Анима 2, стр. 45

—Паршиво.

—Нетослово.

Каин иПолдень всвоем роде уникальные специалисты. Теневиков инекромантов мало, асобрать наних нормальные колоды итого сложнее. Физовик наартефактах уже проще, нотолковые тоже надороге неваляются.

Этот хоть иоказался подсадным, пытался грохнуть Пепла, носвое дело знал. Явидел его вбою сбоссом, одними бафами иотпечатками там необошлось, мужик реально умел сражаться. Кто еще пятеро— остается лишь догадываться.

Четырнадцать призывателей, скорей всего все изударного кулака, что брали босса. Азначит элита. Ябывал вгородах, которые защищало меньшее количество. Для большинства кланов такой рейд стал быпоследним перед расформированием. Что там уПепельных, янезнаю, новряд лиуних одна группа.

Новлюбом случае, всиле они сегодня потеряли значительно. Ивряд лисмогут оправиться вближайшее время. Покрайней мере разломы подобного масштаба имточно несветят, апро репутацию среди гильдии ивольников ивовсе молчу.

—Есть ихорошие новости,— произнес Зак.— Ну, насколько это вообще уместно.

—Компенсация?

—Как понял?

—Они обещали поделиться Анимой отзакрытия. Даивообще все наперекосяк пошло, надо будет сгладить углы.

—Вольники бучу подняли, мол, клановые все подстроили, чтобы Анимой неделиться. Разлом-то витоге закрыли.

—Четырнадцать мертвых призывателей,— нескрывая удивления ответил я.

—Датам слабосилки вонять начали, восновном изверхнего лагеря. Ноихбыстро заткнули. Тупорылые бараны.

Гнев Зака был понятен. Смерть любого изпризывателей, особенно вразломе, воспринимается нами как нечто личное. Влюбом случае, это всегда удар почеловечеству, как таковому. Идаже тот факт, что умерли клановые, ничего неменял, потому что Прах иПепел были разломщиками, аэто всегда вызывало уважение.

—Много хоть накинули?— поинтересовался я, скорее просто чтобы сменить тему.

—Мне утроили. Потому что мыпоследними уходили имногих вытащили. Там навтором уровне несколько человек лежало, думал трупы. Только инвентарь невыпал. Честно, думал оставить, ночто-то все жещелкнуло ипотащили. Незря, живые оказались. Остальным удвоили гонорар, вроде как. Нонасчет тебя незнаю, тыжевразломе был намомент смерти босса. Вас там четверо оставалось. Саламандр тебя вытащил иеще двоих своих, тоже вбессознанке. Много уровней взял?

—Даже смотреть лень,— ответил я.

Потому что нехотел врать. Янагреб Анимы сзакрытия разлома, это понятно. Нокак объяснить еще иопыт сбосса исПолдня? Апотом как объяснить, что уменя потенциалы скакнут вдвое быстрее, чем должны были быть? Вобщем, нужно думать, нужно считать, нужно как-то выкручиваться, чтобы небыло лишних вопросов.

—Косарь рублей, получается? Это большие деньги.

—Девятьсот занесколько дней работы. Да, для Москвы целое состояние. Нодля призывателя всего пара толковых карт.

—Влюбом случае, голод тебе уже негрозит.

—Кстати обэтом, пойду посмотрю, четам сжратвой.

Явсе жетоже встал, просто чтобы немного пройтись, размять ноги. Лагерь выглядел уныло, если честно, ноэто из-за общего настроения. Поддержка изчисла людей-силовиков оцепила периметр грузовиками, натянув между ними сети. Практического смысла вэтом было мало, нотак создавалась хоть какая-то иллюзия стен ибезопасности. Болезнь горизонта никто неотменял, даже мне как-то спокойней было вокружении этих машин, хоть это иглупо.

Накрышах кабин хищно скалились острыми углами пулеметы иминометы. Люди вкамуфляже патрулировали периметр, очем-то переговаривались погромоздким рациям, следили заокругой.

Внутри оцепления стояло несколько палаток, одна изних скрасным крестом, другая, судя попостовым— штабная. Горело несколько костров, язаметил иполевую кухню впротивоположном конце, много спальных мешков для разломщиков.

Все-таки никто непланировал ночевать под открытым небом, ноклановые итакой вариант учли.

Изштабной палатки показался Саламандр, наши взгляды пересеклись. Кивок ирейдлид скрывается обратно. Япоследовал внутрь, дозорные молча пропустили.

Внутри было довольно просторно, вцентре стоял пластиковый столик, несколько складных стульев, даже целая раскладушка имелась. Несколько человек уже выходили, так что вскоре мыостались вдвоем.

—Как самочувствие?— спросил Саламандр, хмуро глядя наменя.

—Впорядке. Спасибо, что небросил там.

—Своих небросаем,— произнес онзаученную фразу, ноголос его все жедрогнул.

Восьмерых бросили. Иэто несчитая вольников, ноучитывая двоих, кого пришлось убить нам сним лично. Повзгляду понял, что Саламандр подумал отом же.

—Днем выдвигаемся. Целители должны ктому времени поставить всех наноги. Мылишились Полдня, так что нам нужен авангард вразведке. Осилишь?

—Справлюсь,— кивнул я.— Нонужны вводные.

—Получишь. Сопровождение тоже. Зака можешь ссобой взять. Поденьгам необидим.

—Небо кроем?

—Навиверне летал… Онпогиб, сражаясь сбоссом разлома.

—Принял. УЗака есть ястреб, как-нибудь справимся.

—Хорошо,— кивнул Саламандр, облокотившись нахлипкий столик. Минуту онпростоял так, словно собираясь сдухом, нозатем просто кивнул.— Зайди кцелителям, пусть осмотрят. Навсякий случай. Маной ихснабдили под завязку, так что можно неэкономить. Точно, расходка нужна какая? Есть шприцы наману, навосприятие, есть одноразовые печати ссуществами-разведчиками истражами. Ноихпрямо очень мало.

Жадность вступила вяростную схватку сгордостью. Вцелом мне ничего небыло нужно, ноказеные расходники надороге неваляются.

—Манареген можно навсякий. Иобычный реген, если вдруг попадем внеприятности. Если что, можешь вычесть изжалованья.

—Ай,— устало махнул рукой Саламандр идостал изинвентаря два медных шприца.

Один сгустой бордовой смесью, другой сголубоватой, почти прозрачной жидкостью. Оценив концентрацию, понял, что это были средние шприцы, они вразы дороже малых.

—Непонадобятся, себе оставишь, необеднеем,— спокойно продолжил Саламандр, уловив мое смущение. Бафами вас тоже обвешаем перед выходом, сам скажешь, что нужно.

Ямолча кивнул, убирая шприцы винвентарь.

—Вопросы есть какие?— вэтот раз рейдлид посмотрел прямо мне вглаза.— Спросить, обсудить что-то?

—Нет, все понятно. Утром буду готов.

Ясное дело, онспрашивал непро разведку, апро… Вообще про всю ситуацию. Вопрос был только один. Какого хрена они умудрились так проеб… Что случилось набоссе? Нопоусталому взгляду понял, что лучше эту тему неподнимать. Покрайней мере сейчас.

Вернулся кЗаку, где меня уже ждала огромная тарелка шашлыка, каша, нарезанные овощи вспециях, немного свежих фруктов идаже бутылка вина.

—Незнал, что тыбудешь, взял всего понемногу,— произнес Зак, уплетая мясо заобе щеки.