Сто дней, которые потрясли Галактику (СИ), стр. 2

— … Ну, сбил он настройки своими волнами. И телепортатор активировался на снятие…

Дальше Женька рассматривать не стала и перевела взгляд на продавца. Хоть что-то нормальное… Но не тут-то было. Лицо коротышки побледнело, растворилось, и возникло другое. С приплюснутым носом. Волосы закурчавились, кожа покрылась тёмными пятнышками, а на ушах отросли кисточки…

— А, ерунда, — улыбнулся он. — Маскировка распалась.

— Инопланетяне, — выдохнула Евгения.

— Это с какой стороны посмотреть, — заметил низенький. — Ты для нас тоже инопланетянка.

«Меня похитили инопланетяне!» — ужаснулась Женька. Тут её осенило.

— А где свет?

— Какой свет? — не понял коротышка.

— Когда человека похищают инопланетяне, он видит ослепительный свет…

Оранжевокожий хохотнул.

— Я вам не верю, — решила Женька. — Это какой-то розыгрыш. Инопланетяне не говорят по-русски.

Она сложила руки на груди и вызывающе глянула на оранжевокожего.

— Не знаю, по-каковски болтаешь ты, — густым переливистым басом ответил тот, — но каждый из нас разговаривает на родном языке.

— А почему я вас понимаю?

— Пока ты спала, тебя привили сывороткой-переводчиком, — объяснил низенький инопланетянин.

— Это не опасно? — всполошилась Женька.

— Нисколько, — ответил кто-то за её спиной. — Это биотехнология джамрану. Модифицированные РНК-коды сыворотки сочетаются с любым типом ДНК.

— Ты слушайся Грегори, — подтвердил коротышка. — Он врач и ксенобиолог.

Женька медленно обернулась, боясь новых сюрпризов. Неожиданно, сюрприз оказался приятным. На этот раз она увидела типичного человека, на вид вполне землянина — мужчину примерно её возраста. Или он только таким казался?

— Грегори Слэйтер, англичанин, — представился врач, развеяв её сомнения. — Землянин, как и ты.

— Женя. Евгения Казанцева.

— А я Рал-мал-салх, — влез коротышка, — маркафи.

Длинное имя, для такого маленького… гуманоида.

— Для всех просто Рал, — добавил он, — а это — Грантал, из окезов.

Оранжевокожий кивнул.

Не очень-то он разговорчивый.

— Грантал — капитан «Шторма», а я — старший помощник, — сообщил Рал.

— А кроме вас троих здесь ещё кто-нибудь есть? — спросила Женя, на всякий пожарный. Вдруг придётся бежать.

— Только пара техников-андроидов на нижней палубе, — ответил Грегори.

— Но ты с ними не встретишься, — заверил её Рал. — Они почти не выходят из инженерного отсека и не запрограммированы на человеческое общение.

— Значит, сыворотка, — Женя вернулась к интересующей её теме. — И теперь я могу говорить с кем угодно, и все меня поймут?

— Нет, — ответил Грегори. — Прививка ограничена возможностями джамрану. Вернее, их знаниями языковых кодов. Если код не входит в состав РНК-сыворотки, ты не поймёшь инопланетянина. У сыворотки есть срок действия. Через два цикла тебе необходимо привиться заново…

Два цикла? Сколько это? Надолго она здесь застряла?

— … Для полноценного общения инопланетянин тоже должен быть привит.

— А что с переводчиками?

— Ксенопереводчики? Они для нестандартных случаев… Ещё интерактивные позитронные переводчики. Это технология землян, — с гордостью сообщил Грегори.

— Ого, — только и смогла ответить Женька.

— Был и межгалактический язык, — продолжил Рал инопланетный ликбез, — но умер за ненадобностью.

— Но его до сих пор изучают на лингвистических факультетах, — возразил землянин.

— И в какой мы галактике?

А не всё ли равно? Кроме Млечного пути она помнила только о туманности Андромеды.

— В нашей. В галактике Снежная спираль, или, по-вашему, Млечный путь, — ответил Грантал.

— Не беспокойся, — усмехнулся Грегори. — Ты — дома. Только на четыреста лет вперёд. На Земле сейчас 2405-й.

— Что-о?!

Она ведь должна была догадаться! Технологии землян, англичанин в глубоком космосе… Вот дура!

— У тебя шок, — мягко заметил Грегори. — Тебе нужно отдохнуть.

