Разное счастье нам выпадает, стр. 13

– Потому что не успел я вынырнуть, как ты испугалась и скрылась под водой. Не одного хорошего пловца сгубил внезапный шок, – парировал Хранитель. – И вообще, что ты тут делаешь? Тем более одна! Совсем голова отказала? – раздраженно говорил блондин. – А если бы это был не я?

– Да кто это еще мог быть? – независимо сложила руки на груди. – На озере никого не было видно. – И себе под нос: – Кто же знал, что у нас тут амфибии водятся…

– Как ты меня назвала?! – Стоявший до этого вполоборота водник резко развернулся и зло посмотрел на меня.

Ой…

Глядя на блондина, я отчетливо поняла, что он крайне недоволен. Хотя кого я утешаю… Хранитель явно в бешенстве.

– Ну не простейшим же. И не инфузорией или одноклеточным, – отступая, проговорила одну из самых фееричных глупостей, которую породил мой разум.

Медленно пятясь от злющего Лирвейна, наткнулась на кусты. Воздух дрожал от невесть откуда взявшейся силы. На «амфибию» смотреть избегала. И правильно, потому что, когда он оказался в полутора метрах, была вынуждена поднять глаза. Сказать, что ошеломлена, – это значит ничего не сказать. «Вуаль» практически разлетелась под напором его силы. Да и вообще было такое ощущение, будто мы находимся в толще воды. Глаза Лирвейна полыхали голубым светом, на коже вспыхивали искры энергии, а белые волосы ореолом окружали голову. Одежда то льнула к телу, обрисовывая мускулы, то вздувалась пузырями. Тут я почувствовала ласковое обволакивание незнакомой силы. Она играла с волосами и одеждой. Со мной. Так же, как и с Хранителем. Нежно гладила щеки, игриво проводила по спине и щекотала ладони.

Лирвейн медленно выдохнул и прикрыл глаза. Игры стихии прекратились. Она вернулась к хозяину. Но пока не в него. Кожу сразу обдало вечерним холодком, и уже ветер запутался в волосах.

– Уходи. Немедленно, – отрывисто сказал Хранитель, отходя к воде. Он медленно опустился на песок и погрузил ладони в воду.

Расплетенные разыгравшейся стихией волосы мужчины волной окутали плечи и, потоком хлынув вниз, скрыли лицо.

Тут у меня, вопреки всем странным обстоятельствам данного момента, опять проснулось мое давнее желание. Жутко захотелось себе прядь волос. Вот такой фетиш. М-да… Ничему меня жизнь не учит! Но, ей-богу, там было что хотеть. Днем просто белые, в свете взошедшей луны они были серебряными.

Дав себе мысленный пинок, развернулась и побежала к лагерю.

Лирвейн медленно приручал свою самую верную подругу и возлюбленную – Воду. Ласкал, нашептывал, какая она прекрасная и текучая, податливая и бурная, прозрачная в ручьях и таинственная в темных омутах, ласковая и нежная в теплых течениях, обжигающая холодом в северных морях. Она слушала. Медленно плыла вокруг, все сужая обороты. Растекалась по коже, проникала внутрь. Наполняла еще одним воплощением себя. Покоем. Абсолютная противоположность того, как она вела себя вначале. Так всегда. Стихии как женщины, их тоже нужно покорять и завоевывать. Зато потом они льнут, даря силу и, как следствие, уверенность. Окончательно приручив свою подругу, Хранитель опустился на песок. Подумал секунду и вовсе лег на спину.

– Ну вот. Напугал девчонку, – сообщил звездному небу. Оно на заявление никак не прореагировало. – Хотя, с другой стороны, ей надо привыкать. Не у меня одного такие заскоки. Взять хоть Мидьяра, да и Ровена в этом плане тоже хороша… – Взяв горсть песка, медленно пропустил его сквозь пальцы, наблюдая за падением песчинок обратно. – Жить-то на первых порах ей у нас придется. Так что на Хранителей после Единения насмотрится еще.

Поднялся и пошел обратно – к костру, теплу и команде. Зайдя под деревья, резко остановился и, несильно ударив кулаком по сосне, прошипел: «Сорочка еще эта… И обостренные реакции организма после Единения. Что ж ее именно в это время купаться понесло?»

Глава 4

Дорога: шаг второй

Путь возникает под ногами идущего.

