Снегурочка легкого поведения, стр. 8

Я возмущенно глянула на Мороза, который продолжил стоять все так же невозмутимо, только заграбастал меня своей лапищей под бок и прикрыл шубой. Милых брюнеточек, он, значит, любит. А рыжие Афродиты не в чести.

Что ж тогда лапал в лифте, как оголтелый???

– Ошибался, – наконец проронил Михаил.

– Подойди, – Карина ласково махнула мне своей изящной ладонью, а у меня даже волосы на загривке привстали.

– Ты говорил, я только рядом постою, – пискнула я Мише.

– Да ничего она тебе не сделает, – закатил он глаза и поправил на голове шапку, – жутко психованная, так что не показывай, что боишься, – и в спину толкнул.

Суу……..

Как мне вообще могло так повезти???

Медленно подошла к Карине:

– Поздравление прочитать? Стишок? Песню? – залепетала я.

– Все это в прошлом году было, – Карина поднялась на ноги, – не помню, что была за она, но после исполнения ею национального гимна мы все даже прослезились.

Эх, Лена. Сама слышала, как она в караоке гимн пьяная выдавала. До слез!

Я так не сумею.

– Красивые волосы, – девушка обошла меня со спины и провела пальцами по заплетенной пышной косе, схватила ее у основания и приставила к волосам длинный тонкий нож. Именно он и блеснул тогда у нее в руках, – говори, сука, быстро, спишь с ним? – ткнула Карина в сторону Влада ножичком.

Ноги подкосились и я всхлипнула:

– Нет! – покачала для уверенности головой.

Признаваться нельзя ни за что, не убьет, так волос лишит, а я их с детства отращиваю, холю и лелею. Столько бабла ввалила на восстановление и окраски. Да они золотые у меня, считай, – с Морозом сплю. Клянусь, – растерянно посмотрела на Влада, который даже бровью не повел. Оно и понятно, если с такой жить и не такая выдержка появится.

– Ну, тогда и проблемы не будет, если вы сейчас с Мишкой немного зажжёте, да, Влад?

– Малыш, ты немного пьяна, – Влад мягко улыбнулся и сделал шаг к нам двоим, протянул Карине открытую ладонь.

– Пьяна, но не дура, – она тоже улыбнулась, – давай Снежинка, чего стала? – досталось мне жестче.

Я выдохнула, когда меня отпустили и попятилась обратно к Мише, уткнулась спиной в его грудь и вздрогнула.

– Ну что? Будем зажигать? – раздалось у самого моего уха и грудь накрыли две огромные ладони, – мне было мало в лифте, хочу еще.

Развернувшись в его руках, я столкнулась с ледяными глазами, в которых плавали льдинки возбуждения. Ни дать, ни взять, настоящий мороз. И как с ним девушки встречались, это же жуть. Возбуждающая и подчиняющая, но жуть!

Скользнула ладонью по мощной шее, сжала мягкие курчавые волосы на затылке и потянула на себя.

Давай, генеральный Мороз, зажигать.

Провела языком по тонким губам и прикусила за нижнюю, услышала низкий ответный стон и мое бедро сжали уверенные пальцы. Миша сорвался и сжал в своих ладонях, бешено целуя везде, где мог достать. В лифте действительно было мало. Я выгнулась в его руках, предоставляя полный доступ к шее и потянула за волосы еще ближе.

– Хватит, – Карина хмыкнула, – порнухи не надо.

– Уверена? – Миша не отпускал меня от себя словно добычу, только прижимал сильнее к приличному стояку, – а то мы можем.

– Вон пошли! – Она ткнула пальцем в сторону двери и Мороз молниеносно меня туда потащил. Влад невозмутимо прошествовал следом.

– Влад, ты ничего не забыл? – впечатался в наши спины ледяной тонкий голосок.

– Увидимся на работе в понедельник? – развернулся на пятках и махнул своей шубой Волчара.

– Подарки, блядь, – Карина откинула свою шикарную белокурую прядь и топнула ножкой.

– Прости, малыш, – бывший муж прошагал к Морозу и отнял у него увесистый мешок, – девочки, «Tiffany» вас любит, – он вытащил еще один мешок поменьше и открыл его, медленно прошелся вдоль выстроившейся шеренги с ненавистью глядящих на него дам и всунул в руки каждой по маленькой коробочек, не забывая поцеловать каждую из присутствующих в щеку.

– Опять брюлики, – Карина недовольно закатила глаза, окинув глазом прилично подобревших подруг.

– Тебе рубины и черные бриллианты, – Влад аккуратно водрузил на голову своей бывшей благоверной диадему с черными камнями и одним большим красным в самом центре.

– Сойдет, – бывшая жена Волчары ( а ее, кстати, тоже Волчарой можно легко называть. Такой волчьей сукой даже…) схватила Влада за галстук и заставила наклониться к себе. Глянула на меня мстительно и жадно впилась в него губы, – свободен.

– Спасибо, – Влад распрямился и пошатнулся. Поправив на себе галстук, еще раз на прощанье осмотрел кружок разведенок и пошел следом за нами, – без комментариев, – проскрипел он тихо и нацепил маску безразличия.

Как скажешь… обсуждать увиденное не особенно-то и хотелось… хотя….

– Отличный тамада и конкурсы интересные, – меня тряхнуло у лифтов дурным смехом, – твоя бывшая меня чуть не прирезала.

– Да максимум бы волосы отрезала,  – Влад устало провел ладонью по лицу.

– То же самое, – прошипела я и замерла у открывшегося лифта, – я по ступенькам.

– Этаж последний, до утра спускаться будешь.

– Да и черт с ним, – я зыркнула на ухмыляющегося Мишу, – так я Новый год еще ни разу не встречала. Не войду я туда с вами.

– Да едь первой, мы за тобой, – Влад закатил глаза.

– Ладно, – с подозрением посмотрела на обоих и шагнула в пустой лифт, – буду ждать вас внизу.

– Конечно, – Влад заржал и быстро шагнул за мной, Миша следом, – ничему тебя жизнь не учит, Снежка.

– Да не дрожи ты так, – Мороз сжал руками поручень лифта у себя за спиной и посмотрел куда-то поверх меня, – нет на это сейчас времени.

Прям успокоил…

Особенно это его «сейчас»! Это что значит? Сейчас нету, а попозже будет? Так что ли? А потом это когда? Как и обещалось в прошлый раз в этом же лифте «в самом финале»? А финал когда? Когда куранты бить будут или когда последнюю вечеринку навестим? Или у них какой-то другой план?

Слишком много думаешь, Снежа….

– Насчёт следующей вечеринки, – Волчара нервно оттянул галстук. – Никакой самодеятельно, что скажут, то и сделай.

– Хорошо, – я зажмурила глаза.

С меня на сегодня было достаточно тех двух утренников, что мы уже посетили, но я чётко понимала, что эти сволочи не отпустят, будут забавляться до самого конца. Возможности отказаться нет у них самих и мне ее тоже не дадут.

Вышли из лифта, опять пробежались по морозу в сторону парковки. Влад открыл для меня дверь внедорожника и забрался следом.

– Даже не начинай, – он перегнулся вперёд и стащил с пассажирского сиденья забытую там бутылку шампанского, – будешь?