Галька в небе [Песчинка в небе], стр. 35

– Что ты, – мягко проговорил физик. – Ты забываешь, что он не такой, как мы. Он – гражданин Империи, и с ним не могут расправиться так просто… Ты любишь его?

– Очень. Хотя это глупо, я знаю.

– Конечно, – Шект горько усмехнулся. – Он – честный человек. С этим я согласен. Но что он может сделать? Остаться с нами в этом мире? Взять тебя с собой? Представить землянку своим друзьям? Семье?

Пола заплакала.

– Я знаю. У нас нет никакого будущего.

Шект вновь поднялся на ноги, как будто последняя фраза напомнила ему об их положении.

– Я его опять не слышу, – повторил он.

Он говорил о секретаре, помещенном в соседнюю комнату, откуда постоянно доносились его шаги. Но теперь все стихло.

Сейчас секретарь казался им средоточием всех враждебных сил, несущих смерть и разрушение мирам Галактики. Шект прикоснулся к Шварцу.

– Проснитесь, – сказал он.

Шварц приподнялся.

– Что такое? – Он почти не отдохнул, и усталость вновь со всей силой навалилась на него.

– Вы можете сказать, где сейчас Балкис? – нетерпеливо спросил Шект.

– Ох… Да. – Шварц сконцентрировался и протянул щупальца своего сознания в поисках знакомого ему ума.

Он нашел его, но в контакт пока не вступал – это было неприятно.

– Он на другом этаже, – прошептал Шварц. – Он с кем-то говорит.

– С кем?

– Я не соприкоснулся еще с сознанием этого человека. Подождите… Дайте послушать. Может быть секретарь… Да, он называет его полковником.

Шект с Полой быстро переглянулись.

– Но ведь это похоже на предательство? – пробормотала Пола.

– Не знаю, – горько проговорил Шект. – Я готов поверить чему угодно.

Лейтенант Клавдий улыбался. Он сидел за столом с бластером в руках. Четверо солдат стояли за ним.

– Я не люблю и никогда не любил землян, – сказал он. – Это – отбросы Галактики. Они заразны, суеверны, ленивы. Это – вырожденцы. Но, клянусь звездами, большинство из них знает свое место. Я даже могу их как-то понять. Они такими родились и это не их вина. Конечно, я не позволил бы им то, что позволяет Император, – я имею в виду их проклятые обычаи и традиции, – будь я на месте Императора… Но ничего. Когда-нибудь мы научим…

– Послушайте, – взорвался Авардан. – Я пришел сюда не для того, чтобы выслушивать…

– Слушать будете вы, потому что я не закончил. Я как раз собирался сказать, что не понимаю логики любителей землян. Когда человек ползает вместе с ними в грязи, бегает за их женщинами, я теряю всякое уважение к нему. Он еще хуже их…

– Хватит! – яростно закричал Авардан. – Вы знаете, что существует заговор против Империи? Вы знаете всю серьезность положения? Каждая минута промедления подвергает опасности квадриллионы людей в Галактике.

– Не знаю, не знаю, доктор Авардан. Вы ведь доктор, не правда ли? Нельзя забывать ваш титул. Видите ли, у меня своя теория. Вы – один из них. Возможно, вы и родились на Сириусе, но у вас – черное сердце землянина, и вы используете свое гражданство в их интересах. Вы похитили этого земного правителя, этого Старейшего. (Само по себе, кстати говоря, это довольно неплохо). Но земляне уже ищут его. Они отправили нам послание.

– Отправили? Уже? Тогда о чем мы говорим. Я должен видеть полковника, если…

– Вы ожидали беспорядка, восстания? Возможно, вы планировали даже, что это вызовет столкновение с гарнизоном?

– Вы в своем уме? Зачем это?

– Что же, вы не будете возражать, если мы отпустим Старейшего?

– Вы этого не сделаете. – Авардан поднялся, и на мгновение показалось, что он готов броситься на офицера.

Рука лейтенанта сжала бластер.

– Не сделаем? Теперь слушайте. Я немного заинтересован в этом деле. Я дал тебе пощечину, унизил тебя на глазах твоих друзей – землян. Я заставил тебя сидеть и слушать, какое ты ничтожество. И теперь я с удовольствием подожду предлога, чтобы сделать с твоей рукой то же, что ты сделал с моей. Ну, сделай только шаг.

