Ночная школа, стр. 39

Они оказались гораздо ближе к главному зданию, чем она думала, так что не прошло и десяти минут, как Сильвиан уже поднимался со своей драгоценной ношей по каменной лестнице. Кто-то открыл для них дверь, и, когда Элли подняла голову, ее взгляду предстал мистер Желязны, стоявший в ярко освещенном холле.

— Что произошло? — осведомился он.

— Бедняжка споткнулась в темноте и упала, — ответил вместо девушки Сильвиан.

— Ясное дело, в темноте. Комендантский час ведь уже наступил, — со значением произнес Желязны.

— Это произошло раньше, — произнес Сильвиан, желая защитить свою протеже, и Элли, почувствовав это, еще крепче обняла его за шею.

— Отнеси ее к няньке, — грубо пошутил Желязны. — Сегодня кто-то еще упал, так что иди в обеденный зал. Медсестра сегодня там обслуживает травмированных, вам придется встать в очередь.

Когда Желязны отходил от них, Элли слышала, как он пробурчал себе под нос:

— Поколение зажравшихся неуклюжих нытиков… Чтоб их черти взяли…

— Не хочу к медсестре, — запротестовала Элли, но Сильвиан проигнорировал ее слова и отправился в столовую.

Медсестра в белых брюках и куртке с вышитой на груди эмблемой Киммерии бинтовала руку незнакомой Элли девочке, получившей при падении растяжение связок. Сильвиан усадил Элли на стул. Девочка же с подвязанной к шее забинтованной рукой вздохнула и, пробормотав: «Теннис в темноте сегодня не задался», — вышла из обеденного зала.

Сестра занялась коленом Элли: промыла рану антисептиком — таким едким, что Элли попыталась вскочить со стула и убежать (Сильвиан ей этого не позволил) — после чего нанесла на рану мазь и забинтовала колено так умело и быстро, что Элли не испытала никаких неприятных ощущений.

Все время Сильвиан стоял рядом со стулом Элли, положив руку ей на плечо.

— Постарайся не бегать на большие дистанции последующие несколько дней, — сказала сестра, когда Элли и Сильвиан направились к двери, — и коленка скоро заживет — как раз к началу следующего дождливого периода, — добавила она с улыбкой.

Элли подумала, что комендантский час давно уже начался, когда Сильвиан повел ее, поддерживая под локоть, по пустынной лестнице на этаж, где находились девичьи спальни.

— Хочешь, чтобы я проводил тебя до двери? — спросил Сильвиан, когда они достигли лестничной площадки. При этом в его улыбке появилось нечто завлекающее, сексуальное — обещавшее куда больше того, нежели он озвучил.

— Думаю, до своей комнаты я доберусь сама, — рассмеялась Элли. — Особенно от лестничной площадки. Тем не менее — спасибо. Кстати, ты спасаешь меня уже во второй раз, так что это, если так можно выразиться, начинает входить в привычку.

Когда она уже двинулась было по коридору к своей спальне, он неожиданно схватил ее за руку и притянул к себе, а в следующую секунду, прежде чем она успела отреагировать, наклонился и поцеловал ее. Поцелуй получился продолжительный и страстный, и когда они наконец отодвинулись друг от друга, Элли некоторое время смотрела на своего кавалера затуманившимися глазами и тяжело дышала.

— Можно продолжить, — прошептал Сильвиан. — Если, конечно, понравилось.

Пораженная его словами, Элли так резко отшатнулась, что наступила на собственную туфлю, потеряла на мгновение чувство баланса и довольно сильно ударилась спиной о стену. Когда же она вновь утвердилась на своих двоих, щеки у нее пылали.

— Я не… О чем это ты?… Спасибо, что проводил… И вообще, спокойной ночи.

Поворачиваясь, чтобы дохромать до своей комнаты, она успела заметить, что Сильвиан прилагает максимум усилий, чтобы не рассмеяться. То ли над ее замешательством, то ли над неуклюжестью.

Глава одиннадцатая

— Итак… Что произошло вчера вечером?

В субботнее утро Элли и Джу сидели на кожаном диване в общей гостиной. Обе были одеты в темно-синие, до колен, шорты, белые блузки с короткими рукавами и держали в руках белые же кружки с чаем.

