Ночная школа, стр. 37

— Только не надо вешать мне лапшу на уши, Картер. Я отлично знаю, что тебя прислал Гейб. Он всегда посылает кого-нибудь следить за моими передвижениями.

— Честно, Джу, Гейб не знает, что я здесь, — сказал он. — Да и с каких это пор ты прячешься от Гейба? Вы что — поругались или что-то вроде этого?

Картер, казалось, говорил откровенно, и Элли была склонна поверить ему. Но Джу, наоборот, отошла к алтарю, стараясь держаться от незваного гостя как можно дальше.

— Что-то вроде этого, — холодно сказала она.

Элли, притворяясь, что рассматривает росписи на стенах, стала постепенно перемещаться в сторону Картера, продолжавшего стоять в дверях.

Не сводя глаз с прекрасного изображения белой розы, она едва слышно прошептала:

— Как ты нас нашел?

— Шел за вами, укрываясь в тени деревьев, — тоже шепотом ответил Картер.

Их взгляды встретились, но только на долю секунды, после чего они оба как по команде отвели глаза. Элли почувствовала, что у нее на коже выступили мурашки.

— Что вообще происходит? — беззвучно, одними губами спросил Картер.

— Не знаю, — едва слышным шепотом ответила Элли. — На первый взгляд вроде ничего особенного, но Джу… словно сама не своя. Ее как будто подменили.

— Шепчутся, шепчутся, шепчутся! — Сердитый голос Джу прервал их тихий разговор. Они повернулись к ней и увидели, что она стоит у алтаря, вцепившись обеими руками в края кафедры, и смотрит на них блестящими от злости глазами. — Лучше бы пошли куда-нибудь в кусты и трахнулись — и оставили меня в покое!

У Элли от изумления отвалилась челюсть. В этот момент у нее было такое ощущение, будто ей врезали в солнечное сплетение.

«И какой только бес в нее сегодня вселился?»

Хотя Элли было обидно до слез, она постаралась говорить миролюбиво.

— Не надо так больше шутить, Джу. Это тебе не идет. Просто на улице действительно становится темно, и я собираюсь вернуться в школу. Идешь со мной?

С этими словами Элли протянула ей руку. Джу некоторое время смотрела на нее, после чего присоединилась к ней.

— О’кей. Как скажете. Давайте вернемся. — Она снова заговорила спокойным голосом и даже погладила Элли по руке, но девушка никак не могла отделаться от неприятного чувства, что ситуация нисколько не улучшилась, и Джу продолжает находиться под воздействием каких-то странных, непонятных ей мыслей. Когда они вышли из часовни, солнце уже почти село, и лес выглядел еще более угрюмым и мрачным, чем прежде.

Джу встала на цыпочки на первой ступеньке лестницы, потом произнесла:

— Помнишь, Элли, какой самый надежный способ пройти сквозь страшный лес?

Элли озадаченно на нее посмотрела.

— Бежать, что ли? Джу, послушай…

Не успела она договорить, как Джу сорвалась с места и помчалась по тропинке с такой удивительной скоростью, что Элли с Картером, не успевшие отреагировать на ее неожиданный молниеносный старт, еще некоторое время стояли у часовни и смотрели ей вслед.

— Какого черта? — наконец пробормотал Картер и посмотрел на небо, словно надеясь найти на нем ответ на свой вопрос.

— Я тоже плохо понимаю, что происходит, — сказала Элли. — Наверное, это из-за ссоры с Гейбом. Она словно пытается убежать от проблемы, но у нее ничего не получается. Оттого и бесится.

— Очень интересно, — буркнул Картер. — А я-то думал, она давно уже оставила эту привычку.

Элли с удивлением на него посмотрела.

— Какую привычку? Она что — и раньше так бегала?

— Имела такое обыкновение, когда что-то было не по ней. Но потом вроде малость поумнела и поуспокоилась. И вот опять. — Картер вздохнул: — Теперь мне надо убедиться, что она добралась до школы в целости и сохранности, иначе Гейб убьет меня. Ты как — сама дойдешь? Если хочешь, посиди здесь, и я через некоторое время вернусь за тобой.

— Не надо за мной возвращаться, — сказала Элли. — Я побегу с тобой.

Они припустили по тропинке. Поначалу Элли ни на шаг не отставала от Картера, но когда они вбежали в особенно темную часть леса, ей вдруг вспомнилась одна вещь.

