И так бывает (СИ), стр. 11

***

— Как твое имя? — уже спокойнее спросил светлый.

— Даэ.

— Тень? — выдохнул эльф.

— Тень — согласился я.

— Ко мне будешь обращаться, 'господин'. Понятно? — величественно позволил мне он.

— Да. — Ща, разбежался, прям бегу и спотыкаюсь.

— Иди за мной. И не стоит пробовать сбежать, убьют сразу, как беглого раба. Но с твоей внешностью вероятнее продадут в дома радости.

Все ясно. Сбежать незя, пока хозяин не скажет — мозя. А дождаться вольной от рабовладельца, — это из разряда пожизненных мечтаний. Мрак. Усталость брала свое. Поездка в невысокой клетке под палящим солнцем сложно назвать комфортабельной. Мне уже надоело бродить по узким улочкам, этого города. Впереди шел светлый, а я, уставившись на его спину, как на ориентир, брел следом, не хуже привязанной собачонки.

Глава 8

' Раб был свободен — он не имел семьи'.

Калитку в высоком глухом заборе, огораживающим небольшой дом, открыл высокий стройный блондин. На вид около двадцати пяти, с милым добродушным личиком, излучающим волны радости. Вслед за светлым, во двор вошел и я. Двор как двор, слева небольшая постройка, похожая на барак, справа конюшня. Эльф направился в дом, ну и я следом, на пороге путь мне перекрыл с недовольной мордой, встретивший нас блондинчик.

— Куда прешь, раб?! — последнее слово, он словно выплюнул.

Какая мерзость, и вот 'это', я посчитал милым?!

— Но не твой, — огрызнулся я.

— Твоё место в постройке, — зашипел он не хуже змеи.

— Это ты решил? — поддел я.

— Кому и как относиться в своем доме, я буду решать сам, — осадил светлый слугу.

— Но он же раб… — попытался оправдаться тот.

— И ты темный, не забывай. Ты мой раб. И я в праве сделать с тобой все, что захочу, — пригрозил мне светлый. — И к твоему сведению, Норс распоряжается здесь прислугой и рабами.

— У меня к тебе просьба — начал я.

— Будешь умолять отпустить? — съязвил блондинчик.

— Где ты видел умоляющего эльфа? — удивленно спросил я. И мы одновременно со светлым посмотрели на его слугу, который стушевался и побледнел.

— В чем состоит твоя просьба, темный?

— Если есть библиотека, я хотел бы иметь возможность читать, — о как загнул, чуть язык не сломал.

— Я подумаю.

— Норс, отведи его в постройку и пусть вымоется и переоденется. Воняет ужасно, — распорядился он, демонстративно зажав изящными пальцами, свой аккуратный носик.

Лапочка, — вздохнул я, мысленно. Норс довольно захихикал, как только закрылась дверь за спиной хозяина. И до этого милое лицо, стало злым и омерзительным. От его вопля я чуть не оглох. Интересно, а светлый специально не слышит?

— Кимор! — заорал Норс, — иди сюда, старый дурак. Щуплый дедок, усилено передвигал ногами, в силу своего возраста стараясь идти как можно быстрее.

— Шевелись, старая развалина! — ревел недовольный блондинчик.

— Мог и сам подойти, не преломился бы, — разозлился я.

— Заткнись! Ты скоро у меня будешь бегать, стоит мне только взглянуть. И угождать научишься, — самоуверенно выдал он.

— Сам придумал и сам поверил, — усмехнулся я, отлично понимая, что мне еще это аукнется, вид у него больно злой, вон аж побагровел.

— Отведи этого раба. Покажи, где вымыться, и чистую одежду дашь, — отдал распоряжение Норс, в бешенстве влетел в дом, хлопнув дверью.

— Зря ты его дразнишь, — удрученно покачал головой старик. — Выберет момент, когда хозяин уедет и отыграется на тебе. Он своего не упустит. Жестокий. Забить может до смерти, но вперед поиздевается вдоволь.

— Садист, — подтвердил я свои догадки.

— А кто такой садист? — переспросил дедок.

— Норс ваш. Тот, кто любит мучить, — объяснил ему.

— Точно — садист, — согласился со мной он. — Пошли, покажу, где жить станешь. Ох, тебе еще вымыться, переодеться и поесть надо.

— Я слышал твое имя Кримор, а я Даэ — представился я старику.

