Дэвид Старр – космический рейнджер (пер. А.Левкин), стр. 23

Захлопнув за собой дверь, он пошел по коридору. Небо над куполом начинало светлеть, скоро день официально вступит в свои права. Последний день – либо для преступников, либо для людей на Земле.

А пока есть время поспать.

На ферме царило недоумение. Никто из фермачей не мог понять, что происходит. Несомненно, нечто серьезное, но что? Кто-то предположил, что Макиана поймали на финансовых махинациях, но этому не поверили. Причем тут махинации, когда присылают войска?

Серьезные парни с бластерами в руках окружили Большой дом. На крышу водрузили две артиллерийские установки. Все в округе вымерло, фермачей отправили по комнатам, тем же из них, кто не мог оставить непрерывно работающие механизмы, было запрещено отлучаться.

Ровно в 12:15 охрана Большого дома отошла в сторону. В 12:30 они снова заняли свои места. Какой-то артиллерист с крыши утверждал впоследствии, что видел, как кто-то вошел в здание. Ему не поверили, потому что он нес полную чушь о человеке, объятом синим пламенем. Тогда не поверили.

Доктор Сильвер чувствовал себя крайне неуверенно и не знал, как начать совещание. Он молчал и разглядывал собравшихся.

Макиан. Вид такой, будто не спал уже неделю. Может быть, в самом деле не спал. До сих пор не сказал ничего толкового. Сильвер вообще не был уверен – понимает ли тот, что происходит?

Хеннес. Почему-то в темных очках. На мгновение их снял, глаза оказались красными и злыми. Сидит и что-то бормочет про себя.

Бенсон. Тихий и несчастный. Накануне Сильвер проговорил с ним несколько часов и не сомневался, что тот в отчаянии из-за провала своих исследований. Он считал, что отравления как-то связаны с марсианами-аборигенами, а эту чушь Сильвер всерьез принять не мог.

Бигмен. Вот кто радуется жизни! Конечно, он не много понимает из того, что происходит, но явно рад, что оказался в компании таких солидных людей – развалился на стуле и наслаждается своей ролью.

И еще одно кресло стояло возле стола. Пустое. Никто не спросил, кому оно предназначено.

Сильвер кое-как начал разговор, задавал маловажные вопросы, делал несущественные замечания, стараясь замаскировать собственную неуверенность и протянуть время.

В 12:16 он оглянулся на дверь и бессознательно встал. Вскочил и Бигмен, его стул полетел на пол. Хеннес повернул голову и оцепенел. Бенсон разинул рот. Один Макиан остался безучастным. Он взглянул в сторону двери и вполне спокойно рассмотрел еще одно явление жизни, решительно не согласующееся с его представлениями о ней.

– Я – Космический Рейнджер! – сообщил вошедший.

В ярко освещенной комнате сияние, окружавшее его голову, казалось чуть тусклее, а дым – более плотным, чем видел Хеннес накануне.

Космический Рейнджер сел, лицо его скрывалось пламенем, туманные, клубящиеся руки опустились на стол, но не коснулись его – там так и остался промежуток в четверть дюйма пустого пространства.

– Я пришел говорить с преступниками, – заявил он.

– Вы имеете в виду взломщиков? – прервал молчание Хеннес.

Он попытался стянуть с лица темные очки, но рука застыла на полдороге, и было видно, как дрожат пальцы.

– Да, – голос Рейнджера был низок, слова звучали тяжело и весомо. – Мне пришлось пойти на взлом. Вот ключи, которые я достал из твоих сапог. Они мне больше не нужны.

Металлическая связка поехала по столу в сторону Хеннеса, который не сделал даже попытки поймать их.

– Но, – продолжал Рейнджер, – я сделал это, чтобы пресечь более серьезное преступление. Например поездки некоего важного лица в Виндгрэд-сити по ночам.

– Эй, Хеннес, – маленькое лицо Бигмена оживилось, – похоже, не я один тебя засек!

Но сейчас все внимание Хеннеса было приковано к противоположному концу стола.

– И что в том плохого? – спросил он.

– А из города ты летал на Астероиды.

– Что? Зачем?

– А разве не оттуда приходили ультиматумы отравителей?

