Таинственная надпись, стр. 21

— Ну да, — готов был обидеться Толик, — как будто мы не знаем, что это секрет! Одному только человеку…

— Кому? — обеспокоилась и Зинаида Антоновна.

— Да сторожу у проходной… Маленький такой и хромает…

— Вот это вы зря, — недовольно покачала головой Зинаида Антоновна. — Уж если кому и сказать, так надо было начальнику строительства, а не первому встречному-поперечному.

Ребята еще ниже опустили головы. Им и без того было досадно, что экспедиция, пусть и нелегкая поначалу, шла так удачно, а потом вдруг наткнулась на неожиданную и непреодолимую преграду в образе невысокого хромого сторожа у проходной. А тут еще упреки выслушивай…

Зинаида Антоновна, заметив, что ребята совсем приуныли, попробовала их приободрить.

— Вот видите, выходит, мы не напрасно двинулись вам на подмогу. Кто же вас одних пустит на территорию строительства? — прижимая к себе Женьку и Толика, просто сказала она. — Самим даже не стоило пытаться проникнуть туда. Надо было сразу дать знать мне.

— Ас вами нас пропустят? — спросила Нина, протискиваясь вперед.

— Пропустят, — уверенно ответила Зинаида Антоновна. — Мы скажем, что на экскурсию пришли, — хитро прищурилась она. — А кроме того, начальник строительства мой хороший знакомый.

— Вот это здорово! — Нина на радостях чуть не пустилась в пляс. — Значит, мы все вместе будем сейф откапывать.

— Как же, будешь… — скептически пробурчал Василек. — Этот пень от дуба не легче найти, чем тот, на Косинской делянке.

— Ха-ха-ха! — звонко засмеялась Нина. — Вот сказанул… Там было вон сколько пней, и все похожие, а тут один, да еще какой — огромный!

— Огромный то огромный, — не сдавался Василек, — а ты попробуй отыскать его, если вся строительная площадка завалена кирпичом, бревнами и всякой такой всячиной.

— Это верно, — поддержал Василька Женька, — его нелегко будет найти. Мы всю стройку обошли, в каждую щелку в заборе заглядывали, а пня нигде не видно. Должно быть, в самом деле кирпичом завален…

— Так что же делать? — уже совсем другим тоном — озабоченным и немного растерянным — спросила Нина.

— А правда, что мы будем делать? — заговорили остальные ребята, с тревогой и надеждой поглядывая на Зинаиду Антоновну. Пионервожатая не торопилась с ответом. Она стояла и напряженно что-то обдумывала.

— Вот что, ребята, — наконец произнесла она. — Василек и Женя правы — найти сейф нам, наверно, удастся не сразу. Может быть, придется остаться здесь на сутки, а то и больше. Ну так мы и останемся. Согласны?

— Согласны, конечно, согласны! — загудели ребята.

— Только где же мы жить будем? — вдруг обеспокоилась Нина.

— Разобьем свой пионерский лагерь где-нибудь неподалеку от стройки и не уйдем отсюда, пока не отыщем пень и не добудем бумаги доктора Долохова, — растолковала Зинаида Антоновна. — А поможет нам во всем этом начальник строительства Сергей Петрович Кравченя.

— Ур-р-р-а! — Звонким криком ребята одобрили это решение.

Для лагеря выбрали небольшую красивую полянку метрах в двухстах от территории стройки. Палаток с собой у ребят не было — никто ведь не думал, что так обернется дело. Однако из этой беды вышли легко — вместо палаток соорудили три шалаша. Штука это нехитрая: вбил в землю две рогатины, на них положил поперечину, сверху набросал еловых лапок — и жилье готово. В одном шалаше разместились Зинаида Антоновна с девочками, в двух остальных — ребята.

Время было позднее, и свой визит к начальнику строительства Зинаида Антоновна отложила на завтра. А перед сном все собрались вокруг костра и долго пели.

До чего же хорошо ночью у костра! Только надо заранее запастись топливом, чтобы потом не пришлось идти собирать хворост. Уж больно темным кажется лес, когда выйдешь за круг, освещенный ярким пламенем костра. Темным и страшным. Должно быть, поэтому девочки, когда огонь начал слабеть, потеснее прижались к Зинаиде Антоновне и завели с нею секретный разговор о платьях и прическах. Добывать хворост отправились трое опытных и отважных путешественников — Толик, Женька и Василек.

