Анима 2, стр. 29

МысЗаком познакомились снесколькими наемниками, которые давно работают сПепельными. Большинство изних было вольниками-официалами. Эти действуют вбелую, работают через правительство, законов ненарушают, платят налоги икомиссии.

Ноинаших гильдейских тоже хватало. При этом янезаметил какого-то деления нафракции, ковсем относились одинаково. Склановыми мыпрактически непересекались, восновном появлялся Саламандр, дававший общие распоряжения.

Ноконкретно кпепельникам все относились, скажем так, ровно. Некак ксвоим, ноприемлемо. Да, зазнавшиеся мажоры. Ноплатили честно, наубой небросали, сверху вниз несмотрели ихорошо. Жрать сними заодним столом желания невозникало, нобиться плечом кплечу готовы.

Ида, Резчик продолжал требовать отменя активных действий. Цель Храма была водном рейде снами, вэтом неосталось сомнений, когда все другие пассажиры разбрелись посвоим делам или уехали дальше.

Ксожалению, мыпродолжали держаться одной большой кучей, аятак инесмог понять радиус действия моего «радара».

Утром выдвигались уже изкрепости всторону разлома. Донего было чуть меньше тридцати километров. Утренняя разведка отработала ближайшие десять.

Мысобрались перед воротами, ожидая главного решения. Двигаемся лимыпешком или все женагрузовиках малым ходом.

—Изночной сводки,— начал говорить Саламандр,— известно следующее. Две больших стаи летающих тварей замечены втом направлении. Научастке вдвадцать километров замечены следы большой группы, предположительно Гневорогов. Исходя изэтого, разломный отряд движется своим ходом. Встречающие прибывают пографику. Вопросы?

Над толпой пролетел разочарованный стон. Конечно, хотелось быстренько прокатиться светерком инырнуть вразлом, нотранспорт слишком заметен вдиких землях. Пешком, так пешком.

Выдвигались только те, кто должен был зайти вразлом. Остальные прибудут через два дня ивозьмут насебя оборону, чтобы встретить выходящих призывателей. Вэтот момент они будут наиболее уязвимы.

Выход сожрет часть маны, абитва сбоссом отправит множество карт воткат. Это неговоря уже про раненных ипотери. Инеизвестно, как разлом поведет себя после гибели босса. Чаще всего внутри можно находиться довольно долгое время. Тогда будет возможность отдохнуть иоткатить карты.

Абывает итак, что разлом начинает сжиматься практически сразу. Иесли недобежишь довыхода, тотебя просто выплюнет, нопятью единицами маны уже неотделаешься. Схлопывающееся пространство может пережевать так, что еще месяц будешь восстанавливаться.

Нотакое редко бывает, сам никогда невстречал, лишь слышал.

Навыходе мысЗаком разделились. Оностался вхвосте вместе сдругими наемниками, меня жеспятеркой разведчиков отправили вперед. Впару мне достался странный, мрачный тип изклановых.

Длинные черные волосы, худое лицо ичерный плащ вместо камуфляжной походной одежды. Ончем-то напоминал мне ворону вчеловеческом обличии.

—Полдень,— протянул онруку.

—Эзо,— ответил янарукопожатие.

—Горизонтом болеешь?

—Переболел вдетстве.

—Где ходил?

—Насевере.

—Хорошо,— коротко кивнул он.— Суть таже.

Онактивировал длань иясудивлением уставился надва обсидиана идва кварца, что заблестели врассветных лучах солнца. Призыватель теней четвертого ранга. Официальный, клановый. Вот тена.

Янутром почуял близость чего-то незримого. Похоже, онвыпустил духов. Хорошо, что явовремя узнал оего присутствии вотряде, иначе быточно спалился, выпустив своих теневиков.

Мысним двигались впереди, если несчитать всадника навиверне над нашими головами имножество существ разведки. Среди них был иястреб Зака, так иего гончие. Крысы слишком медлительны наоткрытом пространстве, даиконтролировать ихнарасстоянии было трудно.

Ктому жевдиких землях нужно выбирать, кого призывать. Монстры привыкли, что внашем мире бродит всякое зверье, непредставляющее для них особой опасности или интереса. Поэтому разведчики-животные имеют меньше шансов сагрить насебя бродячую тварь. Вэтом плане Зак хорошо вписывался врейд.

Когда ворота открылись, явсе жеобернулся ипосмотрел натолпу заспиной. Клановые вбольшинстве своем держались спокойно, нопобегающему взгляду истраху вглазах легко можно было вычислить новеньких.

Среди наемников таких взглядов было куда больше, включая иЗака. Мыбыли далеко друг отдруга, так что онменя невидел.

Явсе жеоткрыл окно чата ибыстро набросал сообщение.

Эзо: Помни, что яговорил. Дыши глубже, чаще смотри под ноги. Держись зачьей-нибудь спиной. Если поймаешь ступор— сразу говори, помогут.

Видно было, что парень нервничал, это нормально.

Болезнь горизонта появлялась умногих жителей городов, независимо оттого, человек это был или призыватель. Даже длань немогла полностью справиться снею. Говорят, уморяков есть похожая болезнь, которая насамом деле иболезнью неявляется. Просто человека постоянно укачивает, ему плохо. Иединственное лекарство— просто привыкнуть.

Так итут. Впервые оказавшись вне высоких стен, мозг начинает сбоить. Появляется страх, дезориентация, которые постепенно перерастают впанику. Многим требуется несколько месяцев, чтобы просто пересилить себя ивыйти застену.

Аесли такого человека силой вытолкнуть наружу, тоонможет исознание потерять.

Молодых солдат, что патрулируют настене, выставляют вдозор попятнадцать минут внеделю, чтобы они просто привыкли смотреть вгоризонт. Унекоторых болезнь проходит быстро, унекоторых еевообще нет. Абывают итакие, что неспособны находиться застеной впринципе. Это инстинктивный страх, передающийся нам нагенном уровне изпоколения впоколение. Тысячи лет. Так что ничего удивительного втом, что даже длань иногда пасует перед эволюцией.

Уменя все прошло как-то просто. Ябыл еще ребенком ипотому высокие стены неукоренились вмоем сознании. Плюс ссамого детства мысдругими детьми помогали патрулям застеной.

Нодаже мне потребовалось несколько минут, чтобы привыкнуть кзрелищу бескрайних просторов. Сбросить ссебя наваждение беззащитности иуязвимости.

Переход поплану должен занять около четырех часов. Боев никто особо неопасался. Снами было три десятка клановых бойцов ипочти столько женаемников. Всреднем второй-третий ранг, ноосновной боевой костяк состоял изпризывателей четвертого-пятого рангов.

Ману экономить смысла нет, переход все равно все сожрет. Поэтому беречь имело смысл лишь отпечатки, чтобы они неуходили воткат. Ито, речь идет лишь одешевых отпечатках, которые могут понадобиться всамом начале. Так что вслучае столкновения сбродячими тварями, впервую очередь поним будут бить высокоранговыми дорогими картами.

Также существует что-то вроде негласного правила— стараться беречь землю вокруг крепости. Это впервую очередь поля для выращивания зерна, это охотничьи угодья. Иесли мытут будем метеоритным дождем бить стаю волколаков, никто нам спасибо заэто нескажет.