Авардан замер.

Клавдий засмеялся и отложил бластер в сторону.

– К сожалению, я должен сохранить тебя для полковника. Он примет тебя в пять часов.

– Вы это знали, знали все время, – хрипло произнес Авардан.

– Конечно.

– Если потерянное нами время, лейтенант, означает, что ничего уже нельзя сделать, тогда никто из нас долго не проживет. – Он говорил леденящим, устрашающим тоном. – Но вы умрете первым, потому что я отдам этому последние свои минуты.

– Я буду ждать тебя, любитель землян. В любое время.

Вся жизнь полковника прошла в гарнизоне. У него не было особых возможностей добиться той славы, о которой мечтает каждый офицер. Полковник не очень к ней и стремился. В течение своей долгой военной службы он побывал во всех уголках Галактики, и гарнизон Земли не представлялся ему чем-то необычным. Он желал лишь мирной, спокойной службы и ради этого готов был на что угодно.

Вошедший Авардан заметил, что полковник выглядит очень устало. С отсутствующим видом он пощелкивал суставами пальцев, затем официально посмотрел на вошедшего.

– Очень неприятная история… все это… – проговорил он, – очень. Я припоминаю вас, молодой человек. Вы – Бел Авардан с Сириуса, и по вашей вине у нас уже возникли затруднения. Вы что, не можете не попадать в неприятные истории?

– Это касается не только меня, полковник, но и всей Галактики.

– Да, я знаю, – нетерпеливо сказал полковник. – Или, по крайней мере, знаю то, что вы утверждаете это. Я слышал, у вас больше нет документов.

– Их у меня забрали, но меня знают в Гималаях. Сам Наместник знает меня, и я надеюсь, он не допустит, чтобы случилось нечто непоправимое.

– Посмотрим. А пока я бы хотел выслушать вашу версию происшедшего.

– Мне стало известно о заговоре небольшой группы землян с целью насильственного свержения правительства Империи.

– Вы заходите слишком далеко, молодой человек, делая подобное, ничем не обоснованное заявление. Земляне могут устроить беспорядки, напасть на гарнизон, нанести нам значительный ущерб, – готов я признать, – но не уничтожить силы Империи на планете, не говоря уже о свержении правительства Империи. И все же я готов выслушать подробности этого… за… заговора.

– К сожалению, дело настолько серьезно, что я считаю необходимым рассказать об этом самому Наместнику, лично. С вашего позволения, я требую немедленно связаться с ним.

– Ухм… Давайте не будем действовать поспешно. Знаете ли вы, что привезенный вами человек – секретарь премьер-министра Земли, один из наиболее важных Старейших?

– Прекрасно знаю.

– И тем не менее утверждаете, что он – глава упомянутого заговора?

– Так оно и есть.

– Ваши доказательства?

– Я уверен, вы поймете меня, если я скажу, что не могу обсуждать этот вопрос ни с кем, кроме Наместника.

Полковник нахмурился и стал разглядывать свои ногти.

– Вы сомневаетесь в моей компетентности?

– Ничуть. Думаю, что только Наместник обладает достаточной властью для принятия необходимых мер.

– О каких мерах вы говорите?

– Необходимо полностью уничтожить определенное здание на Земле не позже, чем через двенадцать часов, иначе под угрозой гибели окажутся почти все жители Галактики.

– Какое здание? – устало спросил полковник.

Авардан не ответил.

– Могу я просить предоставить мне связь с Наместником.

Наступила томительная пауза. Наконец полковник сухо проговорил:

– Вы понимаете, что, похитив землянина, поставили себя в положение человека, дело которого может рассматривать земной суд? Обычно правительство защищает своих граждан и настаивает на передаче дела в Галактический суд. Однако равновесие здесь очень шатко, а я имею прямые указания по возможности избегать конфликтов. Поэтому, если вы не будете отвечать на мои вопросы, я буду вынужден передать вас и ваших друзей местной полиции.

– Но это будет смертный приговор. Для вас тоже!.. Полковник, я – гражданин Империи, и я требую встречи с Наместником.

Сигнал зуммера на столе заставил его остановиться. Полковник повернулся, нажал кнопку.