Огненная вспышка, стр. 2

— Я думаю, вы должны рассказать мне об этой работе, — наконец ответил он.

2

Все началось с телефонного звонка.

Паркер ответил на звонок и узнал голос Тома Харли, когда тот сказал:

— Ты занят?

— Не особенно, — протянул он. — Как твоя рука?

Паркер поинтересовался, потому что последний раз, когда они встречались в городке под названием Тайлер, Харли ранил в руку его дружок, которого звали Далейзия.

Харли хохотнул и ответил:

— Так, ноет иногда, зараза, особенно в холодную погоду.

— Ну что ж, тогда держись поближе к теплу.

— Я, в общем-то, так и делаю, собственно, поэтому и звоню.

Паркер промолчал и ждал продолжения.

— Ты всегда был не мастак поболтать, отметил Харли.

Тот опять промолчал.

Отмерив еще одну паузу, Харли наконец изрек:

— Есть дельце с одними ребятами, которых ты, как я думаю, не знаешь.

— Зато я знаю тебя, — ответил он.

— Но дело в том, что меня там не будет. Если ты согласишься, то займешь мое место.

— Почему?

— Наклевывается нечто получше, связанное с офшорами. Я собираюсь стать настоящим бродягой, но при этом весьма богатым.

— Это из-за руки, — предположил Паркер.

— И из-за нее тоже, — согласился Харли. — Но это хорошие ребята, они знают, как правильно все подсчитать в конце дня. Ты же понимаешь, что я имею ввиду?

Паркер понимал: они себе все не прикарманят, а честно поделятся.

— Почему я их не знаю? Они не местные? — спросил он.

— Да нет, они просто работают то там, то здесь. Ты же знаешь, как это бывает. Но вдруг все срастется, вы познакомитесь, и кто знает, что будет дальше?

— Что ты имеешь в виду?

— Что угодно может произойти в будущем. Оставив эту реплику без ответа, Паркер поинтересовался:

— А где они сейчас?

— Так, переезжают с места на место, как и все. Последнее время их видели где-то на северо-востоке или в Ванкувере, короче, где-то там.

— Работа тоже будет там?

— Нет, они не любят работать возле дома.

Паркер тоже этого не любил.

— Надеюсь, мы не будем работать и возле моего дома, — отметил он.

— Нет, где-то на Среднем Западе. В каком-то из этих, ну ты знаешь, плоских штатов. Я им рассказал о тебе, и, если ты заинтересован, я дам им твой номер.

Одно шло за другим, и вот он уже сидел на заднем сиденье «бронко» с Меландером, Россом и Карсоном, и ему как раз собирались сказать то же самое: кто знает, что может произойти в будущем?

3

— Драгоценности, — наконец изрек Росс.

Паркер совсем не впечатлялся.

— Это по центу с доллара, и то, если повезет, — отметил он.

— Правильно, это то, что мы получим.

— У нас уже есть три покупателя, — вступил в разговор Меландер, — это их предложение.

— Три? — переспросил Паркер.

— Для одного покупателя слишком много товара, — объяснил Росс.

Паркер начал понимать:

— О чем идет речь?

— Четверо из нас уйдут домой… — ответил Росс.

— Уедут домой на лимузине, — поправил Меландер.

— Правильно, — согласился Росс, — четверо из нас уедут домой, и у каждого будет куш в триста тысяч долларов.

Паркер посмотрел на них. Кажется, они не шутили. Казались чуть ли не счастливыми, по крайней мере ни у кого вроде бы не изменилось настроение.

— Ювелирные изделия на двенадцать миллионов, — уточнил он.

— По оценке экспертов это минимум. Благотворительная распродажа, но, если каждое изделие будет продаваться по отдельности, оно будет стоить намного дороже, однако мы получим минимум, — объяснил Росс.

— Благотворительная распродажа? Где?

— Палм-Бич.

Паркер отрицательно покачал головой:

— Нет, я на это не подписываюсь.

— Ты даже не хочешь дослушать? — неодобрительно переспросил Росс.

