Из знатного рода, стр. 28

Руки Александры сами собой сжались в кулаки. Если уж говорить правду, то она наслаждалась поцелуем не меньше Натаниэля, но договор есть договор, а обмана она не терпела. Особенно если это означало, что ей придется еще полдня пить затхлую воду.

– Ты думаешь, я предам тебя?

Натаниэль надел рубашку, потом куртку.

– Откуда я знаю, что ты решишь сделать, чтобы помочь маркизу? Один раз ты чуть было не убила нас всех. Мой отец очень могущественный человек, можно сказать, весь город у него в кармане. – Он улыбнулся. – Я готов попробовать еще раз, если ты думаешь, что сможешь повлиять на мое решение. – Он демонстративно протянул к ней руки.

Игнорируя этот приглашающий жест, Александра вздернула подбородок.

– Я хочу уйти с этого корабля, – твердо сказала она. – Ты можешь считать себя в опасности, только если откажешь мне в этом.

Натаниэль обдумал ее слова, а потом разозлил ее еще больше, так как равнодушно пожал плечами.

– Я могу сам позаботиться о себе. Однако спасибо.

– Почему ты упрямишься? – резко спросила Александра. – Ты собираешься сделать с маркизом Клифтоном что-то такое, что мне не понравится?

Натаниэль остановился у двери.

– Мы едем с ним в Лондон. За это время Трентон приготовит корабль к отплытию. Теперь ты знаешь мои планы. Довольна?

– Что ты собираешься делать с ним?

– Съесть на ужин – после того, как покончу с тобой. – Засмеявшись, Натаниэль вышел.

– Надеюсь, тебя поймают, – прокричала Александра ему вслед, но ответом ей был стук закрывшейся двери.

К полуночи ружья были спрятаны на береговом складе. Натаниэлю это место показалось идеальным, особенно если учесть, как мало у них было времени для поисков чего-то более подходящего.

Тини и остальные матросы, которые сошли с ним на берег, ушли, и он остался один. Ему отчаянно хотелось вернуться на корабль, зацеловать Александру до полусмерти, а потом уложить в постель и заниматься любовью. Какая-то часть его существа спорила, что одна ночь ничего не решит, но внутренне он знал, что если зайдет очень далеко, то никогда не отпустит ее.

– Кэп?

Натаниэль, обернувшись, увидел стоящего у двери Тини, силуэт которого в лунном свете казался совсем черным.

– Что ты делаешь здесь? Я думал, ты уже наслаждаешься хорошей выпивкой.

Тини провел рукой по отросшим волосам.

– Я хотел поймать вас, прежде чем вы вернетесь на судно. Я кое-что услышал и думаю, вы должны это знать.

Голос Тини был таким серьезным, что у Натаниэля неприятно свело желудок.

– Что же?

– Англия объявила войну России. Двадцать второго апреля наши корабли вошли в Одесскую бухту.

Значит, Англия и Франция в конце концов поддержали турок. Это известие, хотя и ожидаемое, стало для Натаниэля настоящим шоком. Уже пролилась первая кровь, когда его отец продал оружие врагу, причем эти последние образцы стреляли точнее, чем те, что были на вооружении регулярной армии. Зачем такому богатому человеку, как герцог, идти на предательство?

– Это сильно повышает ставки, – сказал он вслух.

Тини кивнул.

Натаниэль резко встал. Он не может позволить своему отцу везти ружья в Россию, а это значит, что ему надо вернуться на корабль. Завтра рано утром они плывут в Лондон.

Глава 11

Карета, которую нанял Натаниэль, была ничем не примечательным, выкрашенным в черный цвет экипажем. В нее поместилось восемь человек.

Александра сидела, зажатая с боков Натаниэлем и Тини, за ними разместился Гарт. Джон, Сащэль – среднего роста мужчина с густой копной волос, и Шорти – высокий, мощного телосложения мужчина с татуировкой на выбритой голове, сидели напротив, по обе стороны от маркиза Клифтона.

Они выехали, сразу как рассвело. Карета быстро катила по красивым улицам Бристоля. Александра никогда не была в этом городе, так что она с удовольствием рассматривала дома с колоннами и террасами.

