Анима 2, стр. 56

Вскоре тени легли плотным слоем, сжавшись водну кляксу настене. Через мгновение изнее вышел человек встаром балахоне. Послышался стук трости, оставившей скол надорогой плитке. Еще один, затем еще один.

Кстолу приблизился пожилой мужчина, слегка сгорбленный под тяжестью прожитых лет. Онулыбнулся юноше, внимательно осмотрел его блеклыми глазами из-под седых бровей. Затем совсем по-стариковски крякнул иуселся застол, натосамое место, где недавно сидел гость.

При этом тени продолжали тянуться кмужчине липкими невесомыми жгутами. Онсловно был окутан черной паутиной, концы которой терялись втемных углах зала. Жутковатое зрелище, ноЮрий при этом радостно улыбался, словно увидел старого друга. Впрочем, так оно ибыло.

—Наставник,— уважительно поклонился парень.

—Привет, малыш,— усмехнулся вбороду старик ипринялся насыпать сахар вкофе, неограничившись парой ложек. Затем, недолго думая, вылил вчашку молоко исливки сразу извсех кувшинчиков.— Ну, как прошло?

—Это яувас хотел спросить,— улыбнулся парень.— Как онвам?

—Молод, слишком молод. Ислишком самоуверен. Всумме это может стоить ему жизни, все-таки онпока еще слаб. Сколько попросил?

—Нисколько,— обреченно вздохнул Юрий.— Нирубля.

—Карту,— радостно протянул руку старик.— Спор дороже денег, проиграл— плати.

Юрий вытащил из-за пазухи два прямоугольника, запечатанных впластиковую упаковку. Внутри переливались всеми цветами радуги несколько обычных картонок срисунками.

—Ойтымоя прелесть,— как ребенок обрадовался старик, принимая карточки для игры вАниматериум.— Совсем новенькие.

—Коллекционное издание, даже изупаковки неизвлекали. Эта вообще изпервого сета, ихосталось штук сто, наверное.

Это было немного странным, ведь вАниматериум играют восновном простые люди. Ноисреди призывателей хватает любителей разложить карты, ведь вэтой игре собрать хорошую колоду стоит гораздо дешевле, чем вреальной жизни. Его наставник нелюбил играть, ноонбыл фанатичным коллекционером, собирал редкие экземпляры карточек, исключительно для души, вкачестве хобби.

—Араз тут две карты, то…

—Ниодного отпечатка непопросил. Как выиговорили.

—Ничего удивительного. Будь иначе, вот тогда было быплохо.

—Наставник,— Юрий обреченно посмотрел надве редчайшие карты, которые ему пришлось отдать изличной коллекции.— Янепонимаю. Они все просили денег. Все. Ичем моложе, тем выше сумма. Последний потребовал сто тысяч рублей иполную колоду наНагах, хотя ему еще три ранга качаться, прежде чем сможет ееисползовать.

—Заплатил?

—Конечно заплатил,— фыркнул Юрий.— Аванс, разумеется. Расходы копеечные. Аэтот…

Юрий вытащил листок стребованиями парня ипротянул старому теневику. Тот взял, пробежался глазами идаже немного удивился.

—Чешуйка Золотого Дракона? Кровь бога? Эссенция Чистой Веры? Странно, агде святые мощи паломника?

—Так,— глаза Юрия сузились.— Вызнаете, что это такое? Для чего весь этот список.

—Конечно знаю,— усмехнулся старик ивернул записку парню.

—То-то мне показалось странным, что онтак быстро написал требования.

—Атыдумал, что самый умный вмире?

—Твоих рук дело?

—Его,— старик показал пальцем заспину.

Юрий проследил занаправлением, нонаставник указывал просто втемный угол комнаты. Парень немного нервно побарабанил пальцами постолешнице, раздумывая над ситуацией. Его незаурядный умработал сейчас наполную, прокручивая варианты, причины ипоследствия, пытаясь сплести воедино разрозненные события ифакты. Ноединой истройной картины пока неполучалось.

Хотя появление одной изсущностей вэтом уравнении полностью меняло расклад дел надоске.

—Почему оннепопросил денег?— так инесмог понять Юрий.

—Потому что унего другой путь. Скажем так, это противоречит его кодексу. Высним, насамом деле очень похожи. Уверен, будь утебя длань, выбыстали последователями одного покровителя.

—Кукловода, которому служишь ты?

—Как его только неназывают. Пусть будет кукловод, который обучил меня игре теней, которой яобучил тебя. Благодаря покровителю, тыможешь обойти всех истать тем, кем должно. Аэтот парень еще слишком молод, чтобы играть вбольшие интриги. Онпросто тень настене, отправленная тебе впомощь.

—Просто тень настене?— усмехнулся Юрий.— Тыточно так жеговорил про себя.

—Явсего лишь старый коллекционер карточек для Аниматериума,— улыбнулся он.

—То-то правители соседних городов досих пор вздрагивают отупоминания твоего имени.

—Они боятся неменя, атвоего деда, мир его праху.

—Нуда, конечно. Его иего тени. Вкоторой мывсе живем досих пор.

—Что сосписком-то?— перевел тему старик.

—Сложно будет, нозагод достану. Придется залезть всокровищницу отца.

—Лазейки сделал?

—Еще пять лет назад, как тыиучил.

—Хорошо,— кивнул старик.— Только года утебя нет. Пару дней максимум.

—Что яупустил?— нахмурился Юрий.

—Очевидного участника событий. Тыслишком долго вглядывался вомрак, следя засвоим отцом. Инезаметил того, кто прячется всолнечных лучах.

Юрий обдумывал услышанное почти пятнадцать секунд. Заэто время онперебрал вголове всю цепочку событий последних лет, вспомнил все прогнозы, азатем сложил ихсновыми, появившимися из-за недавних событий. Отбросил совпадения, вычел те, что несбылись, проверил несоответствя и…

—Твою же,— глаза парня округлились.— Приближенный Азраила был некромантом. Прямо под носом церкви.

—И?— хитро прищурился старик.

—Зачем главе церкви под боком тот, кто способен обмануть саму смерть? Ичто онбудет делать без него?

—Что?— продолжал мысль старик.

—Попытается обмануть еесам. Исамый очевидный способ— Философский Храм. Старый святоша,— усмехнулся Юрий.— Тоже нехочет умирать, значит.

—Никто нехочет умирать. Величайшая катастрофа вовселенной случилась из-за того, что имеющие силу однажды возжелали еще ибессмертия. Атут всего-лишь какая-то Москва. Вобщем, поторопился бытысосписочком.

* * *

—Ну,— снетерпением спросил Громов.

—Что, ну?— непонял я.

—Как онтебе?— машина плавно тронулась сместа.

—Странный,— пожал яплечами.

Мыехали втишине некоторое время, каждый думал освоем.

—Мне кажется, онвотчаянии,— внезапно озвучил ясвою мысль.— Мне так показалось.

—Неудивительно.

—Ноонбудто незасебя переживает.

—Знаю,— серьезно кивнул Громов.— Уменя сложилось похожее мнение.