— Я уже все услышал. Двенадцать миллионов в ювелирных изделиях, собранных в одном месте. Это привлечет кучу внимания: полиция, охрана, личные телохранители, вероятно, полицейские собаки, наверняка вертолеты, металлодетекторы и все в таком же духе. Добавь к этому Палм-Бич, где на квадратный метр полицейских больше, чем где бы то ни было на земле. В Палм-Бич живут только богачи, которые хотят ими же и оставаться. Кроме того, это остров, соединенный с материком тремя узкими мостами, которые легко и быстро можно заблокировать, и все — мы в ловушке.

— Да, это правда, — отметил Росс, — но у нас есть план, как туда попасть, и, соответственно, будет план, как оттуда выбраться.

— Я уже все понял, — отрезал Паркер. — Как я и говорил ранее, я не в деле.

— Просто из любопытства, почему? — спросил Меландер.

— Потому, что даже если на секунду задуматься об этой работе, как провернуть ее в Палм-Бич, необходимо иметь хотя бы две вещи. Первое: кого-то своего на этой выставке, не профессионала, который сможет везде провести. И второе: лодку, которая будет единственным способом покинуть остров. Хотя это еще хуже, чем бежать с острова, так как с лодки уж точно никуда не денешься.

— И да, и нет, — ответил Росс. — У нас есть там свой человек, но он не совсем профессионал, и в тот самый конкретный день его там не будет.

— Он один из покупателей, и мы работали с ним ранее, — закончил Меландер.

— Я расскажу тебе, кто он такой, — вступил в разговор Росс. — Он — оценщик ювелирных изделий, недвижимости. Он говорит, сколько стоит та или иная картина, ковер, драгоценности и сколько это стоит, если платить налоги или если без них.

Приглядывая за дорогой, Карсон добавил:

— У него проблемы с кокаином, так что ему нужны дополнительные средства, но он старается держать себя под контролем, во всяком случае, у нас от этого не будет неприятностей.

— В целом, если кратко, его профессию можно описать как прощупывание почвы, — заметил Меландер.

— Он ваш осведомитель, — понял Паркер.

— Да, правильно.

— А потом, после его оценки, вы вламываетесь и выбираете самое лучшее. И сколько же обычно проходит времени до того, как все замечают это странное совпадение: сначала появляется оценщик, а затем сразу же происходит ограбление? — добавил Паркер.

— Мы так не работаем, — объяснил Росс. — У нас с ним договоренность: мы проворачиваем дело только по истечении двух лет после его оценки. И в этом деле, в Палм-Бич, он не был одним из оценщиков.

— У него просто был доступ, как, собственно, у всех оценщиков, — добавил Меландер.

— Он занимался и другими делами в Палм-Бич, поэтому он знает, то там и как, и он не имел отношения именно к этим драгоценностям. Он внедрился в эту сферу, но под другим предлогом.

— Если они будут искать кого-то внутри, они даже не подумают о нем, так как он совершенно ни при чем, — закончил Росс.

— Ну что ж, возможно. А как насчет лодки? — поинтересовался Паркер.

— Лодка не нужна, — заверил его Меландер. — И вообще, я с тобой полностью согласен насчет лодки.

— А как же тогда выбираться с острова?!

— Мы не будем этого делать.

— Вы останетесь на острове?! Но где? Вы же должны знать, что, если вы снимете дом, полицейские обязательно будут проверять всех, кто недавно брал недвижимость в аренду.

— Мы не будем этого делать.

— А что тогда?

— Остановимся у меня, — ответил Меландер, ухмыльнувшись.

— У тебя там дом? — удивился Паркер.

— Пятнадцать комнат, прямо на пляже. Мне кажется, тебе должно понравиться.

— У тебя домина на пятнадцать комнат прямо на пляже в Палм-Бич? И как же тебе это удалось?

— Я присмотрел его несколько недель назад.

— Но покупает он его сегодня, — добавил Росс. — В банке уже лежит залог.

4

Мотель, в котором они должны были остановиться, а также машина, на которой собирался уехать Паркер, находились в Эвансвилле. Прибыв туда, они расположились в мотеле, и, пока Меландер и Росс считали деньги, разложив их на кровати, Паркер и Карсон сели в кресла друг напротив друга. Карсон продолжил свой рассказ: