Звезды как пыль (пер. И.Ткач), стр. 33

Хинрик рассеянно улыбнулся:

– Я не помешаю вам, наместник?

– Разумеется, нет. Садитесь, Правитель.

Сам Аратап продолжал стоять. Хинрик сел, словно не заметив этого.

– Я должен обсудить с вами важный вопрос, – озабоченно сказал он. Потом, помолчав, добавил уже совсем другим тоном: – Какой великолепный корабль, и какой огромный!

– Благодарю вас, Правитель, – скупо улыбнулся Аратап.

Действительно, девять сопровождавших кораблей были обычными и миниатюрными, но флагман, на котором они находились, соответствовал образцам родийского флота. Тот факт, что все больше и больше подобных кораблей добавлялось к тиранитскому флоту, был первым признаком смягчения боевого духа тиранитов. Военная мощь по-прежнему определялась двух – и трехместными крейсерами, но армейская верхушка все чаще требовала для своих штабов такие вот большие корабли.

Это не беспокоило Аратапа. Хотя некоторым старым солдатам такая мягкость казалась упаднической, наместник считал это признаком развития цивилизации. В итоге – может быть, через столетия – тираниты исчезнут как отдельный народ, сольются с населением завоеванных королевств, и, возможно, это будет не так уж плохо.

Разумеется, вслух он никогда не высказывал подобные мысли.

– Я пришел сказать вам кое о чем, – снова заговорил Хинрик. Он слегка запнулся, потом продолжил: – Сегодня я послал весточки домой, моему народу. Я сообщил, что здоров и что преступник скоро будет схвачен, а моя дочь спасена.

– Прекрасно, – одобрил Аратап.

Для него это не было новостью. Он сам написал послание, хотя, похоже, Хинрик убедил себя в собственном авторстве. И даже в том, что он действительно возглавляет экспедицию. Аратап почувствовал легкий укол жалости. Хинрик тупел на глазах.

– Мой народ, – продолжал Хинрик, – крайне обеспокоен этим наглым бандитским нападением на Дворец. Я думаю, родийцы могут гордиться своим Правителем, так быстро принявшим ответные меры, а, наместник? Теперь они увидят, что Хинриады сильны, как прежде!

Правитель, казалось, был в полном восторге.

– Я думаю, так оно и есть, – ответил наместник.

– Мы догнали врага?

– Нет, Правитель, Враг остается там же, где и был – вблизи Лингейна.

– Вблизи… Я вспомнил, что привело меня к вами наместник! – Он вдруг пришел в страшное возбуждение и отрывисто забормотал: – Это очень важно, наместник… я должен вам кое-что сказать… на борту! предательство… я обнаружил это… надо действовать быстро… предательство…

Аратап почувствовал, как в нем закипает раздражение, Конечно же, придется успокоить бедного идиота. Но какая трата времени! Скоро он станет настолько слабоумным, что будет бесполезен даже как марионетка. А жаль.

– Никакого предательства, Правитель, – сказав он. – Наши люди верные и стойкие. Кто-то ввел вас в заблуждение, Вы устали.

– Нет! Нет! – Хинрик сбросил руку Аратапа со своего плеча. – Где мы находимся?

– Мы здесь, у меня.

– Я имею в виду корабль. Я следил за экранов Звезд поблизости нет. Мы в глубоком космосе, вы знаете это?

– Конечно.

– Лингейн далеко. Это вы тоже знаете?

– В двух световых годах.

– Ах, наместник! Никто нас не слышит? Вы уверены? – Он склонился к уху Аратапа: – Откуда же мы тогда знаем, что враг около Лингейна? На таком расстоянии его не увидишь. Нас неверно информируют, а разве это не предательство?

Может быть, этот человек и безумен, но в его безумии есть система. Аратап сказал:

– Это дело техников. Правитель. Людям нашего ранга не следует этим заниматься. Я даже сам не знаю…

– Но как глава экспедиции я должен знать… Я глава, не правда ли? – Он оглянулся по сторонам. – У меня такое чувство, будто майор Андрос не всегда выполняет мои приказы. Ему можно верить? Конечно, я редко ему приказываю. Странно было бы приказывать офицеру тиранитов. Но я должен найти свою дочь. Ее зовут Артемизия. Ее похитили у меня, и я поднял весь флот, чтобы вернуть ее обратно. Поэтому я хочу быть уверен, что враг действительно около Лингейна. Там, должно быть, и моя дочь. Вы знаете мою дочь. Ее зовут Артемизия.