Утром мы вопреки обыкновению не сорвались в путь с рассветом, а решили немного отдохнуть.

Так что сейчас Гиз с Армирином тренировались где-то на соседней поляне. Лиссу колдовала над обедом, а Мари что-то сосредоточенно чертила в блокноте. Опять формулы, наверное…

– Леди Александра! – послышался приятный баритон Лирвейна. Оглянувшись, смело встретила взгляд приближающегося ко мне Хранителя. – Я бы хотел с вами поговорить.

– Конечно, – кивнула в ответ, стараясь не краснеть. Все же самообладание самообладанием, но снова встретиться с ним взглядом и даже не смутиться я была не в силах.

Мы отошли на край поляны, и я присела на бревнышко. Хранитель опустился рядом.

– Начну сразу. Неужели никто не говорил, что нельзя провоцировать мага после Единения? Тем более Хранителя. Ведь мы стихию не сразу запираем. И пока она имеет над нами власть, мы, можно сказать, неуравновешенны. На все реагируем. То, что в обычном состоянии вызвало бы, в худшем случае, легкое недовольство, в этом воспринимается гораздо более остро. Чему вас только учили?

– Меня не учили, – прервала я мужчину.

Тот подавился очередной фразой про прискорбное отсутствие элементарных знаний и удивленно посмотрел на меня.

– Как… Совсем ничего не знаете?

– Совсем не знаю. Вообще.

Хранитель подскочил с нашей импровизированной лавки и начал нервно мерить шагами площадку перед бревном. Остановился и полуутвердительно спросил:

– Но Дар не спит? Вода вчера это ощутила и приняла тебя как Посредника.

Тут я отвела глаза и тщательно подумала над ответом. О Рыжем говорить не хотела, да и рассказывать о своих, пусть даже скромных, возможностях считала излишним.

– Дар пробужден, но я практически ничего не умею. Да и слабый он… – тщательно подбирала слова, стараясь не сболтнуть лишнего.

Хранитель прекратил мельтешить перед глазами и вернулся на нашу импровизированную скамейку. Вытянул длинные ноги и, подумав минуту, произнес:

– Значит, вам придется давать гораздо больший объем информации, чем я думал. Как с остальными науками? – Поймав мой вопрошающий взгляд, Лирвейн уточнил: – Физика, химия, высшая математика и биология. Это основные.

– Общеобразовательный уровень. И учителя особо… хм… не усердствовали.

Новость Хранителя не обрадовала. Ну что поделаешь…

Он провел рукой по волосам, растрепав низкий хвост, посмотрел на садящееся за лес солнце и протянул:

– Значит, так… С завтрашнего дня начнем обучение. По два часа на магию общего направления и два на целительство. Я поговорю с Лиссу. – Оторвал взгляд от небесного светила и посмотрел на меня. – Надеюсь, возражений нет? Так как манкировать этим не получится.

Смотря в прозрачные серые глаза, медленно покачала головой.

– Отлично. – Хранитель немного сдвинулся в мою сторону и откинулся на ствол дерева, который был у него за спиной. – Сегодня я вам объясню подоплеку вчерашних событий. Во-первых, вам же говорили, чтобы вы не шли на озеро?

– Я не расслышала тогда.

– Тем не менее. Значит, так… – Лирвейн ненадолго замолчал, потом со вздохом продолжал: – Я, как и любой Хранитель, должен время от времени сливаться со своим источником. Особенно если идет большой расход сил. Вы же не думаете, что отсутствием эксцессов в пути мы обязаны исключительно госпоже удаче? – иронично поинтересовался блондин, отвечая на не высказанный мною вопрос. – Вернемся к нашей теме. Итак, в момент Единения мы берем чистую энергию с волей и желаниями. Нужно время, чтобы преобразовать ее в свою.

– То есть от момента Единения до полной адаптации силы нельзя колдовать? – решила уточнить.

– Почему? Можно. Просто до полного усвоения энергии возникает эффект легкого… опьянения. Наверное, это самый подходящий термин, – задумчиво почесал нос Хранитель. – С мага падают некие внутренние запреты. То есть он делает то, что хочется, не принимая или не желая принимать в расчет возможные последствия.

Мы недолго помолчали. О чем думал Лирвейн, не знаю, но я просто сидела, пытаясь ухватить за хвост вопрос, который никак не хотел ловиться. Получилось.