Таинственная надпись, стр. 23

— В порядке.

— Вот и просись в сторожа. А я шофер первого класса, мне проще устроиться.

Болтиков хочет что-то возразить, но Антек не дает ему сказать слова:

— Не кривись, разницу в окладах получишь сполна.

* * *

Невысокий хромой сторож, с которым разговаривали Толик, Василек и Женька, и был Болтиков. Благодаря тому, что на строительстве не хватало людей, Антеку и Болтикову довольно легко удалось устроиться на работу, а документы у них были хотя и липовые, но убедительные.

На стройке, среди множества людей, Антек чувствовал себя в безопасности. Тут разоблачить их будет нелегко. Кроме того, Антек считал, что он достаточно ловко запутал следы и пограничникам ни за что не напасть на них.

Но тут он ошибался. Поиски нарушителя границы продолжались. В тот самый вечер, когда ребята с Зинаидой Антоновной строили в лесу шалаши, в кабинет к начальнику Н-ской заставы майору Шевелеву зашел дежурный и доложил:

— Прибыл лейтенант Воробьев.

— Пусть войдет.

Дежурный откозырял, и тотчас же на пороге появился высокий подтянутый молодой человек. На лице его лежала печать нескрытой озабоченности.

Майор глянул ему в глаза и тоже нахмурился.

— Безуспешно?

— Как в воду канул.

Шевелев нервно постучал пальцами по столу. Минуту-другую оба молчали. Воробьев достал из портсигара папиросу.

— Можно?

— Курите.

Теперь курили оба — жадно, глубоко затягиваясь. Вдруг Воробьев произнес:

— До чего же это обидно: знаешь, что враг находится на нашей земле, и не знаешь, где он, зачем пожаловал…

— Да, положение не из приятных, — согласился майор. Он встал из-за стола, прошелся по комнате. — Но ничего… Сколько веревочке ни виться, а конец будет. Все равно попадется. Народ поможет поймать. У народа глаз острый, чужую руку сразу приметит. А пока примем такие меры…

И майор Шевелев принялся излагать лейтенанту план дальнейших поисков. Было уже далеко за полночь, когда лейтенант, оживленный и как бы еще больше помолодевший, лихо щелкнул каблуками и вышел. А майор еще долго сидел у себя в кабинете и курил — папиросу за папиросой. Так было всегда, когда перед ним вставала особо трудная и ответственная задача.

НА СТРОЙКЕ

На следующий день ребята поднялись чуть свет. Коротка летняя ночь, но все хорошо отдохнули, чувствовали себя по-настоящему бодрыми. Должно быть, в лесу, на свежем воздухе, вообще можно спать наполовину меньше, чем дома.

День обещал быть хорошим. Небо было чистое, без единого облачка, и солнце, хотя ему еще далеко было до зенита, основательно припекало. После завтрака Зинаида Антоновна отправилась на переговоры к начальнику стройки, а ребята занялись хозяйственными хлопотами: одни — это были главным образом девочки, помогать которым вызвался Василек, — чистили картошку, перебирали горох, словом, заботились насчет обеда; остальные заготавливали сухие дрова, «доводили» шалаши — накануне вечером они ставились наспех и, конечно, не обошлось без недоделок.

Потом вернулась Зинаида Антоновна и сказала, что все договорено, что они могут сейчас же начать знакомиться со строительством комбината и — главное — поиски того пня…

Пожалуй, лучшего места для комбината найти было нельзя. Это был самый центр обширного лесного массива. Кроме того, Родничанка здесь делала крутой изгиб и у того самого берега, где развернулось строительство, образовывала большой и глубокий залив. Предполагалось, что в этот залив будут заходить плоты с других, дальних лесных участков, а уже отсюда древесина будет транспортироваться в распиловочный цех комбината.

Так это выглядело в чертежах и проектах. А на строительстве пока только рылся котлован, вокруг которого высились горы кирпича, извести и других строительных материалов.

