Дети с Горластой улицы, стр. 2

Дети с Горластой улицы - _6.jpg

А вот Юнас уже умеет, хотя в школу он ещё не ходит. Правда, только печатными буквами. И читать он тоже умеет.

В конце концов мы всё-таки уложили Лотту в постель, и она стала больным ребёнком, хотя и против своей воли.

– Ну, как дела? – спросил Юнас свою маленькую пациентку, совсем как дядя доктор, который приходил к нам, когда мы болели корью.

– Хочу есть, хочу есть, – канючила Лотта. – Я играю в пиратов.

– Перестань дурить! – прикрикнул на неё Юнас. – Будешь паясничать, не станем с тобой играть, нам шуты не нужны!

Пришлось Лотте сказаться больной, и мы наложили ей на руку повязку, а Юнас приложил ей к груди большую катушку и стал её прослушивать. Оказалось, что у Лотты тяжёлый бронхит. Мало того, он засунул ложечку ей в рот и сказал, что у неё к тому же ещё и ангина.

– Придётся сделать укол, – сказал Юнас, которому самому однажды сделали укол в руку, чтобы он поскорее выздоровел. Теперь же ему предстояло сделать укол Лотте. Он взял швейную иглу, как будто это был настоящий шприц, такой же, как и у доктора.

Но Лотта решительно отказалась от укола. Она брыкалась и кричала во всё горло:

– Не надо мне никаких уколов!

– Дурочка, ведь это понарошку, – успокаивал её Юнас. – Я тебя даже не уколю.

– Всё равно не хочу! – упиралась Лотта.

Игра в больницу не получалась.

– Но ресефт я ей всё-таки выпишу, – серьёзно сказал Юнас.

Он сел за стол и стал писать на бумажке синим мелком. Он писал печатными буквами, но прочитать, что он там написал, я всё равно не могла, ведь я ещё не умею читать. А вот вы, может быть, и прочтёте его ресефт.

Дети с Горластой улицы - _7.jpg

Мы с Юнасом любим играть в больницу. А вот Лотта не любит.

Дети с Горластой улицы - _8.jpg

Лотта упряма, как старая коза

Наш папа очень весёлый. Когда он приходит домой с работы, мы все трое встречаем его в прихожей – Юнас, Лотта и я. Папа смеётся и говорит:

– Господи, как много у меня детей!

Однажды мы спрятались в прихожей за висящей там одеждой и притихли. Папа пришёл и удивился.

– Что случилось, почему в доме так тихо? – спросил он у мамы. – Надеюсь, дети здоровы?

Тогда мы вылезли из-за одежды и долго смеялись над папой.

– Пожалуйста, больше так меня не пугайте, – сказал папа. – Стучите и кричите сколько угодно, когда я прихожу домой, а то мне будет страшно.

Но вообще-то ему никогда не бывает страшно.

Однажды мимо нашего дома проехали два грузовика, они так грохотали, что Лотта, которую мама только что уложила спать, проснулась и спросила:

– А что на этот раз сделал Юнас?

Она уверена, что весь шум и грохот в мире производит только наш Юнас.

Лотта очень хорошенькая, у неё такие пухленькие ножки. Мы с Юнасом любим возиться с ней и тискать её, но она этого не любит. Она вообще много чего не любит. Например, не любит принимать лекарство. На прошлой неделе она кашляла, и мама хотела дать ей микстуру от кашля. Но Лотта сжала губы и замотала головой.

– Всё-таки, Лотта, ты не совсем умная, – сказал ей Юнас.

– Нет, я совсем умная, – возразила она.

– Раз ты не хочешь пить микстуру от кашля, значит, ты не совсем умная. Вот когда мне дают лекарство, я сам решаю, нужно его принимать или нет.

– А когда мне дают лекарство, я сама решаю, что не буду его принимать, и не принимаю, – сказала Лотта. И она снова сжала губы и замотала головой во все стороны.

Мама погладила её по головке и сказала:

– Тогда ложись в кроватку и кашляй себе на здоровье, бедная моя девочка!

– Но я ещё не хочу спать! – сказала довольная Лотта.

Лотта очень не любит ложиться спать, впрочем, я тоже. Никак не пойму, и зачем это мама укладывает нас спать, когда сна у нас ни в одном глазу, а утром, когда нам так хочется ещё чуточку поспать, она велит, чтобы мы просыпались и вставали.