Глаза его с мольбой смотрели на тиранитского наместника. Потом он закрыл их руками и пробормотал что-то вроде «простите».

Аратап крепко сжал зубы. И все-таки не надо забывать, что перед ним отец и что даже слабоумный Правитель Родии может иметь отцовские чувства. Не стоит заставлять его страдать еще больше.

– Попытаюсь вам объяснить, – мягко проговорил он. – Вы знаете, что существует такой прибор – массометр? Он находит в космосе корабли.

– Да, да.

– Он чувствителен к гравитационному эффекту. Вы понимаете, о чем я говорю?

– О да! Все имеет тяготение. – Хинрик наклонился к Аратапу, беспокойно сжимая руки.

– Вот именно. Но массометр может быть использован только тогда, когда корабль находится недалеко, скажем, за миллион миль от нас или около того. К тому же корабль должен находиться на значительном удалении от планеты, иначе мы можем определить только планету – она ведь гораздо больше.

И притяжение у нее больше.

– Совершенно верно, – подтвердил Аратап, и Хинрик довольно улыбнулся. – У нас, у тиранитов, – продолжал Аратап, – есть еще один прибор. Это датчик, который излучает особые волны, не электромагнитные по своей природе. Иными словами, они не похожи ни на свет, ни на радиоволны, ни даже на субэфирные волны. Вам понятно?

Хинрик смущенно молчал.

Аратап быстро продолжал:

– Ну, неважно… То, что он излучает, мы можем уловить и поэтому всегда знаем, где находится тиранитский корабль, даже если он у черта на куличках или по другую сторону звезды.

Хинрик серьезно кивнул.

– Если бы юный Вайдемос сбежал на обычном корабле, – добавил наместник, – его было бы трудно обнаружить. Но так как он захватил тиранитский крейсер, мы все время следим за ним, хотя он об этом не подозревает. Вот почему мы уверены, что сейчас он вблизи Лингейна. Более того, он от нас никуда не сможет уйти, так что мы обязательно освободим вашу дочь.

Хинрик улыбнулся:

– Хитро придумано. Поздравляю вас, наместник. Очень хитрая уловка.

Аратап не обманывал себя. Хинрик мало что понял из его объяснений, но это в конце концов неважно. Он поверил, что его дочь будет спасена и что сделано это будет благодаря тиранитской науке.

Аратап пустился в столь обстоятельные разъяснения, поддавшись чувству жалости к родийцу. Но, с другой стороны, сохранить в этом человеке остатки разума полезно и с политической точки зрения. Возможно, надежда на возвращение дочери улучшит его состояние. Это бы ему не помешало.

Снова прозвучал звонок в дверь. На сей раз вошел майор Андрос, Рука Хинрика сжала подлокотник кресла, на лице появилось загнанное выражение. Он привстал и начал:

– Майор Андрос…

Но Андрос, не обращая на него внимания, быстро заговорил:

– Наместник, «Беспощадный» изменил позицию.

– Надеюсь, он не собирается садиться на Лингейн?

– Нет, он прыгнул от Лингейна.

– Ага. Прекрасно. Вероятно, к нему присоединился другой корабль?

– Возможно, даже несколько. Вы же знаете, мы можем следить только за «Беспощадным».

– В любом случае, мы следуем за ним.

– Приказ уже отдан. Я только хочу сообщить, что прыжок привел корабль к самому краю туманности Конской Головы.

– Что?!

– В этом направлении не существует известных нам планетарных систем. Допустимо лишь одно логическое заключение…

Аратап облизнул ставшие вдруг сухими губы и вместе с майором поспешил в пилотскую рубку.

Хинрик остался стоять посреди опустевшей каюты. Еще с минуту он смотрел на дверь, затем, пожав плечами, снова уселся в кресло. И застыл, глядя вдаль отсутствующим взором.

– Координаты «Беспощадного» еще раз проверены, сэр, – доложил штурман. – Он определенно внутри туманности.

– Это не имеет значения, – сказал Аратап. – Следуйте за ним. – Он повернулся к майору Андросу: – Теперь вы понимаете, что иногда полезно и подождать? Сейчас многое становится ясным. Где еще может находиться штаб-квартира заговорщиков, как не в самой туманности? Где еще мы не могли бы обнаружить их? Все совпадает.