— Расскажи мне все об этом месте и о его обитателях. Можно с картинками, — пошутил я.

— Могу и рассказать, мне не сложно, — сказал, пожав плечами, старик.

— А ты как здесь оказался? Или родился рабом? — Поинтересовался я у него.

— Прислуживал я одному дворянину. Хороший был хозяин. Как родился, так уже прислугой и был, впрочем, как и мои родители. Время шло. Дворянин — помер, его выросший единственный сын стал никчемным хозяином. Вскоре дворянчик разорился. Распродал все что имел, но все равно в нищету скатывался. Добрался и до слуг. Девку- сироту взял да и продал, хорошо, что попала она к нормальному хозяину. Слуги разбежались, а я остался, куда мне на старости лет деваться то. Следующим, кого дворянчик продал, и был я. С тех пор уже пять лет прошло. А теперь я здесь. Бояться надо только Норса. А хозяин вроде не плохой, но Норса не одергивает и конечно не без эльфийского самомнения. Ой… — сказав, он испугано прикрыл рот ладонью.

— Твой дворянчик скотина! Прекрати волноваться, не забывай, что я тоже раб, — успокоил я его.

— Этот Норс, еще та сволочь. Меня особо не трогает, перед хозяином оправдываться не хочет. Старый, особо не помучаешь. А вот девчонкам достается. Ох, что он с ними делает… Как притащат чуть живых, всех до кости исполосованных кнутом. Это не считая всего остального. У него два охранника есть, тупые, но здоровые, так они тоже любят поизмываться над беспомощными. Но до Норса им далеко. Этот наслаждается причинением боли. Тьфу,… мерзость — сокрушался старичок.

Невольно и у меня сжались кулаки.

— Сколько всего здесь народу?

— Петрим на конюшне, Лота — на кухне, Сверна, где- то в доме прислужничает, я и ты. Это рабы. Норс и двое его дружков, а так же — хозяин. — Перечислил он.

— Зачем светлому рабы?

— Принято тут так. Прислуги почти нет.

— Понято. Зачем платить, если можно сделать рабом, — хмыкнул я. Да уж вот это мирок, со своими заморочками.

Постройка, которую выделили рабам для жизни, не отличалась удобствами и чистотой. Небольшие окна, больше напоминающие щели, через которые просачивался слабый солнечный свет. Зато прохладно, нашел я и в этом хорошее. Небольшое прямоугольное помещение, со столом, на котором стояла деревянная посуда и старыми стульями. Вдоль дальней стены была набросана куча соломы, накрытая старыми грязными тряпками. Как пояснил старик, мол, эта куча и есть кровать. Мерзость. Лучше я буду спать стоя. Вымылся я в бочке с теплой водой, нагретой раскаленным жарой воздухом. Неприятно было мыться в затхлой воде, но что делать? Зато одежда чистая, пусть и грубая. Ближе к ночи подтянулись и другие обитатели постройки. Держались они настороженно и не пытались сблизиться. Меня это даже обрадовало, нет привязанностей, значит смогу сбежать. А пока я рассматривал, остальных рабов, на сколько мне позволял вечерний свет. Конюшенный — невысокий коренастый мужчина средних лет, с торчащим в разные стороны волосом и карими тусклыми глазами. Две, еще молодые, девушки с очень похожим затравленным взглядом и внешне имели некоторое сходство. Обе блондинки и худощавы.

На следующий день, ближе к вечеру меня вызвал светлый. У него было своеобразное состояние души, когда требуется выпить. Какие у него проблемы, что он решил напиться, меня совершенно не волновало.

— Темный выпить хочешь? — расщедрился уже порядком набравшийся светлый.

— Хочу, — решил я еще и на халяву поесть.

— Мне самому не хватило. — Светлый обиженно потряс пустой бутылкой передо мной.

— И? — протянул я.

— Сходи, принеси мне вина. Знаешь где? — заплетающимся языком спросил эльф.

— Видел, — недовольно буркнул я в ответ.

В погреб я спускался очень осторожно. Терпеть не могу мрачные подвалы, аж мурашки по коже. Приблизившись к бочкам с вином, заметил маленькую прошмыгнувшую тень под ногами и длинный лысый хвост.

Ааа…! Крыса!!! — заверещал я. И как последний идиот стою на одном месте, при этом не переставая визжать.