— И не мудрено, — Рал покачал головой. — Перенестись из 2005-го в 2405-й.

— Почему меня сюда перенесли?

— Кто поймёт дмерхов? — по земному пожал плечами Рал и отвёл глаза.

Сдавалось Женьке, что-то он скрывает.

— Я хочу знать, — настаивала она.

Похитители упорно молчали.

— Мужчины, имейте совесть, — захныкала она. — Я чёрт его знает где, за тысячи световых лет от родного дома, а вы тут в партизанов играете. Что вам известно?

Землянин не выдержал, вздохнул, развёл руками и выразительно посмотрел на сообщников. Рал с Гранталом молча отвернулись.

Тогда Грегори извлёк из кармана прибор, напоминающий плоский фонарик с индикаторами.

— Энцефалометр, — пояснил он, направляя его на Женьку.

Прибор запищал и замигал красным.

— Невероятно! — восхитился землянин. — Электрическая активность правого полушария твоего мозга зашкаливает. Сигнал чёткий.

Он постучал другим концом устройства по ладони, и тот перестал пищать.

— Так меня похитили из-за этого? — Женька нахмурилась.

— Возможно, — туманно ответил Грегори. — У дмерхов на тебя планы.

— Кто такие дмерхи?

Похитители переглянулись. Ответил Грантал, своим незабываемым органным басом.

— Самая могущественная раса во вселенной. Их никто толком не видел, но они исподволь управляют всем, когда захотят. Им не нужны корабли. Они могут появиться в любой точке космоса. И приходят из Обручей Алаторна — блуждающей тёмной туманности. Это всё, что мы знаем.

— И вы забрали меня по их заказу? — уточнила Женька.

— Точно, — подтвердил Рал.

— Зачем? Что я могу для них сделать?

— Ничего сложного, — ответил Грегори. — Узнаешь, пока мы путешествуем…

— А куда мы летим?

— На космическую станцию в ипсилон квадранте. Тебя назначили туда ксенопсихологом…

— Кем? — у Женьки засосало под ложечкой.

— Специалистом по чужеродной психологии.

— Я не специалист, — растерянно пискнула она.

— Ты же психолог? — уточнил Грегори. — Так нам сказали…

— Была, — мрачно откликнулась Женька. — Отстранили.

— За что? — поинтересовался Грегори.

— За нарушение этики, — пробурчала Женя и стала привычно оправдываться. — А я не виновата…

Тут вмешался Рал и одёрнул Грегори:

— Прекрати задавать девушке нескромные вопросы, доктор. Конечно она не виновата. Дмерхи соображают, что делают.

— Нам забывают сказать, — нахмурился Грегори.

И тут до Женьки дошло, что с ней случилось. Шибануло, точно чугунной сковородкой по темечку. Она ведь очутилась не просто далеко от дома, а далеко в будущем. А там, в прошлом, у неё остались — сын Андрюшка, мама, папа, сестра Ксюха и собака Жужа. Евгения вскочила и завопила:

— Где медальон?! Отдайте немедленно!

Похитители заволновались.

— Зачем?

— Домой хочу, — всхлипнула она и бессильно разревелась.

Потом они её успокаивали, все вместе. Рал гладил по голове и приговаривал:

— Успокойся, девочка. Тихо, не надо плакать. Вот увидишь, тебя ждёт столько интересного.

— Не паникуй, коллега, — убеждал Грегори. — Медальон у дмерхов, и они вернут тебя в срок. Ты будешь отсутствовать всего секунду. Никто и не заметит.

— Фигня! Справишься, — подбадривал невозмутимый Грантал. — С нами не пропадёшь.

«Фигня»? Это же земное слово. Наверное, дело в сыворотке перевода.

— Почему я? — рыдала Женька. — Я не «ксено»… Не училась. Я просто семейный психолог из прошлого и для вас вроде мастодонта… Я не подхожууу!

— Дмерхи считают, что подходишь, — серьёзно заметил Рал. — И всему научишься. Опыт у тебя будет и знания. Завтра Грегори загрузит в базу данных всё по галактическим цивилизациям, расам и контактам.

— Я тебе помогу, — пообещал Грегори. — А основы ты знаешь, как психолог.

— Ну да, — всхлипнула Женька. — Этнопсихологию когда-то изучала.

— Видишь, ничего сложного. Грегори натаскает тебя по ксенобиологии. Кстати, он тоже будет работать на станции, помощником главного врача.