Такие чопорные, важные. Возле магазина видел объявление, наподобие как у нас — «Их разыскивает милиция!», и главное, на шести фотографиях — белые лица, можно подумать, что чернокожие преступлений не совершают, а вся беда от белых.

Зато в Ботсване населённых пунктов мало и людей тоже мало, а дороги вообще пустынны, где хотим — останавливаемся, и ни одной живой души, счастье! Только проезжающие иногда машины нарушают тишину. И место для ночёвки находить легко, не надо долго искать, здесь везде безлюдно.

Вечером нас беспокоят только дикобразы, разные тушканчики и множество клещей, но они кусают редко. Пищу, чай, готовим теперь на костре, до этого в других странах использовали примус, костёр не разводили, чтоб не привлекать внимание вездесущих людей. Так обрадовались костру, любуемся пламенем, наслаждаемся запахом костра, дыма, словно мы дома — на берегу реки Урал, а вокруг мелькают туда-сюда горящие глаза тушканчиков, они напоминают мне кенгуру, только маленькие.

Много тут страусов, но при нашем приближении они улепётывают от дороги. Сегодня двух страусов гнал вдоль дороги на мотоцикле: еду, а они рядом бегут со скоростью 70 км/ч, с перепугу забыли что надо свернуть! Верно пишут в книгах — с какой скоростью страусы бегают!

Громадина такая, с длиннющей шеей, вдруг выскочила внезапно с обочины и ломанулась в кусты, испугавшись звука двигателя, я тоже аж отпрянул в сторону, сердце забилось от внезапности, вот это зрелище! Жираф!!! Громадный, в два раза выше верблюда; если сравнивать вблизи жирафа и верблюда, то верблюд окажется карликом. В зоопарке видеть это не интересно, да они и более массивны на воле.

Тропический лес перешёл в пустыню Калахари. Но в этой пустыне, вопреки моим представлениям, из песка растут невысокие деревья, кустарник, жёлтая трава. И не очень жарко — зима, всё же. Да и спускаемся на юг, ближе к Антарктиде.