Анима 2, стр. 19

—Тыеефнаеф?— спросил Зак удивленно.

—Да, жена одного знакомого.

—Жить надоело?— сузила глаза девушка, отчего еесиреневый макияж стал похож наострые лепестки.

—Неворчи. Скажи, чем помочь, мыпоможем.

Ясразу решил расставить все точки вдиалоге. Потому что, во-первых, Сиил без причины кнам неприедет, во-вторых она приехала сама посвоим делам, иначе мне быуже сообщил Гамбо или Волк. В-третьих, имп знает, какой удевчонки характер. Авбою яеевидел ипрекрасно понимал, что нас сЗаком она уложит как щенят Волколака.

—Мне нужна база местных воротил. Кто увас тут бизнес мутит, крышует всех.

—Северное или Южное Тушино?— уточнил Зак.

—Аявкакое приехала?

—ВСеверное,— неуверенно произнес Зак.

—Так ичего тытупишь тогда, а?

—Спокойно, спокойно,— дожевал язавтрак. Это даже может быть интересно.— Это жеЛютый, да, Зак?

—Угу. Ноябез понятия, где они тусят. Мысними непересекаемся, сам понимаешь. Где-то ближе кпарку наСходне. Зазаправочной станцией, вроде.

—Поехали,— отряхнул яруки.— Разберемся. Спасибо зазавтрак.

—Эй, ая?— удивился Зак.

—Атыешь мел,— пожал яплечами.— Разминай ноги, тренируйся.

Ясел намотоцикл исперва даже непонял, зачто держаться, пока ненашел подходящие выступы позади. Почему-то японимал, что девушку лучше лишний раз нетрогать.

Почему явообще поехал сней? Много причин. Самая главная, она помогла мне нарегистрации натурнир. Просто так, бесплатно, без требования отплатить позже. Это вообще редкое отношение втаком городе, аяпривык ценить подобное.

Во-вторых, она была сильным призывателем состранными сиреневыми камнями вдлани, амне интересно все странное.

В-третьих, яисам хотел пообщаться сЛютым. Даипомочь Сиил для меня нетрудно. Так что сперва мыпоехали встарую мастерскую.

Степаныч оказался насвоем месте, как ивсегда. Япомнил, что онрано открывался ипоздно закрывался. Даивообще всегда работал инежаловался. Авот его мелкого помощника внутри неоказалось, так даже лучше.

—Здорово, Степаныч,— произнес япод звон звякнувшего колокольчика.

—О, Максимка,— улыбнулся мужчина, глядя наменя поверх очков.— Чего-то тырано, случилось чего? Юная леди, приветствую.

—Здрасьте,— кивнула Сиил, слюбопытством оглядываясь вмастерской. Удивительно, ноона даже непоморщилась, хотя запах машинного масла тут пропитал даже стены.— Вдвижках для мотоциклов разбираетесь?

—Моноцилиндр?

—Твин. Вэ-образный.

—Воздушка?

—Жидкостный.

—Сталкивался. Нонасерьезный ремонт нет оборудования. Номогу посмотреть.

—Лады,— кивнула она.— Завтра прикатят.

—Кхм,— опомнился я.— Мывообще незаэтим.

Затонедолгое время, что япрожил вобщаге, япару раз наведывался кСтепанычу. Можно назвать это ностальгией, ноонбыл единственным знакомым мне человеком изтой, прошлой жизни. Издетства.

Мыпили чай, болтали ожизни, яузнавал новости района, даивцелом обстановку. Заодно уточнял, небыло лиунего проблем после моего первого визита. Новтот раз явсе сделал правильно, когда нестал забирать утрех долбодятлов деньги, что они сдирали сторговцев.

Степаныча немного попрессовали поповоду меня, нодальше угроз дело недошло. Все-таки Лютый был немного смозгами, вотличие оттех жеОтморозков, что нечурались убивать несколько людей, чтоб остальные исправно платили.

—Нам нужен Лютый, хотим поговорить сним,— произнес я, отчего Степаныч мгновенно нахмурился.

—Эзо,— назвал онменя настоящим именем.— Тыжепонимаешь, что можешь только усугубить.

—Мынежно,— улыбнулся я.— Чисто деловой подход, даСиил?

—Его долбоящеры похитили двух девчонок вчера,— спокойно произнесла она.— Что они творят тут увас, мне плевать, нокнам соваться недолжны. Так что да, отрежем пару яиц иразойдемся.

—Эво как,— вздохнул Степаныч.— Нучто зажизнь пошла.

Старый часовщик помялся пару минут, нопотом все жедостал карту иуказал нужный дом. Отсюда пешком было минут пятнадцать, намотоцикле управились задве. Очень, кстати, удобно.

Большой трехэтажный короб больше напоминал техническое помещение, нежели жилой дом. Окон мало, даитеузкие. Единственное, что нескладывалось, это количество шезлонгов накрыше, мангал там же, аеще несколько кресел накраю, вкоторых сидели наблюдатели.

Унекоторых был огнестрел, восновном пистолеты. Уостальных ножи, биты, цепи ивсе такое. Сейчас вздании находилось около двух десятков человек. Изтого, что мне показали теневики, ребята тут жили, спали, ели, отдыхали иработали.

УЛютого, так звали местного главаря, был отдельный кабинет навтором этаже, обставленный дорого ибезвкусно. Такое чувство, что онпросто понатаскал туда все, что плохо лежало икрасиво блестело. Так золотые подсвечники соседствовали сгромоздким ящиком телевизора. Все это стояло натумбе изрезного красного дерева, рядом скожаным диваном. Аогромный стол почему-то был изсосны ипокрыт зеленым сукном.

Был там ибольшой сейф сденьгами, только незакартиной, азаковром, висящим настене. Зачем вообще ковер вешать настену?

Сам Лютый, хоть иимел тожеимя, нонаэлитного Волколака изразлома непоходил. Крепкий парень лет тридцати спропитым морщинистым лицом инебольшим, ноотчетливо выпирающим животом. Много цепей, перстней, несуразных татуировок изолотых зубов.

Девушек ятоже нашел. Они были вподвале, только ихтам ажпятеро. Вподвале, невсмысле прикованы цепями кбатареям. Вподвале располагалось нечто, похожее науголок отдыха. Много ковров, кроватей, подушек, стереосистема, кальяны. Множество забитых пепельниц, початых бутылок алкоголя, разбросанных пополу закусок. Кто-то знатно повеселился вчера.

Девчонки ввечерних нарядах спали там прямо водежде, одна пыталась дойти достолика сводой, ноноги сильно заплетались. Остальные также выглядели неочень. Скорей всего никого никчему непринуждали силой. Просто толиопоили какой-нибудь дрянью, толинакурили добеспамятства.

Мерзкая картина, если честно.

Мотоцикл остановился прямо напротив входа, где возле закопченной бочки напластиковых стульях сидело двое парней сбутылками пива.

—Оп-па,— ухмыльнулся один, пихая второго под бок.— Зырь какая краля.

—Сама приехала,— закивал другой, скалясь вовесь рот, вкотором нехватало нескольких зубов.

Огнестрела уэтих небыло, аножи идубинки мне нестрашны. Четвертый потенциал выживания значительно укрепляет мышечный каркас, так что без А-стали они смогут меня максимум поцарапать.

Авот пули, это пока еще опасно. Тут нужен хотя быпятый потенциал, когда кожный покров насытится Анимой вполной мере.

—Нам нужен Лю…— начал говорить я.