Снегурочка легкого поведения, стр. 10

– Он самый, лучший в Москве.

– И самый дорогой, – подмигивает Миша и подталкивает меня вперед.

Глава 06

Внутри нас встречает черный бархат, мягкая красная подсветка по периметру под ногами и светильники с теплым светом, свисающие с потолка. Все отражается и переотражается в огромных нескончаемых зеркалах. Ощущение, будто мы все провалились в кроличью нору и попали в какое-то нереальное зазеркалье.

Миша поправляет шубу и расслабленно идет первым по коридору, стуча по черной плитке под ногами своим посохом. Я следую за ним, цокая шпильками, и оглядываюсь на Влада, который является замыкающим в нашей развеселой компашке.

Навстречу нам с каждым шагом нарастает гомон голосов и сменяющиеся новогодние треки. Доходим до конца и замираем перед ступеньками вверх. Трое здоровенных охранников критично смотрят на нас.

– Павел Петрович уже дважды спрашивал, – выступает вперед самый огромный и манит нас ладонью к себе, – с подарком, я смотрю, – здоровый лоб сально смотрит почему-то на меня и ухмыляется.

– С подарком, – Миша закрывает меня собой, – мы пройдем?

– Давайте, – лоб со скрипом отступает, – хороша рыжая.

Я чувствую, как пронизывающий холод липко бежит по позвоночнику и в отчаянии цепляюсь за руку Миши. Он оборачивается и заглядывает мне в глаза. Там мелькает неуверенность и мне этого достаточно, чтобы впасть в панику. Я глотаю воздух ртом и пытаюсь дернуться, но Влад уверенно обнимает меня сзади и помогает подняться до конца лестницы.

– Золотой зал, – в наши спины холодно впечатывает охранник.

– Найдем, – оборачивается и бросает ему Влад.

Миша ударяет в массивную дверь посохом и распахивает, уверенно входя в квадратную черную комнату с двумя дверями. Одна обита красным бархатом, вторая золотым.

Нам, естественно, во вторую.

– Так, – когда дверь закрывается и охранников отрезает от нас, – только не показывай, что боишься. Зернов сразу поймет.

– Блядь, не надо было ее брать, – Влад обнимает меня за талию и прижимается сзади, – может, пусть тут подождет?

– Чтобы охрана перехватила? – Миша ведет подбородком и сжимает зубы, – видел, как Лекс на нее смотрел? Думаешь, упустит момент?

– Кто он такой? – интересуюсь дрожащим голосом.

– Меньше знаешь – лучше спишь, – Миша сжимает пальцами переносицу и жмурится, – короче мы рядом, в обиду не дадим.

– А как Лена справилась? – кусаю губы.

– Нормально, но там, – Влад поморщился, – даже посмотреть не на что.

– Она актриса и модель нижнего белья, – сжимаю кулаки и понимаю, что ладони стали влажными.

– Да эти доски на подиуме все на одно лицо, – он закатывает глаза, – после десятой уже неинтересно. А ты, скажем прямо, у нас малышка на миллион, – проезжается по всем моим выпуклостям, обтянутым плотно костюмом.

– Пошли, если подождет еще – придется в ярость, ты его знаешь, – Миша распахивает двери и нас неожиданно оглушает музыка и разгульные крики. Оказалось, двери здесь хорошо гасят звуки.

После приглушенных по свету коридора и холла, меня ослепляет блеском помещения. Кажется, ничего подобного в своей жизни я еще не видела. Весь зал в золоте, начиная огромными плитами под ногами, со вставленными с них красными подсвеченными кристаллами, стенами обитыми черным бархатом и украшенными золотыми и зеркальными панелями и заканчивая золотым потолком с огромными театральными люстрами из хрусталя.

Но главное в этом всем елка, она подвешена к потолку и украшена золотыми шарами. Елка как елка, только метра четыре и ее макушка со звездой упирается аккурат в пол. Вокруг новогоднего шедевра круглый стол с натуральным троном во главе.

По помещению расхаживаю полуголые и голые девицы, присаживаются на колени к мужикам за столом или на диванах и креслах по периметру. Краем глаза я зацепила парочку, которая в углу, похоже, трахалась, но смотреть туда не стала. Не хочу знать.

– Долго вы, я уже притомился ждать, – раздался голос со стороны трона, который стоял к нам спиной, – разверните, будьте добры.

Четыре лба в черных костюмах оперативно подскочили и развернули массивную конструкцию как пушинку, к нам лицом.  Я задержала дыхание, рассматривая человека в нем.

Вопреки моим опасениям это оказался на вид вполне нормальный мужчина под полтинник, правда на колене у него восседала голая блондинка. Девица манерно попивала шампанское из бокала и перекатывала между пальцами золотые цепочки, которые затейливо оплетали ее тело.

– Погуляй, малышка, – он шлепнул ее по заднице и лениво подозвал нас ладонью поближе к себе, – а вы, я смотрю, с подарком, – Зернов хищно прошелся по мне взглядом и застрял на декольте.

«Нахрена я вообще согласилось на Ленино предложение, могла бы себе тихонько клевать сейчас оливье, запивая игристым полусладким в компании кота и телика????» – Пронеслось в моей бедовой башке и сразу улетучилось.

– С подарком, – Влад выступил на первый план и протянул ему коробку из черного дерева размером тридцать на тридцать.

– Мило, – Зернов поставил коробку себе на колено, не отрываясь от меня, – хорошая снегурка, не как в прошлом году.

Блядь!!!

Дался всем прошлый Новый год и Леночка. Убью сучку, как только меня отпустят. Поеду прямо к ней домой и настучу по ее светлой башке посохом, который у Мороза отберу.

Миша стал с одного моего бока, Влад с другого и оба положили мне ладони на плечи. Не понимаю. То ли для того, чтобы не удрала, то ли для того, чтобы не свалилась в обморок.

– Подойди, – Зернов щелкнул замком на коробке и поднял крышку, – оригиналы, – усмехнулся он и вытащил золотой кокос, – надеюсь не пустой.

– Полный, – Миша даже не разжал пальцы на моем плече, удерживая на месте.

– Пусть подойдет, – лицо Зернова стало непроницаемым и откинулся на спинку своего стула, вертя в руке подарок.

Я оглянулась на Мишу с Владом и улыбнулась. Вроде пока все неплохо. Ну что он попросит… могу и стишок рассказать. Если надо, даже спляшу. Только бы побыстрее отсюда убраться. Именно от этого места и этих людей у меня натурально внутри все от страха сжимается. С теми, кто был до них даже сравнивать нечего. Тут как все равно волки… отвернись на секунду и тебя загрызут, даже ой сказать не успеешь.

– Павел Петрович, давайте договоримся, – голос Миши стал ледяным и я уже знала, что так у нее выглядит ярость.

– Ты, блядь, не слышал, что я сказал? – громыхнул Зернов кулаком по подлокотнику своего трона и оскалился. Музыка на фоне оборвалась, голые бабы мигом рассосались по углам, а охрана набычилась.

Еще немного и начнется конфликт. А их я ненавижу и твердо верю в то, что худой мир, лучше хорошей драки.