— Слушай, а ведь мы забыли закрыть дверь, — сказала она, замедляя шаг.

— Где? В часовне? — Картер тоже замедлил шаг, а в следующую секунду остановился. Поначалу у него на лице проступало сомнение, но потом он хлопнул себя ладонью по лбу и чертыхнулся: — Вот дьявольщина! А ведь действительно забыли. Видно, мне придется вернуться и запереть ее.

Но не сдвинулся с места и стоял, то бросая взгляды в направлении школы, то оглядываясь, как если бы не мог окончательно решить, как ему быть.

Заметив овладевшую им нерешительность, Элли поняла, что ей надо делать.

— Я вернусь в часовню и закрою ее, — сказала она. — А ты беги догонять Джу.

— Ты уверена, что так будет лучше? — спросил он с сомнением в голосе. — Солнце уже почти зашло, и скоро начнется комендантский час.

— Из-за этой открытой двери у нас опять будут неприятности, — со значением сказала она. — Кроме того, ты же не хочешь, чтобы Желязны встретил Джу в таком состоянии? Я уже не говорю о том, какой разразится скандал, если какая-нибудь… хм… лисица проникнет в часовню и испортит фреску…

Картер улыбнулся.

— О’кей, — сказал он. — Но я буду лететь сюда как на крыльях, как только уверюсь в том, что Джу находится в главном здании.

— Не беспокойся обо мне. Я темноты не боюсь, — соврала Элли. — Так что все будет хорошо.

— Спасибо, Шеридан. — Она уловила в его голосе облегчение. Когда он снова устремился по тропе в направлении школы, она услышала его крик: — Я вернусь! Обязательно…

— Не стоит! — крикнула она ему вслед.

Как только Картер скрылся из вида, Элли почувствовала, что смелость начинает покидать ее.

«Я вполне могу оставить дверь открытой, — подумала она, глядя на узкую, почти невидимую во тьме тропу. — Возможно, никому и в голову не придет, что там были именно мы».

Но потом она подумала, что если ночью снова разразится буря, то ветер и дождь могут повредить фрески. Особенно жалко будет «Древо жизни». И виновата в этом будет только она одна.

Так что Элли повернулась и решительно зашагала среди сгущающейся тьмы в сторону часовни.

Золотистые лучи заходящего солнца, освещавшие церковный двор час назад, исчезли, и распахнутая дверь часовни казалась черным провалом беззубой пасти какого-то монстра. Набрав в грудь побольше воздуха, Элли навалилась на дверную створку всем телом, но не смогла сдвинуть ее с места даже на долю дюйма, пока не догадалась, что ее удерживает железный крюк, которым дверь закреплялась изнутри, чтобы ее не закрыло ветром. Сняв крюк, Элли повторила попытку. На этот раз дверь с пронзительным скрипом сдвинулась. Массивная дверная створка показалась Элли очень тяжелой, и девушка прилагала все силы, чтобы заставить ее двигаться. Она уже совсем было закрыла ее, когда вдруг заметила внутри часовни какое-то странное шевеление.

Элли замерла, уставившись в темноту.

Между тем тяжелая дверь, обрела, казалось, благодаря ее усилиям значительную инерцию и продолжала закрываться самостоятельно. Как Элли ни старалась затормозить ее движение, дергая за ручку и упираясь резиновыми подошвами туфель в шершавую деревянную ступеньку, дверь с громким лязгом, отдавшимся эхом под кронами деревьев, захлопнулась прямо у нее перед носом.

Элли с сильно бьющимся сердцем некоторое время гипнотизировала проклятую дверь взглядом.

«Мистика какая-то! Что, черт возьми, здесь происходит?»

Неожиданные хлопки у нее над головой едва не заставили ее подпрыгнуть, но это оказалась всего лишь ночная птица, перелетавшая с дерева на дерево.

Не выпуская из рук железной ручки, Элли размышляла, что ей делать. Какой-то человек или люди определенно находились в часовне. Она сама видела.

Если, конечно, это не причудливая игра теней.

«Надо возвращаться в школу. Все равно я сейчас ни на что не способна. Слишком напугана».

Потом она попыталась представить себе, что сделал бы Картер, если бы оказался здесь. Без сомнения, просто открыл бы дверь и вошел в часовню, чтобы узнать, кто там затаился. По крайней мере, крикнул бы: «Эй, кто тут прячется?»