Ночная школа, стр. 55

Подбежав к Джерри, Джу очень быстро зашептала что-то ему на ухо. Элли не разобрала ни единого слова, видела только паническое выражение на лице подруги.

Джерри и Элоиза обменялись взглядами. Потом Элоиза отдала огнетушитель какому-то парню, и они с Джерри выбежали из комнаты.

Когда Джу вернулась, Элли, обведя взглядом помещение, спросила:

— А где Лайза?

Джу прикусила губу:

— Хоть я и пыталась, нигде не смогла найти ни ее, ни тебя.

— Выходит, ты вообще ее не видела? — В голосе Элли прорывались истерические нотки. Она осознавала это, но никак не могла от них избавиться. — Джу, боюсь, как бы с ней не приключилась беда… такая же, как с Рут.

Глаза Элли наполнились слезами, и она попыталась смахнуть их тыльной стороной ладони. Джу сказала:

— Спокойно, Элли. У меня не было возможности заняться ее поисками всерьез. — Джу окинула взглядом комнату. — Кажется, огонь здесь уже почти потушен. Пойдем искать ее вместе.

Джу схватила Элли за руку и потянула за собой. Они торопливо шли сквозь задымленное помещение, вглядываясь в лицо каждой девушки, проходившей мимо.

Но Лайзы среди них не оказалось.

— Теперь на улицу через главную дверь. — Поскольку Джу, как обычно, мчалась, как гоночный автомобиль, Элли то и дело приходилось переходить на рысь, чтобы поспевать за ней. Девушки очень быстро достигли главного холла и направились было к двери, как вдруг остановились и замерли, словно пораженные громом. Ближе к выходу на каменном полу холла распростерлась хрупкая фигурка в серебристо-голубом платье. Лицо ее было прикрыто прозрачно-голубым шарфиком, легким, словно дымка. Поперек тела девушки лежал тяжелый подсвечник на длинной деревянной ножке.

— Господи, только не это! — едва слышно прошептала Джу, когда они с Элли бросились к подруге.

Элли присела на корточки рядом с Лайзой, взяла ее за руку и пощупала пульс:

— Слава богу, жива.

Джу сняла с тела Лайзы подсвечник и отшвырнула в сторону. Элли отвела с лица девушки шарфик, затем прядку светлых волос и обнаружила у нее на щеке длинный глубокий порез. Джу вскрикнула и, чтобы не разрыдаться, прикусила зубами кулачок.

— Лайза, ты нас слышишь? Пожалуйста, приди в себя, ты нам очень нужна.

Элли увидела падавшие на голубое платье капли и вдруг поняла, что это ее собственные слезы. Тогда, закрыв лицо руками, Элли расплакалась по-настоящему. Сидевшая рядом с ней на полу Джу тоже плакала навзрыд.

Глава шестнадцатая

Спустя несколько часов ученики и учителя собрались в темном зале. Принесли ящик с электрическими фонариками, которые раздали присутствующим, в то время как медсестры огородили в углу закуток и оказывали необходимую помощь тем, кто получил ссадины и ожоги.

Слышались обрывки разговоров:

— Передай мне бинт!

— Пакет со льдом на лодыжку…

— Этой немедленно инъекцию антибиотика…

Лайза продолжала находиться в бессознательном состоянии и ее отнесли в школьный лазарет. Джу и Элли требовали, чтобы им позволили сопровождать ее и суетились вокруг носилок, как испуганные несушки. Элоизе, однако, удалось убедить их остаться.

На щеке у библиотекарши по-прежнему красовались черные полоски сажи, как нельзя лучше подходившие по стилю к ее маленькому черному платью, теперь кое-где опаленному огнем. Туфли она где-то скинула и была босиком — хотя это было небезопасно. В ее лице не читалось и намека на усталость.

— Обещаю, что с вашей подругой все будет хорошо, — сказала она. — Просто ей нужно немного отдохнуть. А мне нужна ваша помощь здесь. Я ведь могу на вас положиться?

Поколебавшись, девушки без особой охоты кивнули, после чего были отправлены на жилой этаж, чтобы умыться и переодеться.

Когда девочки поднимались по лестнице, начало сказываться пережитое напряжение. Кроме того, им просто было страшно, поскольку свет не горел в коридоре дортуаров и там царила почти чернильная тьма. Элли и Джу крепко держались за руки. У Элли сильно болела голова, а под солнечным сплетением образовалась противная сосущая пустота, и ей казалось, что ее вот-вот вырвет.