– Ты обвиняешь меня в том, что я с ними связан? Я отрицаю. Предъяви доказательства. Если, конечно, ты полагаешь, что они необходимы. Или ты думаешь, что твой маскарад заставит меня соглашаться со всем подряд?

– Где ты провел две ночи перед последним ультиматумом?

– Я не стану отвечать на твои вопросы. У тебя нет права их задавать.

– Хорошо, я отвечу сам. На Астероидах находится оборудование отравителей, а их руководство – здесь, на ферме Макиана.

Макиан поднялся с места, шевеля губами, словно пытаясь что-то сказать.

Космический Рейнджер успокаивающе махнул ему рукой.

– Вы посредник, Хеннес, – продолжал он.

Хеннес снял очки – лоснящееся лицо покрылось испариной.

– Ты мне надоел, Рейнджер, или как тебя там. Мы собрались здесь, как я понимаю, чтобы вывести отравителей на чистую воду. Если собрание превращается в фарс с каким-то самозванцем в главной роли, то я ухожу.

– Погодите, Хеннес, – Сильвер встал с места, подошел к управляющему и взял его за локоть. – Никто не объявит вас виновным без доказательств.

Хеннес отдернул руку и встал со стула.

– Эй, – вмешался Бигмен, – мне будет приятно увидеть, как тебя, Хеннес, пристрелят, едва ты выйдешь отсюда.

– Да, – согласился Сильвер, – охрана имеет приказ стрелять в любого, кто покинет помещение без моего разрешения.

Хеннес бессильно сжал кулаки.

– Больше я не скажу ни слова, – заявил он. – Все вы свидетели, что меня задерживают насильно. Это беззаконие. – Он сел и скрестил руки на груди.

– Хеннес лишь посредник, – как ни в чем не бывало продолжил Рейнджер. – Он слишком злобен, чтобы оказаться настоящим преступником.

– Вы противоречите себе, – осторожно заметил Бенсон.

– Ничуть. О преступнике многое можно понять по характеру преступления. Что мы имеем? В результате отравлений до сих пор умерло еще не очень много людей. Хотя, надо полагать, достичь желаемого быстрее преступникам было бы проще, если бы отравления происходили чаще. А так что? Они действовали на протяжении шести месяцев, обходясь лишь туманными намеками, рискуя оказаться обнаруженными. Что это значит? То, что их главарь несколько стесняется убивать. А это – не в характере Хеннеса. От Вильямса мне известно, что его Хеннес пытался убрать несколько раз.

– Ложь, – вскричал Хеннес, забыв про свой обет.

– Так что, – не обращая на него внимания, продолжил Рейнджер, – по части убийств у Хеннеса все в порядке. Искать надо кого-то более нежного. Но что вынуждает такого человека убивать людей, которые не сделали ему ни малейшего зла? Как бы то ни было, отравлено несколько сотен, пятьдесят из них – дети. Наверное, такой человек испытывает болезненное стремление к власти. Почему болезненное? Потому что чувствуется угнетенное состояние его психики. Ему, похоже, кажется, что окружающие пренебрегают им, а он убежден в том, что заслуживает большего, то есть, надо искать человека с явно выраженным комплексом неполноценности. Как по-вашему, кто это?

Собравшиеся глядели на Рейнджера во все глаза. Разумное выражение появилось даже на лице Макиана. Бенсон нахмурился, а Бигмен так даже не моргал.

– Подсказкой здесь будет вот что, – продолжил Рейнджер. – Как стали развиваться события после того, как на ферме появился Вильямс? Его сразу стали подозревать в шпионаже. Конечно, история с отравлением его сестры была выдумкой и легко проверялась. Хеннес, как я уже сказал, склонялся к немедленной ликвидации. Но главарь с мягким характером решил действовать иначе. Он попытался нейтрализовать Вильямса, вступив с ним в дружеские отношения и делая вид, будто на ножах с Хеннесом.

Итак, что получается? Главарь находится в хороших отношениях с Вильямсом и наигранно плохих с Хеннесом. У него комплекс неполноценности, развившийся на почве того, что окружающие считают его слабым, никчемным…

Раздался грохот. Стул полетел в сторону, и на ноги вскочил человек с бластером в руке…

– Бигмен! – охнул Бенсон.

– Но, но, – беспомощно залопотал Сильвер, – он вооружен, а я привел его сюда, как телохранителя!