Они отправились в гостиную сразу же после завтрака. На удивление, в этот раз Гейба с ними не было.

Некоторое время Джу с рассеянным видом скользила взглядом по комнате, пока, наконец, ее взгляд не остановился на Элли.

— Гейб временами… хм… слишком на меня давит. — Последнюю часть фразы она произнесла таким тихим голосом, что Элли, чтобы расслышать ее, вынуждена была наклониться к ней. Джу, с минуту помолчав и махнув рукой, добавила:

— У меня складывается впечатление, что он стремится контролировать каждый мой шаг, а я это ненавижу.

Она снова помолчала, углубившись в свои мысли. Элли тоже молчала и ждала, когда она заговорит снова.

— Ну так вот. — Джу вздохнула. — Вчера, к примеру, он попытался строить из себя папочку. Делай то, это, а вот этого не делай. И ни о чем меня не спрашивай. Но если ему кажется, что со мной этот номер пройдет, то очень сильно ошибается. Короче говоря, мы поссорились и теперь не разговариваем. Вчера он сидел в этой самой комнате, когда вошли мы с Картером…

Неожиданно она на мгновение замолчала, а потом переменила тему, одарив Элли обеспокоенным взглядом.

— Кстати, Картер, проводив меня, вернулся в часовню. Надеюсь, он все-таки нашел тебя?

Элли согласно кивнула:

— Найти-то нашел, но этому предшествовала целая история. Но сначала давай поговорим о тебе, о’кей?

Джу глотнула чаю:

— Короче говоря, Гейб сидел в комнате отдыха и, увидев меня, разозлился как черт. Начал кричать что-то вроде: «Я же говорил тебе не выходить из здания… а ты меня не послушала…» — ну и все такое прочее в том же духе. А у меня от этого, сама понимаешь, настроение не улучшилось… — Она сжала кулаки. — В общем, я сообщила ему, куда он может засунуть свои требования, и отправилась спать. С тех пор я его не видела. Надеюсь, вчера у тебя обошлось без неприятностей? Картер может быть несносен, и я сто раз говорила тебе об этом. Полагаю, тебе в любом случае было невесело. В темноте, в часовне рядом с кладбищем… Да еще и возвращаться потом одной через лес.

Элли захотелось обвинить Джу в том, что из-за нее она так неудачно грохнулась, но сдержала себя. Уж что-что, а мелочной и мстительной она никогда не была, поэтому сказала только:

— Не так уж я и боялась. Кроме того, мы очень беспокоились за тебя. В сущности, это я настояла на том, чтобы Картер догнал тебя и проводил до школы.

Джу поставила чашку на кофейный столик, забралась на софу с ногами и обхватила руками колени.

— Так что же все-таки произошло, когда я убежала? Ты же осталась в одиночестве. Насколько я помню, Картер очень за тебя переживал и ругал меня за то, что ты, по моей милости, осталась одна.

— Правда? — Элли удивилась.

— Картер действительно вернулся за мной, но к тому времени я решила идти в школу одна и случайно столкнулась на лесной тропе с Сильвианом. И тут произошла одна очень странная вещь. Сильвиан вроде как велел Картеру команду убираться, мотивируя это тем, что у того не закончена какая-то работа. Интересно, что кроется за всем этим? Я-то видела, что Картеру не хочется уходить, но он тем не менее подчинился.

Джу закатила к потолку глаза:

— Думаю, это как-то связано с пресловутой вечерней школой. Похоже, в рамках иерархии этой школы Картер занимает подчиненное положение по отношению к Гейбу и Сильвиану.

Элли соскользнула по спинке дивана так, чтобы ее голова оказалась на мягком валике и, вытянув ноги, положила их на стоявший рядом шахматный столик, так что Джу увидела бинты, стягивавшие ее раненое колено.

— Ну и дела! Что у тебя с коленом?

Элли криво улыбнулась.

— Споткнулась и упала, когда бежала по тропинке вчера вечером. — Она подняла руки и показала царапины на ладонях. — Так что останусь в шрамах до конца жизни.

— Ох! Это моя вина, Элли. Мне очень жаль, что так получилось, но я совершенно потеряла голову. Теперь Гейб ходит как оплеванный, а ты поранилась. А все мой дурной непредсказуемый характер… — Судя по выражению лица, Джу действительно была сильно огорчена произошедшим.