Ночная школа, стр. 46

Несмотря на оптимизм Джу, Лайза по-прежнему выглядела несчастной и с отсутствующим видом смотрела в свою тарелку. Элли, хотя и улыбалась, тоже чувствовала себя не лучшим образом. Какого черта, спрашивается, она позволила с такой легкостью вовлечь себя в эту авантюру? Но теперь ведь уже не откажешься, не так ли?

— Но как мы выберемся из школы после наступления комендантского часа? — спросила она. — Ведь учителя наверняка тоже в курсе этой традиции. Или они вовсе не против того, чтобы ученики купались в полночь голые?

Ответ можно было прочитать по лицу Джу еще до того, как она успела сказать хоть слово.

— Разумеется, препы сделают все, что в их силах, чтобы остановить нас. Только представь, какой разразится скандал, если во время ночных купаний кто-нибудь утонет? — сказала она с веселой улыбкой. — Так что выбраться незамеченными из здания в полночь — это неотъемлемая часть приключения.

В этот момент двери кухни отворились и внесли основное блюдо — тарелки с дымящейся лазаньей. Элли застонала:

— Уж и не знаю, что хуже — отказаться от лазаньи или купаться нагишом в компании с Кэти Гилмор. — У нас с Гейбом есть план, как выбраться из здания, — прошептала Джу. — Поговорим об этом после обеда. Приходи ко мне часов в восемь, и мы обсудим детали заговора. Кто бы знал, до чего я люблю всякие заговоры и интриги!

В десять минут девятого Элли стояла в коридоре у комнаты Джу. Услышав доносившиеся из-за двери оживленные голоса, Элли подняла было руку, чтобы постучать, но потом опустила. Впрочем, через минуту она собралась с духом, коротко стукнула в дверь и, повернув ручку, сразу же вошла.

Джу, Лайза, Рут, Гейб и Лукас сидели кружком на полу. Элли присоединилась к ним и, расположившись между Рут и Лукасом, подтянула к подбородку колени, обхватив их руками. Гейб между тем продолжил прерванный разговор, указывая на какую-то точку на карте местности.

— …итак, принимая все это во внимание, я прихожу к выводу, что единственным безопасным местом для выхода из здания является дверь в учебном крыле.

Лукас напустил на лицо скептическое выражение.

— Секундочку… Ты отлично знаешь, что в эту ночь все двери будут находиться под наблюдением. Почему же дежурные учителя сделают исключение именно для этой двери?

— Тому есть две причины, — сказал Гейб. — Первая: правила строжайше запрещают посещение учебного крыла в свободное от занятий время. За одно это можно схлопотать нешуточный нагоняй. И второе: эта самая дверь является одновременно пожарным выходом.

— А как вы собираетесь отключить сигнализацию? — спросила Элли.

На этот вопрос Гейб ответил просто:

— А нет никакой сигнализации.

В комнате поднялся шум, и Гейб, чтобы восстановить тишину, поднял руку.

— В этом здании вообще отсутствует какая-либо сигнализация, — сказал он с улыбкой, словно радуясь вызванному его словами удивлению. — Всякая табличка, на которой напечатано, что то или иное окно или дверь находятся под охраной электронной сигнальной системы — просто никчемная пустая бумажка.

Теперь в комнате установилось потрясенное молчание, которое нарушил робкий голосок Лайзы:

— Почему?

— Не знаю, — сказал Гейб. Элли исподлобья посмотрела на него и поняла, что он лжет. Гейб отлично знал, почему в академии не работает сигнализация, просто не хотел говорить об этом.

«Что же это получается? В академии нет никакой охранной системы, даже пожарной? Вламывайся, грабь, поджигай — и никто ни о чем не узнает?»

В разговор вступила Джу, переключаясь на другую тему и тем самым отвлекая внимание собравшихся от проблемы отсутствующей сигнализации.

— Но как мы попадем в учебное крыло, не привлекая к себе внимания? — Я уже думал об этом, — сказал Лукас. — И вот какая мысль пришла мне в голову…

Глава четырнадцатая

— Ох! — Подпрыгивавшая в темноте от нетерпения Джу схватилась за ушибленный большой палец.