Всё-таки было бы хорошо, если бы Лотта приняла лекарство от кашля, потому что на следующий день она кашляла ещё сильнее, и у неё появился насморк, и мама сказала, что не пустит её гулять. А меня попросила сходить в магазин швейных принадлежностей и купить для неё какую-то мелочь. Пока я ждала своей очереди, в дверь магазина протиснулась Лотта. Из носа у неё текло, как из крана.

– Ступай домой, – сказала я ей.

– И не подумаю, – фыркнула Лотта. – Я тоже хочу купить нитки.

Она так громко шмыгала носом, что, наконец, одна покупательница не выдержала и спросила:

– У тебя есть носовой платок?

Дети с Горластой улицы - _9.jpg

– Есть, – сказала Лотта, – но незнакомым я его не даю!

Я могу долго рассказывать о Лотте. Однажды мама повела нас всех к зубному врачу – Юнаса, Лотту и меня. Мама увидела у Лотты в зубе маленькую дырочку и хотела, чтобы доктор поставил ей пломбу.

– Если у зубного врача ты будешь хорошо себя вести, я дам тебе двадцать пять эре [1] , – сказала мама Лотте.

Пока мы были у доктора в кабинете, мама ждала нас в приёмной. Сперва он осмотрел мои зубы, у меня не было ни одной дырочки, и меня отпустили к маме. Мы долго-долго ждали Юнаса и Лотту, и мама всё удивлялась:

– Не понимаю, в чём дело, но Лотта ни разу даже не вскрикнула?

Через несколько минут дверь кабинета открылась, и к нам вышла Лотта.

– Ты хорошо себя вела? – спросила у неё мама.

– Хорошо, – ответила Лотта.

– А что сделал доктор? – продолжала расспрашивать мама.

– Он выдернул зуб.

– И ты даже не вскрикнула? Какая же ты умница!

– Нет, я терпела.

– Молодец! – похвалила её мама и дала ей двадцать пять эре.

Лотта взяла монетку и с довольным видом спрятала её в карман.

– Покажи, не идёт ли у тебя кровь? – спросила я.

Лотта широко открыла рот, но все зубы у неё во рту были на месте.

– Не выдернул он тебе никакого зуба, – сказала я.

– Выдернул… – сказала Лотта. – Только не мне, а Юнасу!

Наконец из кабинета вышли Юнас и доктор. Доктор показал на Лотту и сказал:

– А эту барышню я не смог даже осмотреть, она наотрез отказалась открывать рот.

– Куда бы мы ни пошли, нам всегда бывает стыдно за Лотту, – сказал Юнас по дороге домой.

– Я с этим доктором не знакома, – сказала Лотта. – А я не могу открывать рот перед незнакомыми.

Папа говорит, что Лотта упряма, как старая коза.

Дети с Горластой улицы - _10.jpg

Тётушка Берг – самая добрая тётушка на свете

По соседству с нами живёт тётушка Берг, иногда мы ходим к ней в гости. Наши сады разделены дощатым забором, однако перелезть через него ничего не стоит. То есть ничего не стоит Юнасу и мне, а вот Лотта перелезть через забор не может, но собака тётушки Берг вырыла в одном месте под забором лаз, и Лотта приладилась проползать в сад тётушки Берг не через забор, а под ним, как раз через этот самый собачий лаз.

Недавно мы были в гостях у тётушки Берг. У неё есть раскладной столик, секретер с множеством ящичков. Чего в нём только нет!

– Милая тётя Берг, можно нам посмотреть все эти красивые вещицы? – спросил Юнас.

Конечно, тётушка Берг разрешила. Сначала она показала нам маленькую куклу, с которой в детстве играла ещё сама. Куклу звали Роза.

Тётушка Берг ужасно старая, хотя и не такая старая, как кажется нашей Лотте.

– Тётя Берг, а ты брала с собой Розу в Ноев ковчег? – спросила Лотта однажды.

Как раз накануне перед сном папа рассказывал нам о Ноевом ковчеге. Старик Ной построил огромный корабль, который назывался Ковчегом. А потом много недель подряд шёл сильный дождь, и все, кто не был в этом Ковчеге, утонули, и это случилось много тысяч лет назад.