Большой словарь мата. Том 1, стр. 12

В словаре Флегона системность отсутствует почти на всех уровнях. Это касается не только отсутствия критериев отбора лексики, смешения толкового словаря с энциклопедическим, вынесения в словник наряду с лексикой также фразеологии и более крупных языковых единиц (поговорок) и т. п. В словаре также нет никакой системы стилистических помет, хотя в него вошла не только лексика литературного языка, но также и интердиалектная, диалектная, социолектная лексика, в том числе обсценная и матерная брань. Словарь прямо-таки переполнен медицинской терминологией (с гинекологическим уклоном), позаимствованной из медицинских справочников, которая тоже никак не выделяется. Автор включал все попадавшееся ему в текстах: редкие и устаревшие слова, окказионализмы и авторские неологизмы, и при этом в подавляющем большинстве случаев никак не отмечал их. Системность и элементарная добросовестность отсутствуют даже в подборке примеров. Дело доходит до того, что под анонимными текстами без всяких ссылок просто ставится имя Пушкина или Баркова: "Судьбою не был он балуем, / И про него сказал бы я: / Судьба его снабдила хуем, / Не дав в придачу ни хуя. / И. Барков". / "От холода себя страхуя, / Купил сибирскую доху я. / Купив доху, дал маху я: / Доха не греет ни хуя. / А. Пушкин". Первый фрагмент, конечно же, взят из "Луки Мудищева" – анонимного текста последней трети XIX в. Второй пример – из анонимных куплетов, строящихся на постоянном нарушении ожидания обсценной рифмы в четвертом стихе. Таким образом, текст куплета к тому же искажен. Правильный текст четвертого стиха: "Доха не греет абсолютно" или "Доха не греет ни в какую". Очевидно, что оба текста не имеют никакого отношения ни к А. С. Пушкину, ни к И. С. Баркову.

Единственное, что может привлечь внимание к словарю Флегона, – обсцен-ные материалы, включенные в него (около 280 обсценных лексем). Эти материалы составляют ядро данного словаря. Часть из них отсутствовала в русских словарях (и в некотором смысле действительно "связана с понятиями отец, мать…"). В то же время выбор обсценных лексем носил "случайный" характер, и, к сожалению, большинство значений дано неточно. Часто отсутствует основное значение. Так, заёба редко употребляется в значении 'задира'(чаще:'сексуально активный человек', 'неприятный человек'), мандёж – в значении 'онанизм' (обычно: 'ложь, обман; болтовня, пустословие'), наебать – в значении 'набить' (чаще: 'обмануть'), а наябывать – в значении 'ударять' (чаще: 'обманывать', не говоря уж о том, что это вариант, не нуждающийся в отдельной разработке) и т. д. Заебать в доску – чаще всего употребляется как фразеологизм в значении 'надоесть, замучить…' У Флегона: 'оставить женщину почти мертвой после нескольких продолжительных совокуплений'. То есть автор попросту имеет в виду усиление значения, вносимое выражением "в доску". Примеры на сочетаемость в лексикографии не принято выносить в словник. К словам, как правило, дается только одно значение, даже к таким многозначным, как пизда и ебать. Последнее Флегон неожиданно снабдил лаконическим определением: 'употреблять женщину' . Любой борец за права сексуальных меньшинств возразил бы, что тем же словом можно обозначить совокупление и с мужчиной, а читатель, знакомый с русским фольклором, добавил бы, что ебать можно "все, что шевелится", а при желании даже неодушевленный предмет, явление, состояние и т. д.

Из-за своей безграмотности и бедности материалом словарь А. Флегона не может конкурировать даже с анонимными массовыми словарями, сделанными полтора столетия назад.

4. Американские словари русского мата

В Америке регулярно выходят издания под названием Dictionary of Russian obscenities, обычно тоненькие, маленькие, с ничтожно малым количеством слов. Так, например, в 1971 г. в Кембридже был издан A Dictionary of Russian Obscenities. Слова в нем были снабжены грамматическими справками и иллюстрациями. При всей его краткости, словарь включил в себя более полутораста наиболее употребительных обсценных слов и более шестидесяти грубых интердиалектизмов (просторечных слов).