ВОЛКИ ВСТРЕЧАЮТСЯ

Немало лет прошло после войны, но зарытое в белорусском лесу золото и бесценные бумаги доктора Долохова не давали ни минуты покоя Антеку Вышемирскому и его престарелому родителю, которые жили теперь в Западной Германии. Дела их шли неважно. Бывший начальник полиции и почти безраздельный хозяин целого района, владелец сейфа, набитого золотом, и автор — он без стеснения называл себя так — важного научного открытия Антек Вышемирский вынужден был влачить жалкое существование — они с отцом жили на мизерную пенсию, которую западногерманское правительство выдавало безработным. Одно время Антек был шофером у какого-то промышленного воротилы; потом тот разорился, и Антек остался безработным. А заполучить новую работу было для него такой же несбыточной мечтой, как добраться до заветного сейфа.

Однажды Антек забрел в шикарный ресторан и напился. Вот тогда к нему и подсел невысокий полный человек с черными усиками. Он угостил Антека хорошей сигарой, беседуя, все время сочувственно кивал головой. Антек расчувствовался.

— Т-ты н-не думай, что я какой-нибудь там нищий, — с трудом ворочал он отяжелевшим языком. — Я б-богатый человек. У м-меня, если хочешь знать, целый ящик золота есть, только оно зарыто в лесу… у русских…

Человек с усиками заинтересованно посмотрел на Антека.

— Я тебе помогу добыть его, — предложил он. Антек вытаращил глаза.

— Я знаю людей, которые могут помочь тебе перебраться через границу, — продолжал новый знакомый. — Только условие: третья часть золота — мне.

— Ладно, придешь завтра. Я должен посоветоваться со стариком…

Немногим больше двух месяцев спустя в маленькой закусочной на привокзальной площади одного из скромных белорусских городков можно было наблюдать такую сцену.

Тускло освещенный зал. За прилавком шустрый, с блеклыми глазами человечек задорно работает насосом — накачивает из бочки пиво.

У круглых столиков стоят несколько поздних посетителей. В темном углу примостился на пустой бочке подвыпивший рослый мужчина. Он блаженно и бессмысленно улыбается, бормоча про себя что-то вроде песни на один и тот же бесконечный мотив.

Посетители мало-помалу расходятся. Продавец бодрым тоном выкрикивает:

— А ну, кому повторить? Налетай, закрываю! В последний раз хлопает дверь, а из темного угла

по-прежнему доносится нехитрый скрипучий мотив. Продавец решительно направляется туда.

— А ты что? Закругляйся!

Видя, что на него не обращают внимания, он начинает злиться:

— Эй ты, тебе говорят. Закрывать пора!

В полной уверенности, что этого достаточно, продавец собирает пустые кружки и уносит за прилавок. Между тем незнакомец направляется к двери, приоткрыв ее, выглядывает на улицу и… запирает дверь на крючок.

Продавец пытается урезонить его:

— Ну ты, брось дурить! Не то постового кликну…

— Хватит! — решительно произносит незнакомец и, не скрывая насмешки, добавляет: — Как поживаете, пан Болтиков?

Будь в этот поздний час в чайной кто-нибудь третий, он увидел бы, как у продавца от изумления и страха выкатились на лоб глаза, а пивная кружка, которую он держал в руках, с грохотом упала на пол.

— Не узнаешь? — так же насмешливо спросил незнакомец.

Болтиков не мог произнести ни слова в ответ. Он только отрицательно мотал головой.

Незнакомец неторопливо достал папиросу, закурил, аккуратно положил спичку в пепельницу и небрежно произнес:

— Майор Брюнер передает вам привет.

Тут уже Болтиков едва не сел на пол. Незнакомец по-хозяйски прошел за прилавок, нацедил полкружки пива и поднес к губам продавца. Тот сделал несколько жадных глотков. Вторую кружку незнакомец наполнил до краев, но, отхлебнув немного, выплеснул пиво на пол:

— Водой разбавляешь, дрянь!

Эти слова вдруг привели Болтикова в чувство. Он порывисто выпрямился и, стараясь изобразить на лице дружескую улыбку, забормотал: