Хоккейные баталии. СССР – Канада, стр. 30

В канун «Суперсерии-76» я провел анкету, результаты которой были затем опубликованы в «Правде». Небольшой материал «Шестерка лучших» вызвал большой интерес у поклонников хоккея у нас и во многих зарубежных странах, где он был перепечатан. Анкета тоже показала, что авторитет лучших советских мастеров шайбы после двух «серий» очень возрос.

Вот эта заметка.

«Составление символических сборных, опросы для определения лучших игроков не дают, конечно, абсолютно точных результатов. Тем не менее думается, для поклонников хоккея представляет интерес „шестерка мира“, составленная высшими авторитетами в этой игре.

Осенью 1975 года, когда в Праге выступала канадская команда «Виннипег джетс», Бобби Халл, по просьбе газеты «Руде право», составил сборную мира: Иржи Холечек («Спарта», Прага), Бобби Орр («Бостон брюинс»)-Валерий Васильев (московское «Динамо»), Валерий Харламов (ЦСКА)-Фил Эспозито («Нью-Йорк рейнджерс») – Александр Якушев (московский «Спартак»).

А как составили бы «шестерку» те игроки, которые вошли в этот состав?

Ведь их голоса, пожалуй, наиболее авторитетны!

Якушев дал такой вариант: Третьяк, Орр – Васильев, Мальцев– Эспозито – Харламов. Весьма похожий получился список игроков у Харламова. Третьяк, Орр – Васильев, Мальцев – Петров– Якушев. У Васильева итог получился таким: Третьяк, Орр – Лутченко, Михайлов – Эспозито – Харламов.

Чехословацкий вратарь И. Холечек предложил свой «секстет»: Парент («Филадельфия флайерс»), Орр – Махач (ЗКЛ, Брно), Харламов – Эспозито – Мартинец («Тесла», Пардубице).

Откровенно говоря, ответы от хоккеистов-профессионалов ожидались с особым интересом. Ведь после матчей сборной СССР с профессионалами НХЛ и ВХА в 1972 и 1974 годах за океаном произошли огромные изменения в оценке советских игроков. Команда Ф. Эспозито выглядит так: Парент, Орр – Ляпойнт («Монреаль канадиенс»), Якушев – Питер Маховлич– Лафлер (оба – «Монреаль канадиенс»).

От Бобби Орра пришла следующая телеграмма: «Тщательно поразмыслив над вашим вопросом, я пришел к выводу, что не могу с должной объективностью назвать шестерку сильнейших хоккеистов мира, так как я видел в последние годы лишь канадцев. Фил Эспозито играл против сборной СССР и больше наблюдал русских хоккеистов, мое же знакомство с вашими игроками было только с трибун и по телевидению. Этого, на мой взгляд, недостаточно. Прошу меня извинить».

– Видите, как все теперь стало сложно в мировом хоккее! – воскликнул, познакомившись с этим посланием, Агги Кукулович, бывший нападающий «Нью-Йорк рейнджерс», приезжавший в Москву с несколькими руководителями НХЛ для уточнения деталей предстоящих матчей между ЦСКА, «Крыльями Советов» и сильнейшими клубами НХЛ в США и Канаде. – Несколько лет назад Орр составил бы вам шестерку лучших в пять минут. Целиком, естественно, из канадских профессионалов. Придется мне его заменить. Думается, сильнейшая шестерка такова: Третьяк, Орр – Гусев, Харламов – Эспозито – Якушев.

Итак, шесть авторитетов хоккея упомянули в анкете семнадцать хоккеистов. Голоса распределились так: Орр – 6 (из шести возможных), Третьяк, Харламов и Эспозито – по 4, Якушев – 3, Васильев, Мальцев и Парент – по 2, Гусев, Лутченко, Ляпойнт, Махач, Лафлер, Мартинец, Маховлич, Михайлов, Петров – по 1.

По итогам опроса в символическую сборную мира вошли: вратарь Третьяк, защитники Орр – Васильев, нападающие Якушев – Эспозито – Харламов. Четверо из шести хоккеистов – советские!»

Комментарии, как говорится в таких случаях, излишни.

Тем не менее руководители НХЛ довольно легко согласились на усиление ЦСКА и «Крыльев Советов» («золотой» и «серебряной» команд по итогам предыдущего чемпионата СССР) шестью игроками из других клубов.

Как показали итоги «суперсерии», для оптимизма у хозяев были основания: мощные клубы, укомплектованные, в основном, хоккеистами высокого класса и могучего телосложения, горячая поддержка трибун, поля несколько меньших размеров, нежели в европейских странах. И все-таки профессионалы вновь переоценили свои возможности и недооценили советских хоккеистов. Пять матчей гости выиграли, один закончили вничью и лишь в двух ушли с поля побежденными.

Однако нельзя сказать, что канадцы (американские клубы НХЛ ведь тоже более чем на девяносто процентов укомплектованы канадскими игроками) готовились к встречам «суперсерии» спустя рукава. Из восемнадцати клубов отобраны восемь сильнейших. При этом было отказано в праве сыграть (и хорошо заработать) таким долгожителям НХЛ, как «Торонто мэйпл лифс» и «Детройт рэд уингз»: в последние годы они не блистали успехами.

Даты матчей были определены еще летом, и соперники могли загодя спланировать подготовку к этим престижным поединкам.

В предыдущих «сериях» много нареканий, особенно со стороны профессионалов, вызывало судейство. На сей раз, по предложению хозяев, было предусмотрено, что половину матчей в качестве главных арбитров проведут четыре наиболее авторитетных судьи НХЛ, а другие четыре встречи было поручено реферировать нашим судьям Виктору Домбровскому и Юрию Карандину, известным своей высокой квалификацией.

Позаботились хозяева и о подготовке своих игроков и болельщиков с помощью прессы, радио и телевидения. Справедливости ради, надо сказать, что было и немало доброжелательных репортажей, посвященных нашим лучшим командам и отдельным хоккеистам. Так, в Буффало перед матчем «Крыльев Советов» с местным клубом по телевидению прошла получасовая передача о Якушеве и Шадрине.

Однако в большинстве материалов тон был довольно желчный, а обращение с фактами, мягко говоря, свободное. «Советские тренеры едва ли действуют сколько-нибудь самостоятельно, – повествовал в пространном репортаже, названном „Борис и его ребята готовятся к товарищеским играм“, М. Мэлвой в „Спорте иллюстрейтед“. – Вся их работа запрограммирована федерацией хоккея.

Тренер «Спартака» Карпов никогда бы не посмел пойти на эксперимент, скажем, с переводом Якушева в защиту…

Наставник «Крыльев Советов» и сборной СССР Кулагин постоянно ворчит на игроков. Он как бы хочет сказать или, может быть, дать им прочитать в своих глазах: «Попробуй сделать это еще раз, негодяй, и я отправлю тебя в Сибирь на 24-летнюю каторгу!…»

На тренировке ЦСКА защитнику удалось перехватить пас Харламова. Локтев был взбешен и заставил нападающего в наказание сделать дюжину выжиманий…

Ни у одного из русских игроков нет бороды, как у Билла Флетта из «Атланты», или перманента, как у Дона Салески из «Филадельфии», но есть один усач, похожий на святого с иконы, – Юрий Терехин из «Крыльев Советов». Один из партнеров хоккеиста по команде пошутил: «Терехин, возможно, и сохранит усы, но тогда и сак останется с ними дома».

«Попутно» автор напоминал многим миллионам читателей журнала, что у советских граждан значительно меньше легковых автомашин, нежели у американцев, доводил до сведения, что фамилии на рубашках игроков есть лишь у рижан…

А этот репортаж был еще далеко не самым «хлестким».

«Суперсерия-76» проводилась на клубном уровне, в разгар сезона, но все-таки не в лучшее для профессионалов время: увеличение за короткий срок числа команд в НХЛ с шести до восемнадцати, да появление еще полутора десятков клубов ВХА в значительной степени ослабило силы команд, хотя они в большинстве своем и остались очень мощны.

Показать в матчах «суперсерий» товар лицом обязывала профессионалов и надвигающаяся… безработица. К началу 1976 года в профессиональном хоккее после нескольких лет бума (когда двадцатилетние парни из прерий Манитобы в мгновение ока становились обладателями сотен тысяч долларов) появились признаки спада и даже безработицы. «Мы вынуждены были подписывать трехлетние контракты с игроками, чтобы перетащить их в ВХА, – заявил президент этой лиги Бен Хацкин, – но сейчас посредственным хоккеистам, тем, кто лишь грел для настоящих игроков места на скамье, новые контракты мы не предлагаем».

Клубы НХЛ, даже самые маститые, пошли на сокращение числа игроков. В те годы, когда ВХА не существовало, «киты» НХЛ держали в основном составе и «фарм-клубах» до шестидесяти хоккеистов. В сезоне же 1975/76 г. даже двукратный обладатель Кубка Стэнли «Филадельфия флайерс» вынужден был обходиться 35 игроками. Летом 1975 года «Нью-Йорк айлендерс» уволил сразу шестнадцать хоккеистов – треть состава. Эти сокращения хозяев клубов вынуждали делать резко возросшие контракты «звезд» и снижение в ряде городов посещаемости матчей.