– Это здание в форме полумесяца самое длинное в Европе. – Натаниэль показал на большой дом по правую руку. – Его начали строить еще в прошлом веке, а закончили приблизительно в тысяча восемьсот двадцатом году.

– Где-то здесь, по-моему, должен быть замок Блапз, – сказала Александра. – Мне о нем рассказывала мама.

– Он в Клифтоне, – внезапно встрял в разговор маркиз. – Как и Бридлвуд-Мэнор, это поместье моего отца.

– Тогда ты, наверное, хорошо знаком с этим местом, – сказала Александра.

– Такого воздуха, как в Клифтоне, нет нигде.

– Да, я слышала об этом. А еще мама говорила, что здесь неописуемо красивая природа: живописные долины, красивейшие холмы. – Александра улыбнулась, гадая, что же собой представляет маркиз.

Довольно приатекательный юноша с соломенного цвета волосами и зелеными глазами. Плотного телосложения, так что к старости он скорее всего сильно раздобреет, зато зубы белые и ровные. Сходство между сводными братьями, однако, ограничивалось лишь полными чувственными губами.

Этим утром Натаниэль принес ей корзинку сдобных булочек и немного свежего масла, и сейчас, достав две булочки, она предложила их маркизу Клифтону. Он наверняка не ел ничего, кроме сухарей и сала, как и они все.

Клифтон, поблагодарив, взял булочки.

– Теперь я понимаю, почему этот сброд принял тебя за мою сестру. Ты не только красива, но и великодушна.

Александра была приятно поражена. Она совсем не ожидала услышать комплименты, особенно если учесть, что на ней была одежда Натаниэля.

– Пленникам лучше держаться вместе.

Так же, как он подчеркнул слово «сброд», она сделала ударение на слове «пленникам», все еще негодуя на Натаниэля за то, что он не взял ее в Бристоль прошлым вечером.

Вначале Натаниэль не обращал на них внимания, но как только они с маркизом принялись болтать обо всем на свете, от Королевского театра в Лондоне до горячих источников в Бате, он стал часто поворачиваться к Александре. Очевидно, дружба с его сводным братом задела какую-то струнку в душе капитана пиратов. Александра тут же приказала себе обязательно смеяться над любыми словами маркиза Клифтона.

Неожиданно раздался громкий треск, и карета опасно накренилась.

– Что случилось? – встревоженно спросила Александра, пытаясь выглянуть в окно.

– Мы потеряли колесо, – сказал Натаниэль. – С тобой все в порядке?

Александра кивнула. Натаниэль открыл дверцу и спрыгнул на землю, тут же исчезнув в клубах пыли.

Мгновение спустя он просунул голову в карету.

– Тини, сломалось колесо. Проклятие, это задержит нас на день.

– Мы можем сами починить его?

Натаниэль отступил в сторону, освобождая ему дорогу.

– Нет. Придется кому-то скакать в ближайший город за кузнецом.

– А что с Клифтоном?

– Не волнуйся за него. – Натаниэль помог Александре спуститься на землю. – Мой нож убедит его вести себя послушно. – Он ухмыльнулся своему брату. – Глупо поднимать тревогу, когда ты так близко к дому.

– Я поеду за кузнецом, – вызвался Гарт, который не любил сидеть без дела.

– Нет, ты остаешься со мной. Поедет Сэм, – приказал Натаниэль.

Гарт пожал плечами, но промолчал. Вместе с остальными он отошел в тень огромного дуба, предоставив маркизу самому выбираться из кареты.

Александра забралась на небольшой пригорок неподалеку от дороги. Она никогда не уезжала так далеко из Манчестера, но зеленая трава, фиолетовые и желтые дикие цветы так и не смогли привлечь ее внимание. Ее глаза, не отрываясь, следили за Натаниэлем. Хоть она и флиртовала с маркизом, он не вызвал в ней никаких чувств: Только капитан пиратов одним лишь взглядом или жестом мог заставить ее трепетать.

Александра тяжело вздохнула. Судьба сыграла с ней злую шутку, и, возможно, она никогда не встретит человека, к которому ее будет так же тянуть, как к Натаниэлю Кенту.

Но герцог никогда не оставит Натаниэля в покое, напомнила она себе. В конце концов он попадет в тюрьму или на виселицу, а этого она не переживет.