Работа в котловане кипела вовсю. Урчали моторы, один за другим подъезжали к экскаватору мощные грузовики-самосвалы и, получив свою порцию желтой влажной земли, тут же отъезжали, чтобы дать место другим. Неподалеку визжала электропила, вгрызаясь в мягкое и податливое тело дерева. Оттуда долетал приятный смоляной запах.

Таинственная надпись - pic_11.png

Ребятам все здесь было очень интересно. Но особенно долго простояли они возле экскаватора. Казалось, никогда не надоест смотреть, как мощные стальные зубья ковша с жадностью вгрызаются в грунт, как потом легко выпрямляется длинная черная шея и так же легко несет наполненную землей пасть.

Ребят заставил вздрогнуть басовитый голос автомобильного сигнала. Прямо на них, свернув с дороги, надвигался громада-самосвал.

Ребята с трудом разглядели лицо человека, сидевшего в кабине, — так высоко он был. И конечно, никто из них не мог узнать в водителе бывшего начальника полиции их района Антека Вышемирского.

— МАЗ, двадцатипятитонный, — поспешил показать свою осведомленность Василек, хотя и сам он видел прежде этот самосвал только на рисунке в газете.

Громадная машина, ловко маневрируя, подъехала к экскаватору, и тому пришлось немало потрудиться, прежде чем кузов самосвала был наполнен до отказа. Но вот самосвал отъехал, и ребята снова подступили к экскаватору. Из кабины высунулся худой черноволосый мужчина и приветно махнул им рукой.

— Глядите, сколько там у него рычагов, — восхищенно заметил Женька. — И как он не ошибается, какой раньше нажимать, какой позже…

— Ну, положим, ничего тут особенно сложного нет, — скептически бросил Василек.

— Это как же нет?!

— Да так… Я вот только посмотрел и уже запросто смог бы работать на экскаваторе.

— Не задавайся, — сердито обрезала его Нина.

— Не веришь, не веришь, да? — Василек решил не сдаваться.

— Конечно, не верю.

— А я вот сейчас попрошу… Если разрешат… — И Василек по ступенькам стал подниматься к кабине экскаватора. Добравшись до распахнутой дверцы, он громко, стараясь перекричать грохот машины, попросил: — Дяденька, дайте мне немножко поуправлять!

Экскаваторщик, должно быть, удивился, увидав рядом курносое мальчишечье лицо, но все же переспросил:

— Что?

— Разрешите, говорю, машиной поуправлять. Экскаваторщик, готовый, казалось, рассердиться

и прогнать непрошеного помощника, вдруг улыбнулся во весь рот. С земли не было слышно, что он говорил, и, уже спустившись, Василек обиженно рассказал ребятам:

— Подрастешь, говорит, школу окончишь, приходи, возьму, говорит, в ученики. А пока, значит, попрошу удалиться. К машине, говорит, подходить во время работы запрещается…

* * *

В тот же день ребятам удалось узнать, где находится пень дуба. Пожилой рабочий из местных жителей подвел их к огромному штабелю кирпича и сказал:

— Вот тут, аккурат под этими кирпичиками, и будет тот ваш пень. А нельзя ли узнать, для какой такой надобности вы его разыскиваете?

Этот вопрос остался без ответа. Ребята как в рот воды набрали: настолько поразили их размеры штабеля. Они думали, что сегодня же выкопают сейф, увидят своими глазами бумаги доктора Долохова, а тут… Это ведь сколько придется ждать, пока разберут этот штабель!

Зинаида Антоновна тотчас направилась к начальнику строительства. Вернулась она быстро и обрадовано сообщила:

— Ребята, не унывать! Завтра же начнется закладка фундамента, и начальник обещал, что первым пойдет именно этот штабель. И еще он сказал, что дай бог, чтобы его хватило на два дня. Так что все в порядке. А теперь давайте выполним одну просьбу Сергея Петровича.

— А какую? — заинтересовались ребята.

— Да вот жалуется начальник, что есть у него люди разных специальностей, а вот художников и писателей нет. Одним словом, он просит помочь им выпустить стенную газету. Так что, поможем?

— Конечно, конечно.