— Ш-ш-ш-ш… — Хотя Джу не могла видеть ее, Элли приложила палец к губам, и обе девушки замерли, словно обратившись в статуи.

Часы показывали одиннадцать тридцать того самого четверга, о котором было столько разговору. Элли и Джу стояли на лестничной площадке в полной темноте, ощущая под босыми ногами прохладный деревянный пол. Они работали над планом вплоть до позднего вечера среды и продолжали обсуждать его всю первую половину наступившего дня. В результате Элли пришла к выводу, что их план относительно того, как незаметно выбраться из здания, практически безупречен. Теперь им предстояло воплотить его в жизнь.

Как уже было сказано, они стояли в полной темноте на лестничной площадке, прислушиваясь к малейшим звукам, могущим означать, что они замечены и за ними скоро придут, но в старом здании стояла мертвая тишина. По прошествии минуты они, двигаясь на ощупь, продолжили спуск по лестнице, держа в одной руке туфли, а другой касаясь перил. Лукас не раз напоминал им, что третья ступенька снизу в этом пролете скрипит, так что девочки очень осторожно переступили через нее. Когда они достигли подножья лестницы, Элли бросила взгляд в сторону офиса Изабеллы, но, по счастью, узкой полоски света под дверью ее кабинета не обнаружила. Определенно директриса находилась сейчас у себя в спальне.

Постепенно глаза привыкали к мраку, и Элли стало казаться, что она уже начинает различать очертания предметов.

Когда они двигались на цыпочках по темному пустынному коридору, направляясь к переходу, связывавшему холл с учебным крылом, Элли неожиданно остановилась.

— Слышала это? — едва шевеля губами, спросила она у Джу.

Джу отрицательно покачала головой, но в этот момент они обе услышали звук шагов в непосредственной от себя близости.

Эли огляделась в надежде найти место, где можно укрыться. Мысли мчались у нее в голове стремительным хороводом, и она, схватив Джу за руку, потащила ее к каменной колонне, которая сначала возникла у нее в памяти, и лишь секундой позже предстала перед ней наяву. Прошло еще две или три секунды, и темная, будто сотканная из мрака фигура прошествовала мимо них по коридору. Элли прижалась всем телом к колонне, но Джу, всмотревшись в темноту, неожиданно выскочила из-за укрытия и устремилась вдогонку за призраком.

— Джу! — громким шепотом позвала ее Элли, но ответа не дождалась. После небольшого промедления Элли решила последовать за подругой. Поначалу она совершенно ничего не видела, поэтому ничего странного не было в том, что она наткнулась в темноте на Джу, стоявшую в центре холла рядом с Лайзой.

— Я ее догнала! — прошептала довольная собой Джу.

Лайза, как и тогда, когда они еще только начали обсуждать вопрос ночного купания, выглядела куда более взволнованной, чем ее подруги, и нервно переступала с ноги на ногу, словно ожидающая своего выхода балерина, а ее глаза в темноте казались огромными. Элли наградила ее сочувственным взглядом, после чего указала на двойную дверь, которая вела в учебное крыло.

Джу кивнула:

— А как же Рут? — вопросила шепотом Элли.

— Она опоздала, мы не можем ждать ее.

Элли осторожно повернула ручку и потянула одну из дверных створок на себя. Девушки снова замерли, словно обратившись в камень. Если бы дверь заскрипела, их тайное пребывание в запретной зоне стало бы секретом Полишинеля, но Гейб после уроков основательно смазал маслом петли, и дверь отворилась совершенно беззвучно.

Девушки проскользнули в щель, поле чего во весь дух помчались по длинному темному коридору, в самом конце которого находилась еще одна дверь, снабженная официального вида табличкой с надписью, что сигнализация включена. В двери, кроме того, имелся встроенный микрофон и блок клавиш с цифрами, снабженный указаниями, какой номер нужно набрать в том или ином чрезвычайном случае. Элли не преминула задаться вопросом, кто ей ответит, если она наберет один из указанных здесь номеров.

Некоторое время девушки стояли у двери, собираясь с духом, после чего все три почти одновременно положили ладони на дверную створку и, повинуясь кивку головы Джу, толкнули ее.