Следующую попытку создания обсценного словаря предприняли D. А. Drummond и G. Perkins (1-е изд. – 1979). Этот словарь был переиздан дважды (Berkley, 1980; Oakland, 1987). Однако эта попытка была заранее обречена на неудачу, поскольку авторы опирались в своей работе на уже вышедшие словари и, в частности, на словарь Флегона. Практически вся обсценная часть словника Флегона была включена в американский словарь. Не избежали этого редкие, окказиональные, устаревшие и диалектные лексемы: говназия, гов-нопролубка, говнопролубница, говнопрорубка, мудашвили, пердунина, хуймёт-ся, хуяслице и т.п. Слово говнюшка в русском языке имеет множество общеупотребительных значений, кроме того, которое позаимствовал Флегон в Словаре русских народных говоров: 'ящик, решето, скамейка, лоток и т. п., обмазанные коровьим навозом и замороженные для катания с гор, ледянка'. (Флегон 64). В американском словаре то же самое: 'dial, object coated with frozen cow dung, used as a sled' (Drummond, Perkins 1987, 22). По сути, словарь Drummond-Perkins – это исправленный (по возможности), переработанный и дополненный (слегка) "Флегон". Принципы и методы, с помощью которых дополнялся словарь, остаются неясными. "Словарь нецензурных слов" (русское название словаря Drummond-Perkins) оказался наполовину состоящим из вполне приличных цензурных слов. При этом в словаре отсутствует более тысячи общеупотребительных обсценных слов. Так, например, в нем есть прилагательное хуёвый, но отсутствуют прилагательные говноватый, гов-няцкий, заебатый, невъебенный, невпизданный, нехуёвый, мудняцкий и даже такое высокочастотное, как пиздатый. Видимо, ни авторы словаря, ни их информанты не владели в совершенстве интердиалектными формами русской речи и не вели "полевых" записей. Дело в том, что только идиолектный словарь одного информанта дает нам порядка двух тысяч обсценных лексем и свыше трех тысяч значений. Тем не менее авторы проделали большую работу, устранив часть из несметного числа ошибок, переполнявших словарь Флегона. Им удалось почти в два раза расширить словник (всего более 530 собственно обсценных лексем) и добавить множество новых значений.

Drummond и Perkins пытались систематизировать материал, ввести грамматические справки, систему стилистических и других помет, выделить диалектизмы, варианты, отметить эвфемизмы и дисфемизмы и т. п. Однако не может не вызвать удивления тот факт, что большинство отсылок, справок и помет даны неточно или ошибочно. При этом в словарных статьях по-прежнему отсутствует какой бы то ни было лингвистический аппарат. Словарные статьи выглядят так: ЁБС=БАЦ. И всё! Вся словарная статья! Ни примеров, ни значений, ни грамматики, даже не указано, какая это часть речи! На слово хуйня даны только два значения, вся словарная статья занимает одну строчку, хотя в действительности это одно из самых многозначных слов русского языка, имеет около 40 значений, подзначений и оттенков ихупотребления. Слова пиздато вообще нет ни в одном западном словаре. Словарь сплошь состоит из ошибок, неточностей и недоразумений. Есть ошибки даже в алфавитном расположении материала. Составители не очень хорошо помнят, что там, в конце русского алфавита – сначала "Ъ" потом "Ы", или наоборот. Пояснения, данные к некоторым словам, даже трудно назвать словарными статьями: мудак 'a 'fool'; ссака 'piss, urine'; такой-то 'euph. for ёбаный'; талить 'to screw, copulate with' (все пять словарных статей приведены полностью). Лексикографических ошибок и недочетов здесь больше, чем слов.

Возьмем подряд два десятка глаголов. Почти все видовые пары к ним указаны ошибочно, неточно или спорно: барать – отбарать, бздеть-набздеть, брюхатить – обрюхатить, валять – отвалять, вонять – навонять. Подобные "видовые пары" зачастую являются самостоятельными глаголами, поскольку имеют свои оттенки значений (хотя в каком-то контексте они и могут выступить в функции видовой пары). Глагол выдрать авторы определяют как совершенный вид от драть (почему тогда не отодрать?), выдрочить – как совершенный вид от дрочить (почему бы тогда не от "подрочить"?), вздрючить – как совершенный вид от дрючить, а взбзднуть – от бздеть (!) (при том что у глагола бздеть отсылка к набздеть). К глаголам бараться, барда-чить, бздыкать, блядовать, брызгать, вздуть, вздрочить, взъебывать, вставить, въебать, въёбывать никаких отсылок нет, равно как и указания на невозможность образования видовой пары.