Когда пришло время разойтись по комнатам, Джу сказала:

— Надеюсь, нам ничего не угрожает? Здесь ведь безопасно, правда?

— Если бы Элоиза думала обратное, она бы ни за что на свете нас сюда не послала, — ответила Элли, но полной уверенности в ее голосе не чувствовалось.

— О’кей! Только нигде не задерживайся и сразу беги в ванную. Я буду ждать тебя там.

Элли медленно открыла дверь своей спальни и первым делом посветила своим маленьким фонариком во все углы, чтобы убедиться, что там никого нет. В темноте комната выглядела по-другому: казалась чужой и не имевшей к ней никакого отношения. Что же касается ее вещей, то можно было подумать, что их отнесли туда по ошибке. Пробежав через комнату к гардеробу, Элли открыла его и стала хватать первое, что ей попадалось под руку.

Позже, в темноте душевой, освещенной лишь тусклым лучом фонарика, висевшего на каблуке одной из одолженных ей Джу туфель, Элли изо всех сил соскребала с тела присохшую к коже кровь. Холодный душ окончательно прочистил ей мозги и вернул способность мыслить трезво и рационально. Джу с включенным фонариком ждала ее в комнате с умывальниками. Время от времени девочки перекликались, чтобы не было так страшно, поскольку знали, что не только в ванной, но и на всем этаже нет ни единой живой души.

— Ты еще жива?

— Жива. А ты?

— Хочется в это верить.

Покончив с мытьем, Элли оставила безнадежно испорченное белое платье и серебристые туфли Джу в шкафчике для переодевания.

Выйдя из ванной, Джу и Элли торопливо спустились на цокольный этаж. По закопченным стенам метались лучи фонарей, ученики выносили из бального зала пострадавшую от огня и поломанную мебель. Из открытой задней двери доносился звук заработавшего дизельного генератора, гнавшего ток по змеившимся по коридору кабелям в сторону главного холла, где неяркий свет загоревшихся наконец ламп, постоянно мигавших от перепадов напряжения, пронизывал клубы все еще стлавшегося по помещению серого дыма. Картина напоминала кадры из голливудских боевиков об освоении какой-нибудь дальней планеты.

Джу и Элли молча стояли бок о бок, оглядывая происходящее. Потом Элли с запинкой произнесла:

— Думаю, нам надо найти Элоизу.

Но вместо библиотекарши они наткнулись на Изабеллу, которая, взгромоздившись на шаткий деревянный стул, спокойным голосом отдавала команды преподавателям и ученикам. Ее белое платье в нескольких местах было испачкано сажей и копотью, но по-прежнему сидело на ней безукоризненно. Она вообще, несмотря ни на что, выглядела очень хорошо, возможно, лучше всех присутствующих. Только прическа растрепалась и тщательно уложенные в начале вечера волосы теперь рассыпались по плечам. Увидев Джу и Элли живыми и здоровыми, она испытала немалое облегчение. Но более всего, как показалась Элли, Изабеллу почему-то обрадовало ее присутствие.

Сойдя со стула, она взяла Элли за руки и притянула к себе. Потом тихим шепотом, чтобы ее могла слышать одна только Элли, произнесла:

— Мне очень жаль, что тебе пришлось увидеть тот кошмар. Как ты?

Слыша сочувствие в ее голосе, Элли едва не расклеилась. Ей хотелось плакать из-за Рут, из-за жалости к себе самой. Ей хотелось обнять Изабеллу. Но вместо этого она, сдержав слезы, ответила, что все в порядке. Изабелла внимательно посмотрела на нее и, кивнув, снова встала на стул.

— Значит, так, — сказала Изабелла уже совсем другим, деловым голосом и протянула девочкам пластиковый пюпитр с прикрепленными к нему скрепкой листками бумаги и карандашом на веревочке. — Мне нужно точно знать, где находится тот или иной ученик. Всего в академии по спискам летнего семестра насчитывается пятьдесят два школьника. Их имена на первом листке. Обойдите школу, идентифицируйте каждого из тех, что вам встретится, и запишите имена на втором листке. Да, чуть не забыла! Вам поручается обойти только центр цокольного этажа, подниматься на верхние этажи и заходить в крылья запрещается. А уж о том, чтобы выйти за пределы здания, даже думать не смейте. Этого нельзя делать ни в коем случае. Понятно?